Сюжеты

КТО СТОИТ ЗА ТУРНИРОМ ПО ДЗЮДО В МАГНИТОГОРСКЕ

Этот материал вышел в № 91 от 14 Декабря 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Региональные чиновники встроились в вертикаль власти Со сменой власти в Москве и взятием курса на дистанцирование власти от бизнеса, кажется, закончилась эра политических кукловодов. Зато в регионах, куда столичные веяния обычно доходят с...


Региональные чиновники встроились в вертикаль власти
       
       Со сменой власти в Москве и взятием курса на дистанцирование власти от бизнеса, кажется, закончилась эра политических кукловодов. Зато в регионах, куда столичные веяния обычно доходят с опозданием на несколько лет, этот процесс пока еще в самом разгаре. Почти у каждого губернатора или президента республики существует свой так называемый серый кардинал в том или ином виде. Более того, наиболее честолюбивые из них, ощутив некоторый вакуум в Кремле, уже пытаются вовлечь в свои комбинации федеральных чиновников и руководителей самого высокого уровня.
       На днях в Магнитогорске состоялся турнир по дзюдо под скромным названием «Кубок президента России». Победителю вручили приз в 250 тысяч долларов. Такого вознаграждения дзюдоисты не получали еще нигде в мире. У спортивных профессионалов этот турнир сразу же вызвал массу вопросов. Почему в Магнитогорске, к которому действующий президент имел, скажем так, весьма опосредованное отношение? Под чьей эгидой проводится соревнование, о котором еще месяц назад никто и не слышал? И наконец, откуда деньги, если спонсором мероприятия является Магнитогорский металлургический комбинат, против которого недавно Федеральной налоговой полицией возбужден ряд уголовных дел за масштабное сокрытие доходов? А дело в том, что сей турнир если и представляет какой-либо спортивный интерес, то далеко не в первую очередь. Главная же его цель — политическая, и президентский кубок является лишь одним из эпизодов областной предвыборной кампании, разыгранной местными политтехнологами
       
       Какую траву косит Косилов?
       Официальным инициатором турнира считается генеральный директор Магнитки и президент хоккейного клуба «Металлург» Виктор Рашников.
       Однако в челябинской политической элите все в один голос называют Рашникова не более чем декоративным орнаментом в обрамлении турнира. Реальным же «организатором и вдохновителем» мероприятия считают областную администрацию. А конкретно — вице-губернатора Андрея Косилова.
       Фамилию этого чиновника в области произносят с придыханием, кто с почтительным, кто — со злобным. Слухов и легенд о его возможностях и влиянии на расклад сил в области накопилось столько, что кажется, виртуальный Косилов уже живет своей жизнью. Потому что, глядя на реального вице-губернатора — грузного, с солидным брюшком, с вечно усталыми глазами, — трудно поверить, что этот человек, как говорят, успевает одновременно вкладывать в уста губернатора свои мысли, одним движением пальца выкидывать из администрации не угодивших ему чиновников, сталкивать лбами местных олигархов, политических лидеров и кандидатов в губернаторы, при этом оставаясь с ними в прекрасных отношениях, а также «строить» местную прессу и социологов. Между этими делами, если верить разговорам в челябинской политтусовке, он же умудряется методично ссорить губернатора Сумина с главами соседних регионов, а также вовлекать в свои интриги часть кремлевской администрации и членов правительства. Сотрудники челябинских спецслужб не без удивления отмечают, что вице-губернатор умудряется использовать в своих интересах одновременно и начальника областного ФСБ Брагина, и его городского коллегу Ненашева. Когда автор попросил одного из местных аналитиков охарактеризовать Андрея Косилова в двух словах, тот ответил почти мгновенно: «Это наш Березовский».
       Действительно, если проследить биографию вице-губернатора, то в ней обнаруживается немало сходства с жизненным путем «злого демона российской политики». Оба в жизни своими руками не сделали и ржавого гвоздя, зато отлично умеют использовать то, что создано другими. У обоих математический склад ума, и особенно хорошо у них получается отнимать и делить. И тот, и другой занимались наукой. Каждый из них отметился в создании структур для безнаказанного выкачивания денег из карманов доверчивых граждан. Наконец, оба пережили реальное покушение, после чего стали весьма почтительно относиться к религии, причем оба к православной. Правда, есть и одно отличие: существенное место в карьере Андрея Косилова занимала работа в комсомоле. Впрочем, есть мнение, что если бы Борис Абрамович не так уж сильно внешне соответствовал своему пятому пункту, то и здесь была бы полная аналогия.
       Как и Березовский, Андрей Косилов формально не является владельцем «заводов, газет, пароходов». И должность у него на первый взгляд достаточно скромная: в администрации он отвечает за социальный пакет и сельское хозяйство. Однако реальное его влияние в крупнейшем индустриальном регионе таково, что в среде челябинских острословов уже давно в ходу слоган: «Мы говорим Сумин, подразумеваем — Косилов».
       
       Огненный ветер конъюнктуры
       О своей карьере будущий кардинал, как утверждают одноклассники, начал задумываться еще в школе. Первым делом он поступил в Челябинский институт механизации и электрификации сельского хозяйства, где на должности профессора был его отец. Начинал со штабных должностей в стройотряде «Нива», затем стал секретарем комитета ВЛКСМ института. В течение последующих пяти лет верой и правдой служил комсомолу, вернее, комсомольскому начальству. Коллеги его недолюбливали за стремление выслужиться любой ценой со всеми вытекающими отсюда последствиями.
       К началу 1989 года Андрей Косилов понял, что комсомольская кормушка скоро прикажет долго жить, и быстро перестроился, став помощником директора Сосновской птицефабрики Михаила Лежнева на выборах народных депутатов СССР. Благодаря этому скромному трамплину он сумел прыгнуть сразу через несколько ступенек и занять должность управляющего делами областного Совета народных депутатов. Здесь же он и сблизился с возглавлявшим совет Петром Суминым. Но положение завхоза мало устраивало Косилова. Постепенно он сблизился с председателем облсовета и стал де-факто его идеологом. К этому моменту относится и начало политических шараханий обычно степенного председателя облсовета между ГКЧП и Ельциным, Ельциным и Хасбулатовым. Первый опыт улавливания конъюнктуры у идеолога оказался неудачным, и после событий 1993 года Косилов оставил своего хозяина и подался в бизнес.
       Он успел поработать в компании «Уралинвест», которой приписывали тесные связи с криминалом, однако сумел вовремя соскочить с подножки и возглавил Чековый инвестиционный фонд «Атлант». Здесь он познакомился и близко сошелся с бизнесменом Михаилом Юревичем, который впоследствии стал финансовым гарантом его политических комбинаций. С ходу Косилов не уяснил, что отношения в челябинском бизнесе несколько «конкретнее» политических интриг, и едва не поплатился за это жизнью. Некоторое время Косилову удавалось маневрировать между несколькими хозяевами, однако выбор сделать все-таки пришлось: 7 декабря 1995 года Михаил Лежнев был убит. На следующий день киллер выпустил пять пуль в самого Косилова, но тот выжил. Охрану и лечение обеспечил Юревич, о чем впоследствии не пожалел.
       Выйдя из больницы, Андрей Косилов решил, что чисто конкретный бизнес — это не для него. Тем более на дворе стоял уже 1996 год, политическая ситуация несколько изменилась, и, ощутив ветер перемен, он снова двинулся в политику и вернулся к Сумину. Ветеран КПСС простил блудного сына и поручил ему организацию предвыборной кампании. После победы Косилов становится заместителем Сумина по социальным вопросам, а Михаил Юревич благодаря его протекции выходит в лидирующую группу челябинских бизнесменов. Социалка, к которой позже добавилось и сельское хозяйство, особо престижными обязанностями не считалась. Да Косилов, по существу, этими вопросами всерьез и не занимался. Главными его целями было сосредоточение в своих руках финансовых потоков (одно время он контролировал до 70% бюджетных средств) и наращивание политического веса. Не имея опыта управления, Андрей Косилов имел другой капитал — аппаратное маневрирование. Умело ориентируясь в коридорах власти, обрастая связями и союзниками, он постепенно теснил первого вице-губернатора Владимира Уткина, в общем-то и тянувшего на себе управление областью, и в конце концов стал «вторым первым» вице-губернатором и получил под свой контроль кадровые вопросы и силовые структуры.
       
       Развод областного масштаба
       Еще два года назад Андрей Косилов достиг такой степени влиятельности, что стал фактически главным политическим тяжеловесом в регионе. Здесь его математические способности проявились во всей красе. Для начала он вновь настроил губернатора на волну политической конъюнктуры, и на сей раз удачно: за прошедшие четыре года Петр Сумин побывал и верным зюгановцем, и верным лужковцем и теперь является верным путинцем и уверенно держится на плаву. Попутно, чтобы окончательно стать кардиналом при губернаторе, Косилов принялся методично изолировать его от соратников и коллег. Выведя за пределы «доступа к телу» всех чиновников челябинской администрации, «второй первый» принялся сталкивать губернатора лбами с соседями. Особенно показательна в этом смысле история со свердловским губернатором Эдуардом Росселем. Тот долго добивался строительства в Нижнем Тагиле «стана-5000», который бы существенно помог региону в выходе из кризиса. И когда вопрос был практически решен, Петр Сумин внезапно выступил с альтернативным предложением о строительстве стана на Челябинском трубопрокатном заводе. Идею подхватил противник Росселя — полпред президента в Уральском округе Петр Латышев. Решение правительства по Нижнему Тагилу есть, и остановить этот проект уже невозможно. Но Косилов, вкладывая эту информацию в губернаторские уста, добивался совсем других целей — и добился: самолюбивый Россель серьезно обиделся на своего южного соседа.
       Зато к бизнесменам с севера отношение у Косилова совсем другое. Он, в частности, ввел в местную элиту известного бизнесмена, руководителя Уральской горно-металлургической компании Искандера Махмудова и уговорил того поддержать предвыборную кампанию Петра Сумина. Сам Косилов интригами и подставами нажил себе в области немало врагов и понимает, что ему выдвигаться в губернаторы бесполезно. К тому же он из тех людей, у которых, как говорится, все написано на лице. Поэтому шансов на выборах у него нет, зато есть возможность выдвинуть своего человека.
       
       Главное — вовремя обыграть соперника
       Эта шутка, как говорят, стала в последнее время любимым изречением Косилова, как и положено, увлекшимся в последнее время борьбой дзюдо. Это он сумел пробить идею турнира на Кубок президента России, умудрившись убить сразу нескольких зайцев. Спонсирует турнир Виктор Рашников, которому Косилов намекал на прекращение преследования со стороны налоговой полиции. Кроме того, главе Магнитки обещан в подарок после выборов челябинский завод «Мечел». Немало обещаний он успел под этот турнир раздать и другим известным людям, причем в некоторых случаях одно и то же обещано совершенно разным субъектам и конфликт между ними уже предопределен.
       Если бы в президентской администрации знали или хотя бы догадывались, как и в каких целях хотят использовать имя главы государства, турнир, конечно, под таким названием не состоялся бы. Но отменять было уже поздно.
       Так что, когда закончатся борцовские приемы на ковре и победитель получит 250 тысяч долларов, вокруг ковра и под ковром начнутся не менее эффектные броски, в просторечии именуемые «кидаловом».
       А чтобы финал не был столь мрачным, Косилов пригласил в Челябинск на гастроли звездный состав КВН во главе с самим Александром Масляковым. Ребятам будет чему посмеяться...
       
       Выборы без выбора
       Недоучившийся аспирант сельхозинститута Андрей Косилов оказался весьма талантливым самоучкой в предвыборных технологиях. Одного из кандидатов, Владимира Уткина, он умелыми интригами лишил административного ресурса и позаботился об изрядном уменьшении ресурса финансового. В штаб другого сильного конкурента — Валерия Гартунга — Косилов внедрил нескольких «засланных казачков». Там в конце концов разобрались и агентов повыгоняли, но в итоге впустую потеряли целый месяц, что не может не сказаться на результате выборов.
       Сам же Косилов фактически курирует двух кандидатов — самого Сумина и экс-сотрудника ФСБ Гришанкова. Если на Кубке президента Владимиру Путину понравится Гришанков, будет разыгран вариант «преемник». Косилов убедит губернатора снять свою кандидатуру в пользу поколения чекистского NEXT. Если президенту больше понравится действующий губернатор — он и победит на выборах. А при таком раскладе Косилову и менять ничего не надо. Так что Косилов остается у руля области в любом случае. Поэтому местные аналитики и назвали 24 декабря днем выборов без выбора.
       Так или иначе, но таланту Андрея Косилова следует отдать должное. Фактически с нуля, не имея поначалу ни властной, ни финансовой поддержки, он сумел добиться того, что в регионе ни одно серьезное событие не происходит без его прямого или косвенного участия. Более того, челябинский Березовский почти сумел втянуть в свои интриги даже президента России. Набрав политический вес, он после выборов активно будет набирать вес экономический, так что область ждет новый и, скорее всего, очень серьезный передел собственности.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera