Сюжеты

НОВОЙ РОССИИ НУЖНА НОВАЯ ПРОКУРАТУРА

Этот материал вышел в № 92 от 18 Декабря 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Российскую прокуратуру потрясает один скандал за другим. Но происходит это не из-за недостаточности профессионализма. Корни проблемы лежат намного глубже Генеральная прокуратура Российской Федерации отдельным постановлением отказала в...


Российскую прокуратуру потрясает один скандал за другим. Но происходит это не из-за недостаточности профессионализма. Корни проблемы лежат намного глубже
       
       Генеральная прокуратура Российской Федерации отдельным постановлением отказала в возбуждении уголовного дела в отношении первого президента России Бориса Ельцина и членов его семьи. Они проходили в качестве свидетелей по так называемому делу Mabetex. Об этом в среду журналистам сообщил руководитель следствия по этому делу Руслан Тамаев. Дело прекращено в связи с пунктом 2 статьи 5 УПК РФ — за отсутствием состава преступления
       
       Но, несмотря на более чем благоприятное для имиджа страны и имиджа ее первого президента решение Генеральной прокуратуры, возникает вопрос: почему так называемое дело Mabetex закрыто лишь сейчас, и почему только сегодня, то есть спустя почти два года после громкого скандала, наша правоохранительная система сделала то, что должна была сделать в кратчайшие сроки и в максимально открытом режиме? За это время в западной прессе были напечатаны сотни статьей, порочащих не только первого демократически избранного президента страны, но и всю страну, тысячи деловых людей смогли благодаря грязному скандалу изменить свое мнение о России, сотни миллионов долларов вместо того, чтобы прийти в Россию, были вложены в другие страны.
       Можно вспомнить и другие «успехи» нашей правоохранительной системы — дело Никитина из норвежской экологической организации «Белуна», который в ожидании суда сидел в тюрьме, затем был отпущен, дело Эдмонда Поупа, по которому до сих пор вопросов остается больше, чем ответов, дело об убийстве журналиста «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова и т.д. До сих пор нераскрытыми остались такие знаковые для последних лет дела, как убийство Владислава Листьева, террористические акты в Москве, взрывы домов. Впрочем, всех скандальных дел, которые потрясали общественное мнение за последние годы, было столько, что перечислить невозможно.
       
       Однако даже по тем делам, которые Генеральной прокуратуре удается довести до суда, далеко не всегда выносится обвинительный приговор. В эти дни как раз начался процесс по обвинению в убийстве журналиста Дмитрия Холодова. Однако ожидания у общественности по поводу перспектив этого дела не самые радужные. Уже много было написано о слабости доказательной базы, собранной правоохранительными органами.
       В целом же можно говорить о серьезном кризисе российской правоохранительной системы: чаще всего это объясняют тем, что в ней перевелись профессионалы. Но это не так: они всегда были и будут. Конечно, многие опытные следователи ушли из органов в коммерческие структуры или просто на пенсию, но многие, несмотря на мизерную заработную плату и постоянные трудности, остались.
       Российские власти неоднократно заявляли о своем желании реформировать правоохранительную систему так, чтобы она отвечала всем требованиям современности. Однако дальше разговора дело пока не доходило.
       Реформа уже назрела, и не замечать этого невозможно. Сегодня та же самая прокуратура сконцентрировала в своих руках сразу три функции. С одной стороны, ее сотрудники ведут следственные действия и ведут, надо отметить, не всегда успешно. С другой стороны, прокуроры выступают обвинителями в судах от имени государства. И кроме этого, правоохранительные органы выполняют функции надзора.
       Нелепо смотреть, как дело, о судебных перспективах которого прокурорские работники заявляли с полной определенностью, рассыпается на глазах. Иногда обвинение признает свою неправоту даже на этапе следствия, а затем вновь возобновляет расследование. Достаточно вспомнить дело владельца «Медиа-Моста» Владимира Гусинского. Сначала олигарха берут под стражу, затем, подержав в заключении пару дней, отпускают, а еще через неделю заявляют, что дело закрыто «за отсутствием состава преступления». Но всего лишь через два месяца вновь начинают расследование и даже выдают постановление на арест подозреваемого. Теперь все эти хитросплетения российской правоохранительной мысли будут оценивать в испанском суде. По словам адвокатов Владимира Гусинского, документы, присланные российскими правоохранительными органами в Испанию, изобилуют неточностями. Может быть, это и не так, но, учитывая всю предысторию события, верится почему-то именно адвокатам. И даже если России удастся добиться выдачи олигарха и он предстанет перед справедливым судом, то какой огромный ущерб имиджу страны будет нанесен за месяцы, которые продлится сам процесс в Испании?
       Интересно в этой связи и заявление американского шпиона Эдмонда Поупа после того, как он был помилован российским президентом. Он, в частности, заявил, что, судя по процессу в суде, он не надеялся на то, что повторное разбирательство в суде высшей инстанции приведет к оправдательному приговору. И это при том, что вся доказательная база была собрана, как признал суд, в полном соответствии с законом. Суд признал Поупа виновным, но сомнения, которые выдвигались в прессе, привели к тому, что в странах Запада смогли усомниться в беспристрастности российской судебной системы.
       
       Говоря о реформе правоохранительной системы вообще и органов прокуратуры в частности, нужно осознавать, что нельзя «рубить сплеча». Всякие изменения требуют тщательной проработки на самом высоком государственном уровне. Первый шаг, который следовало бы сделать, по мнению очень многих экспертов, уже в ближайшее время, — это разграничение функций следствия, обвинения и надзора. Объективно за органами прокуратуры можно было бы оставить лишь функции надзора за проведением всех следственных и процессуальных действий. Прокуроры должны представлять в суде позицию обвинения, то есть государства. Всю же доказательную базу следует собирать правоохранительным органам и спецслужбам.
       Одновременно прокуратура могла бы тщательнее и беспристрастнее следить за тем, как соблюдаются все требования закона при формировании доказательной базы. Сегодня же прокурорские работники фактически сами формируют эту базу и сами же за собой надзирают. Отсюда и множество провалов в судебных процессах, выиграть которые, казалось, было так просто.
       По совершенно понятным причинам разделение функций надзора и следствия привело бы к более аккуратной работе и правоохранительных органов, сотрудники которых осознавали бы, что постоянно находятся под пристальным вниманием и контролем. Конечно, прокуратура ни в коем случае не должна превратиться в орган, который бы мешал работать милиции, службе налоговой полиции или ФБС. Но создать некую систему сдержек и противовесов, систему контроля просто необходимо.
       Первое, что предстоит сделать уже в ближайшее время, — это внести изменения в федеральный закон о прокуратуре. Однако сделать это можно лишь в том случае, если идею реформы поддержат все ветви власти. Россия постепенно меняется, должны меняться и правоохранительные органы. Существующее сегодня положение, при котором прокуратура одновременно совмещает в себе функции надзора, представления государственного обвинения в судах и следствия, была сформирована еще в сталинские времена. Тогда подобная система работала без сбоев, но то общество не было демократическим. Россия смогла избавиться от тоталитаризма, стала демократической державой и декларирует такие принципы, как равенство всех перед законом. Именно поэтому сегодня наша страна должна показать всему миру, что мы можем не только заниматься декларацией тех или иных демократических принципов, но и успешным воплощением их в жизнь.
       
       Даже первый шаг в сторону реформирования правоохранительной системы и создания по-настоящему эффективного надзорного органа приведет к укреплению доверия к нашей стране со стороны иностранных государств, частных предпринимателей и в конечном счете будет способствовать устойчивому развитию страны в третьем тысячелетии. У российского правительства сегодня есть поддержка не только президента, но и депутатов Государственной Думы и глав российских регионов. Не воспользоваться таким уникальным шансом сегодня было бы непозволительной ошибкой.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera