Сюжеты

ВОЛОГОДСКИЙ БЕСПРЕДЕЛ

Этот материал вышел в № 92 от 18 Декабря 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Жизнь глубинки во многом просто калька со столичной: свои скандалы, свои информационные войны, и не только информационные. Сегодня они сотрясают даже патриархальную Вологодчину Уже несколько лет основное поле битвы здесь — алкогольный...


       
       Жизнь глубинки во многом просто калька со столичной: свои скандалы, свои информационные войны, и не только информационные. Сегодня они сотрясают даже патриархальную Вологодчину
       
       Уже несколько лет основное поле битвы здесь — алкогольный рынок. Вологодская область стала одним из российских центров производства водки. Это единственный регион, где на заведомо прибыльное дело выделили дотацию из городского бюджета — 6 рублей на бутылку. В общем, есть за что бороться.
       До последнего времени в этой борьбе преуспевал Виталий Плугарев. Появившись в Вологде три с половиной года назад и представляясь повсюду помощником Чубайса по особым поручениям, он быстро очаровал провинциальный истеблишмент, вошел в доверие к губернатору и подгреб под себя алкогольный бизнес. Возглавил фирму «Вагрон» — крупнейший в регионе ликероводочный завод, затем начал брать под контроль всех мало-мальски серьезных производителей алкоголя. Для этого создал при участии обладминистрации холдинг «СеверАлко», куда вошли упомянутый «Вагрон», Череповецкий и Великоустюгский ЛВЗ (в каждом более 50% акций принадлежит государству). И все шло хорошо, пока одна из «жриц любви», посмотрев телевизор, вдруг не узнала в Плугареве своего истязателя: в прошлом году тот с приятелем якобы издевался над ней в номере гостиницы «Спасская», под угрозой оружия заставлял танцевать на столе и декламировать стихи. Затем еще две девушки заявили, что Плугарев домогался их, угрожая расправой.
       Олигарху вологодского разлива, взятому под стражу в лучших традициях «маски-шоу» и отпущенному затем под подписку о невыезде, инкриминировали сразу три уголовные статьи. Параллельно Плугарева обвинили через прессу в том, что он, во-первых, продавал водку местных заводов за пределы области, а взамен ввозил дешевую северокавказскую. Во-вторых, сделал все для банкротства Череповецкого ЛВЗ, стремясь впоследствии купить его по дешевке. Только вексельные операции с одним проблемным московским банком обернулись для завода потерей 31 млн рублей. В-третьих, довел до фиктивного краха и само «СеверАлко»: долги холдинга партнерам превысили, по некоторым оценкам, 140 млн рублей, из них не меньше 80 млн — «Вагрону». Получается, что водочный король задолжал сам себе.
       В итоге губернатор Вячеслав Позгалев с грустью констатировал, что власть проиграла «водочной мафии, у которой оказалось больше денег и длиннее руки». А прогубернаторские СМИ заговорили о кознях администрации президента и о том, что память проститутки «освежили специально обученные люди». Последнее очень похоже на правду.
       История с Плугаревым, кстати, чем-то напоминает историю с Евгением Ивановым, генеральным директором череповецкого промышленного гиганта «Азот». В сентябре 1996 года г-н Иванов, нарушив правила дорожного движения, выскочил на железнодорожный переезд и столкнулся с дрезиной. Два человека погибли. Уголовное расследование шло ни шатко ни валко вплоть до минувшей осени. В октябре прокуратура Пошехонского района выдала санкцию на розыск и задержание г-на Иванова. Но вологодские милиционеры по непонятным причинам не стали выполнять следственное поручение соседей.
       Может, и простое совпадение, но в тот момент г-н Иванов восстал против главы газпромовского дочернего предприятия «Межрегионгаз» Валентина Никишина, положившего глаз на крупнейшие химические производства России, в том числе на «Азот». Пока г-н Иванов правильно понимал линию «газовой партии» и загонял родное предприятие в расставленные г-ном Никишиным ловушки, никто не вспоминал о его прошлых грехах...
       Еще один показательный пример вологодского бизнеса. Директор компании «Карат» Николай Дикаревский, в прошлом рабочий-передовик сталепрокатного завода, заключил с администрацией Череповецкого района договор на аренду здания бывшего молокозавода на 25 лет. Вложив большие деньги, превратил производственный корпус в торговый центр, где разместились известные в Череповце фирмы. В местный бюджет потекли средства от аренды. А потом райадминистрация неожиданно освободила от арендной платы одно из въехавших в торговый центр предприятий. Когда же Дикаревский воспротивился, началась эпопея бесконечных судебных процессов. Апофеозом стал штурм здания в апреле 1998 года с применением слезоточивого газа. В ходе операции в торговом центре были украдены документы, деньги, полиграфическое оборудование, оргтехника, стиральная машина, телефонная станция «Панасоник», служебный автомобиль «Жигули» и даже отделочные материалы. Дикаревский до сих пор доказывает свою правоту в судебных инстанциях. Ее признал даже федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в Петербурге, но, как оказалось, череповецким властям суд не указ...
       Такой вот беспредел достался в наследство главному федеральному инспектору по Вологодской области — бывшему комсомольскому вожаку Владимиру Золотову. Ему, конечно, можно посочувствовать, если бы не одно «но». До последнего времени он служил начальником здешнего управления налоговой полиции и, следовательно, не был сторонним наблюдателем. Сейчас, когда вологодские силовики снова ввязываются в разного рода экономические игры, происходит это, вероятно, не без санкции г-на Золотова.
       Скорее всего, Вологодчину ждут новые потрясения: всем известно о натянутых отношениях между Золотовым и губернатором Позгалевым. А когда паны дерутся, у холопов чубы трещат.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera