Сюжеты

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО БАНКРОТСТВА

Этот материал вышел в № 92 от 18 Декабря 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ОАО «Варьеганнефтегаз» (ВНГ) — некрупное, но весьма эффективное нефтедобывающее предприятие. Неудивительно поэтому, что в результате возбужденного в прошлом году против него дела о банкротстве оно оказалось под внешним управлением,...


       
       ОАО «Варьеганнефтегаз» (ВНГ) — некрупное, но весьма эффективное нефтедобывающее предприятие. Неудивительно поэтому, что в результате возбужденного в прошлом году против него дела о банкротстве оно оказалось под внешним управлением, истинной задачей которого было не оздоровление производства, а смена собственника
       
       По результатам 1998 года (до начала процедуры банкротства) годовой объем добычи ОАО «Варьеганнефтегаз» составил 2,6 млн тонн нефти. Находясь под управлением материнской компании «Сиданко», ВНГ работал прибыльно, неуклонно наращивал добычу, снижал производственные расходы и своевременно производил текущие налоговые платежи.
       Вместе с тем, как и все российские добывающие компании (за исключением разве что «Сургутнефтегаза»), ВНГ имел кредиторскую задолженность, накопившуюся в начале 90-х годов, другими словами — в период неплатежей. К началу 1999 года она составляла 760 млн рублей. Из них 300 млн — это долги по текущим коммерческим операциям, а большая часть оставшейся суммы сформировалась за счет пеней и штрафов.
       Чтобы иметь возможность вкладывать деньги в развитие производства, долги государству ВНГ гасил постепенно. В 1997 году его фискальные отчисления составили 108% суммы начисленных налогов и платежей во внебюджетные фонды, в 1998 году — 125%, а в I квартале 1999 года (к моменту возбуждения дела о банкротстве ВНГ) — 250%. При этом стоимость основных фондов ВНГ и потенциальный доход от реализации его нефти значительно превышали сумму кредиторской задолженности. Таким образом, вполне очевидно, что ВНГ был вполне жизнеспособной компанией и имел предпосылки для окончательных расчетов с кредиторами, поэтому причин для регулирования его деятельности извне не было.
       Действующий закон о банкротстве это сделать, тем не менее, позволял. И роль «борца за справедливость» в данном случае взял на себя Окружной фонд обязательного медицинского страхования ХМАО. Весной 1999 года, сославшись на задолженность ВНГ, составившую смехотворную для такого предприятия сумму 1,5 млн рублей, фонд обратился в арбитражный суд с требованием признать предприятие несостоятельным. Суд ХМАО иск удовлетворил и, опираясь на решение собрания кредиторов, с 15 июля ввел на ВНГ внешнее управление.
       Между тем, чтобы заставить ВНГ ускорить расчеты, фонду достаточно было обратиться в налоговую полицию или в тот же суд с требованием взыскать задолженность ВНГ в принудительном порядке. Опыт подобной «работы» ГНИ с коммерческими фирмами весьма наглядно демонстрирует, что действуют эти меры эффективно и кредиторы получают деньги очень быстро. В то же время процедура банкротства, как правило, подразумевает введение на предприятии внешнего управления, а значит, и то, что выплаты по долгам (согласно закону о банкротстве) должны быть заморожены как минимум на год. Другими словами, после начала процедуры банкротства фонду рассчитывать на скорое получение так необходимых ему денег уже не приходилось, а значит, и смысла в банкротстве ВНГ для него не было.
       После того как постановление о введении внешнего управления в ВНГ вступило в законную силу, его трудовой коллектив направил губернатору ХМАО письмо с просьбой прекратить передел собственности. Данное обстоятельство в судебной практике российской «нефтянки» является беспрецедентным: как правило, работники «банкрота» просили избавить их от «материнской» компании из-за того, что та лишала их возможности развития. Обычно подобные письма появляются лишь после того, как на ключевые посты потенциального банкрота уже внедрены сотрудники будущего покупателя. И разумеется, компания-претендент к тому времени бывает уже известна. Соответственно вполне очевидно, что банкротство ВНГ изначально было ориентировано на передачу прав управления его активами (равно как и финансово-сырьевыми потоками) конкурентам компании.
       В принципе перекупить необходимый объем долгов «банкрота» можно всего за пару месяцев — это, как говорится, дело техники. Именно так стали развиваться события в ВНГ. В определенный момент в реестре кредиторов появилась компания «Альянс-Капитал», которая на исходе первого полугодия банкротства предприятия стала его крупнейшим кредитором. Согласно заявлениям пресс-службы «Альянса», на тот момент ему удалось собрать около 70% задолженности ВНГ.
       Имея на руках столь большой объем «голосующих» акций (то есть позволяющих без помех проводить удобные решения через собрание и комитет кредиторов), кредитор мог легко использовать нефть ВНГ в собственных интересах. А именно — устанавливать цену ее продажи, формировать партнеров и направление поставок.
       Не исключено, что именно поэтому со временем основным поставщиком нефти «Варьегана» стало ЗАО «Альянс Ойл». Более того, к концу года долги этой фирмы «Варьеганнефтегазу» за поставленную нефть превышают 10 млн долларов. Напомним, что одним из крупнейших кредиторов предприятия согласно реестру значится компания «Альянс-Капитал». Обе структуры — стопроцентно дочерние компании ОАО «Группа «Альянс», которая и через прессу уже объявила о своих притязаниях на ВНГ. Однако уже сейчас в одних руках оказались и нефть, и капитал нефтяного предприятия.
       Ситуация эта не только противоестественна, но и противозаконна: один из кредиторов делает «нехилые» деньги на операциях с нефтью и финансами «Варьеганнефтегаза» в ущерб другим кредиторам. Вполне возможно, что прекратить процедуру банкротства кредиторы (читай: «Альянс») не хотят, а от предложенных им денег отказываются.
       Откуда взялись деньги у банкрота? — спросите вы. Дело в том, что еще летом этого года материнская компания ВНГ — холдинг «Сиданко» — погасила его задолженность перед кредиторами, причем единовременно и в полном объеме. Кроме того, «Сиданко» способствовал и погашению задолженности ВНГ перед бюджетной системой РФ. В соответствии со статьей 313 Гражданского кодекса РФ кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом. При этом согласно статьям 382—387 Гражданского кодекса в этом случае к третьему лицу, в нашем случае к «Сиданко», переходят права кредитора по обязательствам должника. Другими словами, законных причин для сохранения ВНГ под внешним управлением более уже не существует.
       То есть фактически (и юридически) ОАО «Варьеганнефтегаз» банкротом не является. Просто потому, что долгов у компании нет, они выплачены «Сиданко», а на нет, как известно, и суда нет.
       Однако, несмотря на очевидные требования законодательства, по решению суда ХМАО 7 августа 2000 года без какого-либо обоснования внешнее управление в ВНГ было продлено на 6 месяцев. Решение это в свете сказанного выше — более чем странное.
       Странные вещи стали твориться и с внешним управляющим ВНГ, назначенным на эту должность все тем же ханты-мансийским судом.
       Новый, уже третий по счету управляющий ВНГ Антон Лычагин оказался перед выбором: признать погашение долгов ВНГ со стороны «Сиданко» и тем самым прекратить процедуру его банкротства — или тянуть процесс, сохраняя тем самым финансово-сырьевые потоки предприятия в руках почувствовавших вкус «больших денег» кредиторов.
       Получилось же следующее: управляющего попросту не пустили на рабочее место. Кстати, аналогичным образом администрация предприятия поступила и с предшественником Лычагина.
       Как говорят в Одессе, вы будете смеяться, но это таки так: с лета Лычагин не может приступить к исполнению своих обязанностей в ВНГ. Происходит это потому, что, как оказалось, ни суд, ни правоохранительные органы не способны помочь управляющему.
       Очевидно, что «проект «Варьеган», особенно при нынешних сверхвысоких ценах на нефть, приносит тому же кредитору такую прибыль, которая позволяет элементарно «забыть» и о выплаченных долгах, и об управляющем. «Варьеганнефтегаз», в свою очередь, лишается всяких надежд на развитие, потому что ни один инвестор, не имея полноценных прав на активы предприятия, не станет вкладывать деньги в производство.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera