Сюжеты

ЖАЛОБА ЛИСТЬЕВ НА ЖИРАФА

Этот материал вышел в № 92 от 18 Декабря 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Помню ночь в командировке, когда спала в шубе и меховой шапке под матрасом, и все равно холод доставал. Но это было в Сухуми за день до начала бомбежки, за окном минус пять, а не двадцать, как в Приморье. И потому не могу представить себе...


       
       Помню ночь в командировке, когда спала в шубе и меховой шапке под матрасом, и все равно холод доставал. Но это было в Сухуми за день до начала бомбежки, за окном минус пять, а не двадцать, как в Приморье. И потому не могу представить себе ф и з и ч е с к и, как можно м е с я ц так существовать. Лишь тупо гляжу на людей в тулупах и валенках под одеялом... Краны без воды, и нечем обмыть грудных детей, и не в чем кипятить шприцы, и два голых мосла в тазу в третий раз варят для больных — что это? Великая страна или грандиозная наглость? Власть не имеет права лосниться рожей, если пеленки у тысяч детей не сохнут в комнате. А Госсовет (опять они тут — Моссовет, Поссовет) в роскоши царских палат текст гимна жует. И дьявольский хоровод вокруг, где маска губернатора («Еще бы два-три годика!..») сменяется маской полоумного элдэпээровца («Ах, бабушка замерзла, крику сколько!»). Что это? А Путин еще раз «не прилетел» на место беды... А зампред Госдумы (соединить чин с лицом не могу, не соединяется, как стилистическая ошибка) винит «акул» с телекамерами, что мешают доедать то, что не досталось больным и замерзшим. Гойя и Босх в одном флаконе...
       А третье (или какое там?) лицо государства в муках рожает ответ на попытку снять одного партийца: «Эта эфемерная мысль с чем-то подковерным связана». А генерал умоляет боевика выйти из леса на переговоры (нам в телекамеру: «На этом Гелаеве нет большой крови»). А то мы не считали павших под Комсомольским. А губернатор объявляет, что свет отключают жиды, и дремучий зал вопит: «Любо, батька!». И президент на всякий случай молчит — вдруг это наше будущее.
       Что делать нам, непьющим, после таких новостей (а других-то нет, сказал доктор Борменталь)? Где утешение, чтобы не съехать с ума? Мое — в природе, где все честно: догнал — сожрал, удрал — живешь далее. Вот узнала, почему жираф не ест листья с двух деревьев подряд, — и полегчало. Пока он ел с первого дерева, оно послало сигнал тревоги, и листья соседей выпустили чуть-чуть яда. Жираф это знает и ищет дерево, которое не приняло сигнала. Или в реке увидел не то змею, не то водяную ящерицу (тоже без ног). Как отличить? Зоологи дают прелестный совет: если долго смотреть ей в очи, ящерка рано или поздно моргнет, змея — никогда.
       Знакомая дама просит ей позвонить «до Льва Новоженова». Я поняла, что до 3-х часов («Старый телевизор»). «Да, — подтвердила она. — Мне нравятся люди, которых он... (поискала слово) пытает». А я люблю, как она говорит. Как Мордюкова, Горюхина. Я называю это «своими словами». Моя тетка так говорила: «Дай почитать роман про любовь. Только длинный. Чтоб не сразу сошлись». А Новоженов нанес мне ущерб, отодвинув «Скорую помощь» своей белибердой «Тушите свет». Сам автор с тоской во взоре слушает свою куклу по имени Хрюн Моржов. Не знаю, мне все время неловко за кукол и их папу Карло.
       Кто не смотрит на НТВ «Скорую помощь», много теряет. Каждая серия — отдельный и сполна художественный фильм. Не вижу банального характера, клишированной ситуации, не слышу пустого диалога. Ни один сюжетный ход мне ранее не встречался. Примеры наугад: блестящий хирург мелочно изводит и выживает коллег, не может простить никому, что сам необаятелен, не пользуется успехом как личность; родители запирают лекарства и стиральные порошки, но витамины держат открыто — ребенок отравился железом в составе драже и умер; самые добрые врачи, боясь за пациентов, третируют ВИЧ-инфицированную сотрудницу, поддержку ей оказывает недобрая заведующая; причиной недуга 12-летней пациентки оказывается ее беременность; на ответственную должность приняли женщину, которая оказалась невменяемой; вместо отца к потерпевшему пришел его убийца и т.п. А как объяснить, что актеры, все до единого, играют безупречно? Мне кажется, это их лучшие роли. Они как-то не «играют», а живут естественно врачами и сестрами, санитарами и пациентами. И такая опрятность во всем — что картинка, что текст, что психология, что созревание и разрешение конфликта... (Кажется, неверно выстроила ряд, но черт с ним, я — не критик.)
       Голландия разрешила эвтаназию. И сразу взвинтился вечный спор: можно-нельзя. И все кругом правы. Прав лучший (по-моему) судья Пашин: люди хотят уйти не из жизни, а от боли, а это проблема уровня медицины, а не закона. Прав журналист Черкизов: при всех доводах «против» человек решает сам. Когда-то этот спор уже шел, и я спросила хирурга и писателя Юлия Крелина, что он думает. «А при чем здесь врачи? — ответил он. — Пусть обращаются в ЦК партии, а те назначают «исполнителей». Врач не может остановить жизнь. По определению». Он тогда закрыл для меня тему. Но позже узнала людей, даже не больных, которые мечтали о «тихой таблетке», потому что смертельно устали. Жизнь бывает обременительной и невыносимой. Верующий скажет: грех. Судья Пашин скажет: меняйте условия, дайте отдых. И снова все правы. Поистине казнить нельзя помиловать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera