Сюжеты

НЕ ЗРЯ СЕМЕН БУРАВИЛ НОЧЬ, ЛИХУЮ ПОДАРИЛ НАМ ДОЧЬ

Этот материал вышел в № 93 от 21 Декабря 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Вы, наверное, догадываетесь, что телевизионная Семеновна на самом деле совсем не Семеновна. Она — Григорьевна. Марина Григорьевна Голуб. Ее называют и Машей, и Маней, друзья по еврейскому театру «Шалом» — «Эх, Абрамовной!», а приятели по...


       
       Вы, наверное, догадываетесь, что телевизионная Семеновна на самом деле совсем не Семеновна. Она — Григорьевна. Марина Григорьевна Голуб. Ее называют и Машей, и Маней, друзья по еврейскому театру «Шалом» — «Эх, Абрамовной!», а приятели по канадскому мюзик-холлу «Эх, Джоновной!»
       Она говорит, что вошла в свой возраст. А может, просто попала в струю. Много лет она играла эмоционально-насыщенных и сильных женщин практически безвестно. И только секундное «Надо, так надо» в милом сюжете про начальника из рекламы «Рондо» сделало ее узнаваемой. А истинно народная Семеновна уже через год после своего рождения побывала на ТЭФИ
       
       — Наш проект абсолютно самобытный. Это не калька с импортной программы, ведь частушки нигде, кроме как в России, не поют. Есть всякие забавные песенки в стиле банджо, в Ирландии например. Но частушка — куплетик с крепким словцом — наше изобретение. И передачу смотрят не столько в Москве, сколько за ее пределами. Людям надоели мексиканские барышни, и политика их утомляет, а тут на экране бабы и мужики как будто из соседней деревни. Народные костюмы, народные темы, понятный образ мышления. В деревнях, между прочим, говорят в рифму. Рифмы иногда неточные, но мелодика речи совершенно особая. К нам на передачу как-то приехали дед с бабкой. Живут без света, без газа, без воды. Но обращаются друг к другу только стихотворно: «Ах ты, милая, налей!» — «Что ж ты, старый, милый пень?» У меня бабушка родом из Тульской губернии, тоже говорила в рифму. Когда ее упрекали, что замуж не выходит, отвечала: «На тебя я нагляжуся и спокойно спать ложуся».
       — В вашей передаче самая яркая рубрика — «Политинформация». Кого в народе больше любят? Вы ведь можете составлять собственные рейтинги.
       — Мы наблюдали все сложные изгибы народной любви к Ельцину, потом к Путину. Особенно нежно женщины относятся к Жириновскому. Для них он просто проповедник сексуальной революции. Поют про Чубайса — про «рыжую шевелюру», про «подсолнух на лугу». Политиков воспринимают просто, ни в чем человеческом им не отказывают.
       «Раньше была пятилетка
       И работа планова.
       Немцов любит Хакамаду,
       Ну а я — Зюганова».
       
       «Путин Володя» чаще рифмуется почему-то с «Угадай мелодию». Они так и поют: «Будет он, ядрена мать, мелодии отгадывать».
       — Вы никогда не подсчитывали, сколько у вас обсценных выражений на единицу эфирного времени? Что вы не пропускаете, если проходят все эти вкусности?
       — Нецензурщины на самом деле много, и нас по этой причине даже грозились закрыть. Хорошо, что у меня такие потрясающие начальники на ОРТ и АТВ. Они понимают, что фольклорная передача на телевидении необходима. А русская частушка без мата — все равно что русский человек без водки. Не проходит только откровенная пошлость — мат ради мата. Мы и участников просим: лучше намекните, не допойте. В крайнем случае рифма сама все подскажет. Но природа берет свое. Когда вырезать не удается, мы запускаем петушиное «ку-ка-ре-ку!» или мультяшный ролик Семеновны, которая в ужасе хватается за голову. Но, как ни странно, самым распущенным остается жюри. Откуда что берется! Они настолько заражаются этой развеселенькой атмосферой, что вспоминают самые непристойные частушки из детства.
       — А костюмы участники сами шьют?
       — Сами. Приезжают иногда старушки в залатанных чулочках, в бусах, пестрых юбках. Даже если убого, они все равно выступают в своем. Приезжают сюда, как на праздник. С самогоном, домашними соленьями. Главное происходит уже после записи передачи. Накрываются огромные столы, каждая команда выкладывает свои гостинцы, и поются такие частушки, которые замикшировать невозможно. Они и романы заводят, кокетничают. Старушки пудрятся и румянятся. Жизнь.
       — К вам чаще приезжают профессиональные коллективы или команды, которые стряпаются наскоро для участия в передаче?
       — Иногда берем профессиональные команды, но чаще — самодеятельность. Отсматриваем и отслушиваем все заявленные команды. Потом долго с ними работаем. Мы уже научились не обращать внимания на внешний лоск. Перед программой режиссеры работают с каждой из команд. Учат их держаться на сцене естественно, раскочегаривают. Они ведь забавные. Со страху часто весь текст забывают и потом прямо на ходу импровизируют. Возникает какая-то сиюминутная точность:
       «Сидит милый мой в джакузи,
       Пейджерок висит на пузе.
       И на этот пейджерок
       Вяло свесился жирок.
       
       На колготках «Пилигрима»
       Мой повесился сосед.
       До чего ж висит красиво,
       Ни одной затяжки нет».
       
       — Вы стали широко известны именно как ведущая «Семеновны». В вашем случае актриса раскрутила телеведущую или наоборот?
       — У меня непросто складывалась актерская карьера. Я не жалуюсь, каждому — свое. Я никогда не была «голубой героиней». Всегда была сильной. По-видимому, мои героини должны были приблизиться ко мне, это и случилось сейчас. Я вошла в свой возраст, и появились солидные роли.
       Вообще я из МХАТа. Закончила школу-студию. Сначала меня приглашали во все театры, потом не приглашали никуда. Я немножко потопталась в массовке Театра им. Пушкина, потом меня забрал Аркадий Исаакович Райкин. А когда театр окончательно переместился в Москву, уже став «Сатириконом», я ушла. И родила ребенка. В театрах не очень любят беременных актрис, так что пришлось выбирать. Потом долгие годы в еврейском театре «Шалом» с Левенбуком. Но масштабы, конечно, не те. Если бы меня пригласили во МХАТ играть стационарно, побежала бы не задумываясь. В моей жизни так много суеты, шоу, что хотелось бы работать в патриархальном, традиционном русском театре.
       А на телевидении я давно. У меня даже была собственная программа для детей. Называлась «Праздник каждый день». Потом пробовалась ведущей разных программ. Вела несколько выпусков «Пойми меня». Но только «Семеновна» оказалась моей ролью. Когда отсматривались кандидатуры ведущей, пришла славная такая, совсем молоденькая девчушка. Увидела меня и отказалась участвовать в смотринах: «Это то, что вам нужно». Я говорю: «Милая, еще ведь ничего не решено!» А она мне: «Вы на себя в зеркало посмотрите! Вы же типичная Семеновна!» Наверное, организаторы в то же зеркало посмотрели и решили брать.
       — Семеновна — на сегодняшний день ваша главная роль? Но ведь со всеми этими переплясами недолго и свихнуться.
       — Меня часто спрашивают, пою ли я дома частушки. Ненормальные люди. Представляете, я перед мужем и дочерью со всеми этими тропотушами-дрободушами. Они же меня из дому выгонят! Кроме того, у меня сейчас много серьезных проектов. Фильм «Свадьба». Роль-подарок у Орлова в «Бедовой бабушке». Потом театральные проекты — во МХАТе у Романа Козака в «Самом главном», работа с Декланом Донелланом и Питером Штайном. Кстати, сосватала меня туда шеф-редактор «Семеновны» Галя Скоробогатова. Так что «Семеновна» раскрутила актрису Марину Голуб, а не наоборот.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera