Сюжеты

ХОРОШАЯ НОВОСТЬ: ПРИ СЛОВАХ «САМИ МЫ НЕ МЕСТНЫЕ» РОССИЯНЕ ДОЛЖНЫ РАДОВАТЬСЯ

Этот материал вышел в № 88 от 30 Декабря 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

ЗАВЕРШАЕМ ИСТОРИЮ ЕЩЕ ОДНОГО МИФА: МИГРАЦИЯ ПОЛЕЗНА ДЛЯ НАШЕЙ СТРАНЫ Мировой опыт показывает: демографическая ситуация значительно влияет не только на уровень нашей жизни и ее продолжительность, но и на то, сколько из нас и куда, оставив...


ЗАВЕРШАЕМ ИСТОРИЮ ЕЩЕ ОДНОГО МИФА: МИГРАЦИЯ ПОЛЕЗНА ДЛЯ НАШЕЙ СТРАНЫ
       

 
       Мировой опыт показывает: демографическая ситуация значительно влияет не только на уровень нашей жизни и ее продолжительность, но и на то, сколько из нас и куда, оставив родные края, устремляется искать лучшую долю. Миграция же, в свою очередь, существенно корректирует демографическую ситуацию.
       С нулевой миграцией не живет ни одна развитая страна — жизнь невозможно втиснуть в рамки даже диктаторского государства. Экономические, социальные, политические и демографические причины с неизменностью законов природы приводят в движение людские миграционные потоки.
       Люди едут в Россию и уезжают из нее. Люди меняют место жительства внутри России. Миграция существенно меняет «демографический портрет» нашей страны. Иммиграционный этнос нынче, как никогда, пестр: в Россию едут не только таджики, украинцы, молдаване, грузины, армяне, узбеки, азербайджанцы, вьетнамцы, китайцы, но и представители «экзотических» для россиян народов — эфиопы, афганцы, шриланкийцы, бангладешцы, ангольцы...
       Пополнение российского населения выходцами из ближнего и дальнего зарубежья на бытовом уровне, особенно в крупных городах, у радетелей чистоты нации вызывает в лучшем случае недовольство, в худшем — бурный протест, окрашенный, как правило, в националистические тона. Однако боязнь титульной нации конкуренции на рынке труда и опасения потерять свое даже относительно комфортное место под российским солнцем, как правило, основаны, как и в случае с рождаемостью и смертностью, на тех же въевшихся в сознание стереотипах и мифах-пугалках.
       Несет ли в себе опасность миграция? Становится ли Россия менее русской? Каковы брачные предпочтения у разных этнических групп? Действительно ли иммигранты создают напряжение на рынке труда?
       Наш корреспондент Людмила СТОЛЯРЕНКО продолжает разговор с ученым-демографом, кандидатом экономических наук Сергеем ЗАХАРОВЫМ.
       
       Нужна ли России миграция?
       — Безусловно! Она становится все более и более важным демографическим фактором не только для России, но и других стран. Сейчас, когда естественный прирост населения очень маленький или отрицательный, разность показателей иммиграции и эмиграции сильно влияет на общую численность населения страны.
       Россия, как большая мясорубка, активно «перемалывает» иммигрантов. Так же, как интернационализируются Париж и Лондон, как становятся все более испаноязычными США, так и Россия меняет и будет менять свою этническую структуру. Это объективный процесс в русле мировых тенденций. Чем больше разность экономических потенциалов России и сопредельных стран, тем выше миграционный прирост.
       — То есть увеличение этнической неоднородности населения России нельзя отнести к устоявшимся мифам?
       — Это не миф, а данность: этническое разнообразие городов и вообще России в целом растет и будет расти соответственно экономическому росту. К этому явлению нужно относиться с пониманием. Задача государства — минимизировать отрицательные последствия, которые несет иммиграция, действуя и политическими, и экономическими мерами.
       — Кто сейчас иммигрирует в Россию?
       — Пока значительную долю иммиграции составляет русскоязычное население из Центральной Азии, с Кавказа. Самая большая иммиграция русских — с северных территорий Казахстана. Высокий удельный вес имеют армяне и азербайджанцы. Уже выехало до 40 процентов населения Армении.
       Уехало почти все русскоязычное население из Таджикистана, Туркмении. Вполне вероятно, что за ними потянутся и этнические таджики, туркмены, узбеки. Последние два—четыре года в Россию активно поехали украинцы. Причина, видимо, в том, что на Украине реформы идут более медленно. То же и с Белоруссией.
       Вообще мигранты всегда и везде — наиболее динамичная часть общества, если хотите, двигатель прогресса. Они объективно поставлены в условия, когда должны чего-то добиваться.
       — Так же, как, например, уезжающие в США наши компьютерные программисты, заселяющие Силиконовую долину под Сан-Франциско?
       — Да, они поддерживают мощный потенциал Америки в области высоких информационных технологий и потому являются, условно говоря, двигателем прогресса этой страны. Так же, как азербайджанцы — двигатель массового строительства в сельской местности России...
       — ...а ремонта городских квартир — украинцы?
       — Конечно! Потому что русские требуют за работу больше, а строят медленнее и зачастую хуже. Сам рынок отбирает нужных иммигрантов.
       — Видимо, миграция не может не увеличивать и количество межнациональных браков? Русофилы давно бьют в набат по поводу размывания русской национальности.
       — Можно задать им вопрос: а кто такие русские? Татары, угрофинны, скифы, монголы?.. Мы говорим: «Москва — сердце России». Но на ее территории в древности росли дикие непроходимые леса, в которых жили финноязычные племена — чудь, меря, мурома... А славяне исторически селились несколько южнее и западнее. Так кто такие русские? Все перемешалось. Но сложился некий суперэтнос, над которым формировалась государственность. Это уже потом, во времена Российской империи, одних стали называть почему-то великороссами, других — малороссами.
       — Не хотите ли вы сказать, что в России нет национальностей и этнических групп?
       — Конечно, они есть. Но нам нужно решить, какое государство мы строим. Либо мы категории гражданства и национальности уравниваем, либо — нет, но тогда должны очень четко определить миграционную внутреннюю и внешнюю политику. Могут быть разные решения. Но важно понимать главное: все страны, которые объявляют политику открытых дверей для въезжающих, быстро выигрывают в экономике.
       — В бывшем СССР была опубликована масса статей, которые приветствовали тенденцию расширения межэтнических браков. Сейчас все больше высказывается мнений, что это грозит постепенным исчезновением русской титульной нации...
       — Но истина состоит в существовании объективных тенденций смешения наций и народов. У нас сокращаются некоторые довольно многочисленные в прошлом этнические группы в силу ассимиляции через межэтнические браки. Это мордва, карелы, мари, евреи, немцы... Есть этнические группы, которые легко создают смешанные семьи, есть те, кто труднее. Существуют не объяснимые рациональным путем индексы притяжения и отталкивания. Например, мордва, удмурты, украинцы активно «брачуются» с русскими. Есть этносы, где существуют довольно сильные ограничения на межэтнические браки, особенно для девушек, — например, у татар.
       — И все же можете ли вы чем-то «успокоить» эмоции русофилов?
       — Пожалуйста. Россия обречена на то, что русский этнос будет в обозримом будущем значительно превалировать над всеми остальными. Ведь этнические процессы протекают еще медленнее, чем демографические.
       — Но этническая миграция в крупные города порождает много социальных конфликтов...
       — Да, выигрывая в экономике, мы получаем и некие отрицательные последствия, которые необходимо минимизировать мудрой политикой. А у нас пока провозглашают: Чечня — российская территория. Но при этом чеченцев и других кавказцев, которые работают или живут в Москве, относят почему-то к категории не «вполне» российских граждан.
       Надо быть последовательными и дать право гражданам России жить там, где они хотят. Да, у иммигрантов с южных окраин России пока еще выше рождаемость, их удельный вес в городах будет расти. Но нам необходимо понять: закрытая страна обречена на отставание, загнивание и вымирание.
       Те страны, которые хотят иметь какой-то вес в мировой экономической политике, не могут иметь закрытых границ и не могут говорить: этих берем, а этих — нет.
       — Однако все развитые страны достаточно привередливы в отборе необходимой рабочей силы, и больше шансов ассимилироваться имеют, как правило, самые квалифицированные специалисты.
       — Ничего подобного! В США, например, есть «подбрюшье» в виде Мексики и Латинской Америки, которые поставляют все остальные, неквалифицированные кадры в неограниченном количестве. Они интегрируются в американском обществе, принимают его традиции, обучаются языку. И нет никакого сомнения, что в Америке испаноязычные иммигранты по удельному весу и влиянию на культуру обгонят черное население.
       У нас говорят: давайте будем отбирать среди иммигрантов только высокообразованную элиту. Но во Франции улицы метут иммигранты в первом поколении. А кто будет мести улицы у нас?
       Российские политики, мэры больших городов и их жители должны четко уяснить, что русская молодежь уже не будет работать на стройке, на конвейере, торговать на рынке картошкой и бананами — уровень образования не позволит. За счет каких ресурсов будут развиваться сфера коммунального обслуживания, строительство дорог? Уже давно нет тех «не-
       отесанных» деревенских парней и девчат из провинции, готовых на любую работу, — города их проглотили в 60-х и 70-х. Правда, уровень образования даже городской молодежи у нас еще отстает от западных стандартов.
       — Кто эмигрирует из России?
       — Наибольшие эмиграционные потоки из российских городов — в развитые страны: США, Германию, Израиль. Экономические и этнические причины выезда из страны перемешаны. Есть остатки традиционной этнической миграции: евреев — в Израиль, немцев — в Германию, греков — в Грецию... Но растущая доминанта проста: больше едут туда, где легче найти высокооплачиваемую работу. В целом легальный миграционный прирост составляет примерно 150 тысяч человек в год в пользу России. А чтобы поддерживать численность населения, надо бы до полумиллиона!
       
       Сможет ли Россия «переварить» всех иммигрантов?
       — Россия — страна пустующих земель. Наши аграрии и коммунисты боятся продажи земли. Но кому она нужна? Покажите желающих осваивать земли, расположенные в 200 км от города! Весь сыр-бор за земли фокусируется в пригородных зонах, вокруг центров, имеющих инфраструктурные, культурные, информационные, промышленные условия для саморазвития, позволяющие человеку выбрать профессию, способ автономной жизни, тот или иной тип жилища.
       Жалко тех, кто пытается отстаивать прежнее неэффективное землепользование. В бывшем СССР проводилась политика ограничения роста городов. Существовала даже концепция «единой системы расселения». Создавались города-спутники, атомграды, военные городки со спецснабжением... Это была чистой воды социальная утопия. Потому что люди стремятся жить не там, где за них решает Госплан, а где им объективно лучше.
       — Но проблема миграции заключается также в этнокультурных различиях иммигрирующих людей. Интеграция их в новые условия, традиции, культуру — процесс непростой...
       — Эта проблема стояла и в 30-е, и в 60-е годы, когда люди в массовом порядке покидали деревни. Города до сих пор не переварили тех сельских мигрантов — редко кто сегодня является горожанином во втором поколении. И менталитет меняется медленно. Поэтому экс-советские города сильно смахивают на большие деревни, чему в немалой степени способствовали, к примеру, так называемые хрущевские дома, низкая плотность застройки.
       Конечно, нужно учитывать различия в вероисповедании, создавать для представителей всех конфессий возможности для сохранения их традиций. Но у нас не должно быть отдельно исламских школ, отдельно — православных или иудейских. Иначе начнется дезинтеграция общества.
       — А вас не беспокоит отсутствие миграционной политики в стране?
       — Очень беспокоит. Например, московские власти сейчас пытаются ограничить приезд людей, боясь конкуренции на рынке труда...
       — По сообщению столичной миграционной службы, число рабочих из-за рубежа не должно превышать пяти процентов от общей численности занятых в городе. То есть в Москве позволено работать 250—300 тысячам иностранцев, большинство из которых занято в строительстве.
       — Опасения по поводу конкуренции на рынке труда явно преувеличены. Всем крупным столицам мира не грозит безработица — они «переваривают» всех иноземцев. Мигранты занимают только те ниши, которые добровольно уступаются «аборигенами». Никакие запреты иммиграцию не остановят. Она все равно будет существовать, но уже криминальная — за взятки или без регистрации вообще. Мы и сейчас плохо знаем, сколько людей приезжает в Россию на самом деле. К примеру, вокруг объемов только одной китайской иммиграции сколько споров!
       
       Нужно ли жить на Крайнем Севере?
       — Там жить людям не надо, по крайней мере в таком количестве.
       — Впервые слышу от демографа крамольную мысль «про Севера», которую полностью разделяю...
       — Но ведь это очевидно! В этом смысле для нас должна быть примером Канада. Все ее население сосредоточено, как известно, в полосе 500 миль, вдоль американской границы и восточного побережья Атлантики. В северных районах Канады практически никто не живет, кроме представителей редких народов, привыкших гонять оленей. Там функционируют лишь метеостанции.
       Канадцы при всей их открытости для мигрантов еще не освоили свою 500-мильную зону. У нас точно такая же ситуация — вдоль Транссиба и Амура. Число живущего на многих северных территориях населения завышено по отношению к экономической потребности из-за очень низкой производительности труда. Там были лагеря с заключенными, которых бросали на заведомо экономически невыгодные работы по добыче полезных ископаемых. Мы загнали туда огромную массу людей, которые теперь оттуда бегут. Я убежден, что за Полярным кругом жить не нужно.
       — Но северные земли так богаты полезными ископаемыми. Как же быть с их освоением?
       — Нам бы сохранить существующие промышленные центры, такие, как, например, Норильск с его горно-обогатительным комбинатом. Но создавать на Севере мегаполисы не надо, да это уже и невозможно с демографической точки зрения. Добытый килограмм или тонна руды должны соизмеряться с теми социальными затратами, в которые они обходятся. Детей и стариков содержать там очень дорого, да и вредно для их здоровья. А добыча полезных ископаемых более эффективна вахтовыми методами.
       
       
       СТАТИСТИКА:
       - За последнее десятилетие количество всех прибывших в Россию мигрантов уменьшилось более чем в 2 раза — с 6,2 до 3,1 млн человек, выбывших — с 6,2 до 2,8. Доля внутренней миграции составила 84%, внешней — 16%.
       - На долю русских приходится 60,8% всего миграционного прироста населения России.
       - Миграционный прирост распределяется между городским и сельским населением в пропорции 64 (город) и 36 (село).
       - В миграционном приросте России каждый четвертый прибывший (25,8%) имеет возраст старше 50 лет.
       - Народности, имеющие наибольший удельный вес в составе населения России: русские — 80,6%, народы Поволжья — 12,4%, народы Северного Кавказа — 4,9%, татары — 4,0%, украинцы — 2,4%.
       Институт народно-хозяйственного прогнозирования РАН
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera