Сюжеты

НЕ ПРИЗРАЧНОСТЬ, А ПРОЗРАЧНОСТЬ

Этот материал вышел в № 88 от 30 Декабря 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

НЕ ПРИЗРАЧНОСТЬ, А ПРОЗРАЧНОСТЬ «Новая газета» неоднократно писала, что Центробанк в процессе своей работы сталкивается со многими трудностями и для того, чтобы с ними справиться, необходима серьезная реформа. Но при чем здесь требования...


НЕ ПРИЗРАЧНОСТЬ, А ПРОЗРАЧНОСТЬ
       
       «Новая газета» неоднократно писала, что Центробанк в процессе своей работы сталкивается со многими трудностями и для того, чтобы с ними справиться, необходима серьезная реформа. Но при чем здесь требования лишить ЦБ статусной независимости, отнять у него функции банковского надзора и вывести его из капиталов Сбербанка и Внешторгбанка? Такая «зачистка ЦБ» будет явно вредным действием, которое не решит, а только усугубит проблемы.
       Как надо реформировать валютное регулирование, мы обсуждали с банкирами и Сергеем Алексашенко в № 56.
       Как должна выглядеть реформа ЦБ в части прозрачности, эффективного банковского надзора и взаимоотношений Центробанка со Сбербанком, мы обсуждаем с бывшим министром финансов, а сейчас председателем подкомитета по денежно-кредитной политике и валютному регулированию Госдумы Михаилом ЗАДОРНОВЫМ
       
       «ЦБ можно контролировать»
       Одна из основных проблем, за которые на ЦБ обрушивается огонь критики, — его непрозрачность. Дело в том, что по нынешнему закону, согласно с которым существует Центробанк, все его расходы осуществляются решением совета директоров. В результате их со стороны достаточно трудно контролировать. Некоторые банкиры упрекают Центробанк в том, что он тратит на собственные нужды слишком много. Так это или не так, трудно сказать. Тем не менее в 1999 году ЦБ потратил 53,6 млрд рублей, из них 11,1 млрд на содержание персонала, а 12,4 — на операционные расходы. С другой стороны, Россия — большая страна как по численности населения, так и по территории, именно поэтому мы стоим на первом месте по числу работников Центробанка на 100 тысяч населения — их у нас 92.
       Но Михаил Задорнов считает, что проблема прозрачности может быть решена без лишения ЦБ независимого статуса.
       — Кто и почему хочет лишить Центробанк независимости?
       — Эта позиция отражает стремление администрации президента и правительства усилить централизацию власти не только в политической сфере, но и в экономике. Гораздо сложнее выстраивать экономическую политику, когда есть орган с какими-то правами, на который влиять не можешь, а можешь только его убеждать и вынужден вырабатывать компромисс.
       — Есть мнение, что если ЦБ сделать обычным министерством, будет решена проблема его непрозрачности.
       — С моей точки зрения, подчинение Центробанка правительству даже усугубит эту проблему. ЦБ сейчас ежегодно аудируется международным аудитором. Проводятся специальные проверки — так исследовались история с ФИМАКО и история расходования июльского транша МВФ 1998 года. Удивительно, что до сих пор делаются различные политические заявления, Буш обвиняет Черномырдина в нечистоплотности, а все деньги июльского транша давно исследованы до последнего цента, как и вся история с ФИМАКО. Практика показала, что существующий механизм аудита ЦБ при политическом желании делает прозрачной любую его операцию.
       — После проведенных аудитов ЦБ стало ясно, что банк тратит достаточно большие суммы на текущие расходы, к которым относятся стройки, покупки канцелярских товаров, собственный пенсионный фонд и т.д. Как вы считаете, уровень таких расходов необходимо держать под контролем?
       — Тратит даже на запуск спутников, которые потом падают и сжигают сотни миллионов долларов, — много на что тратит... Утверждение текущих расходов происходит советом директоров ЦБ. То есть банк сам решает, сколько и на что тратить. Все понимают, что эту парадоксальную ситуацию надо менять.
       Но если мы выступаем за то, чтобы ЦБ был абсолютно прозрачным органом, то давайте сделаем в законе более подробными требования к отчету Центробанка. Сейчас они состоят всего из нескольких пунктов. Во-вторых, давайте ужесточим требования к аудитору ЦБ: что именно он должен представить в Думу. И давайте усилим права Счетной палаты. Эти принципиальные поправки снимут все вопросы по прозрачности ЦБ.
       А от передачи правительству расходы Центробанка точно не станут понятнее — только появится еще один барьер на пути информации. Лишение ЦБ независимого статуса — это не метод.
       — Многие предлагают ежегодно утверждать бюджет Центробанка в Думе. Как вы на это смотрите?
       — Президент, мне кажется, справедливо в своих поправках возражает против этой инициативы. Дело в том, что при утверждении сметы ЦБ в Думе будет главенствовать не целесообразность, а лоббизм. Это будет процедура, сопровождаемая просьбами депутатов и целых фракций к Центральному банку. Вряд ли это наша задача. И потом, по трактовке юристов Высшего арбитражного и Конституционного судов, утверждение оперативных расходов ЦБ Думой будет прямым нарушением конституционного принципа его независимости.
       — Что вы сами предлагаете?
       — Нужен некий компромисс. Необходимо устанавливать в Думе не бюджеты, а укрупненные пределы расходования средств по направлениям.
       
       «Надзор должен стать жестче»
       Вторая проблема ЦБ, как считают некоторые депутаты, — сложности с исполнением банковского надзора и проведением реструктуризации банковской системы после кризиса 1998 года. Первая функция ему предопределена действующим законодательством, которое нельзя считать совершенным. Так, например, по некоторым оценкам, банки-банкроты сумели вывести за границу значительные суммы.
       Банковская система до сих пор не реструктурирована. Задорнов уверен, что, если до конца отнимать у ЦБ надзорные функции, это всей проблемы не решит. По его мнению, Центробанк может и должен ужесточить качество надзора в рамках существующего законодательства.
       — Стоит ли выносить из Центробанка функцию надзора?
       — Я не вижу, каким образом передача банковского надзора из Центробанка в другое ведомство способна решить проблему плохого надзора. Конечно, из кризиса 1998 года необходимо сделать выводы и ужесточить банковский надзор, и ЦБ может это сделать в существующей законодательной конфигурации. Это исключительно проблема политической воли. Но Дума поддержит и законодательные изменения.
       Очевидно, что необходимо ужесточить требования к коммерческим банкам. Сейчас минимальный уставный капитал для коммерческого банка составляет 1 млн евро. То есть, имея 850 тысяч долларов, можно создать банк. Очевидно, что, если поднять это требование хотя бы до 10 млн долларов, это подтолкнет банки к объединению и укрупнению вокруг сильнейших, что необходимо. При этом можно ввести экономические стимулы к банковским слияниям. Второе: надо ускорить программу перехода банков на международные стандарты финансовой отчетности. Это вполне по силам ЦБ и его надзорным органам.
       — Почему Центробанк испытывает сложности с процедурой ужесточения требований к коммерческим банкам?
       — ЦБ придерживается в отношении банковской системы принципа эволюционности. За последние три года число банков и так сократилось в два раза. Было 2600 банков, теперь с лицензией 1300, а реально работает еще меньше. Центробанку кажется, что все нормализуется постепенно.
       Причина тут одна. Любое ужесточение надзора — это конфликтная ситуация. Не секрет, что за многими банками стоят интересы промышленных групп, а иногда и просто криминальные интересы. И кому хочется портить себе жизнь конфликтами? Зачастую это просто нежелание вступать в политические конфликты с банковской элитой.
       — Вы согласны с мнением президента НРБ Лебедева, что для Геращенко кадрово и жизненно было опасно жестко отнимать лицензии у всех банкротов после кризиса?
       — Ну, насчет жизненной опасности — это всегда в России большое преувеличение. Я очень скептически отношусь к разговорам о жизненных угрозах. Не вижу я, чтобы кто-то из высших чиновников пострадал. А политическая опасность существует всегда, в любом конфликте.
       
       «Сбербанк — наша сила»
       МВФ и Мировой банк в частных беседах с министрами правительства просят подумать о выходе Центробанка из капиталов Сбербанка и Внешторгбанка. Эти предложения активно поддерживаются российскими конкурентами Сбербанка, которые выстраивают следующую логику: поскольку Центробанк как акционер гарантирует вкладчикам Сбербанка возврат по вкладам, люди и несут туда деньги — доля Сбербанка на рынке частных вкладов почти 80%. А поскольку вклады граждан — это основной ресурс ликвидности для банков, Сбербанк за счет государственных гарантий имеет существенное преимущество при дальнейшем кредитовании — у него денег элементарно больше. Михаил Задорнов не согласен с этой логикой, считая Сбербанк сильным звеном банковской системы, которое надо сохранить.
       Действительно, Сбербанк сегодня на вполне нормальных условиях кредитует промышленность длинными деньгами, имея небольшой объем просрочки. Эффективность его деятельности подтверждена международными аудиторами. И вряд ли следует поддаваться лоббизму его конкурентов, для которых отток клиентов из Сбербанка — очевидная возможность улучшить свои позиции на рынке.
       — Скажите, экономика действительно не понесет издержек, если Центробанк останется акционером Сбербанка?
       — Участие ЦБ в капитале ВТБ и Сбербанка ни к каким отрицательным последствиям, на мой взгляд, не ведет. Гарантия Центробанка по вкладам — это фактически гарантия эмиссии: если что случится, то всегда напечатаем денег и вкладчикам отдадим. Это гораздо более серьезная гарантия, чем гарантия бюджета, поскольку у бюджета в кризисных ситуациях не бывает денег.
       Кстати, по моей информации, МВФ и Мировой банк считают по-другому. У вас, говорят, плохо дело с кредитной системой, надо не допускать утечки активов из плохих банков, надо их обанкротить. Покажите, говорят, вашу стратегию. Если не можете показать, то давайте начнем с понимания стратегии крупных банков: Сбербанка и ВТБ. Был проведен финансовый анализ их деятельности. Даже по международным стандартам баланс Сбербанка положительный. Все остальное — это домыслы.
       Я думаю, дробление Сбербанка не решит проблем нашей кредитной системы, а только их усугубит. Да, у Сбербанка должны быть конкуренты. Но здесь ведь понятно что делать: ужесточить надзор, повысить нормативы, укрупнить путем слияний остальные банки. Для повышения конкурентной среды пустить на этот рынок иностранные банки.
       — Выход ЦБ из капитала росзагранбанков можно считать выгодным?
       — А вот росзагранбанки — это совсем другое дело. В последние годы ЦБ несколько раз вливал туда ресурсы. Задача этой системы была понятна в советские годы, когда мы жили во враждебной, как говорили, среде. А теперь издержки по содержанию росзагранбанков гораздо выше, чем результат от их деятельности. Продать их невозможно, поскольку ни у нас, ни на Западе нет получателя, способного заплатить адекватную цену. Все идет к тому, что росзагранбанки будут переданы на баланс ВТБ и вся эта система перейдет на принцип коммерческого управления.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera