Сюжеты

ПОД СЕЛЕДОЧКУ «ПОД ШУБОЙ» ТЕЛЕВИДЕНИЕ ВАМ ЛЮБО?

Этот материал вышел в № 01 от 11 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Новогодние телепрограммы обычно вызывают у большинства зрителей жестокое разочарование. Все их ждут, все смотрят, и все недовольны. В посленовогодние дни только и слышно. В частности, все недовольны разным: «Старые песни» — стильно!» —...


       


       Новогодние телепрограммы обычно вызывают у большинства зрителей жестокое разочарование. Все их ждут, все смотрят, и все недовольны. В посленовогодние дни только и слышно. В частности, все недовольны разным: «Старые песни» — стильно!» — «Старые песни» — тухло!», «Самый веселый был «Огонек»!» — «Не «Огонек, а собрание пошлости!» и т.д. и т.п. Но общая неудовлетворенность новогодним ТВ повальна. С детства мы привыкли ждать от этого волшебного праздника чуда, только параметры этого чуда год от года становятся все круче. И, выросшие, уяснившие, что не стоит после боя курантов искать под елочкой подарок от Деда Мороза, ждем теперь чуда от ТВ — удивляйте! Но как трудно чему-либо радоваться, изначально настроившись на чудо!
       Отношение к новогодним программам определяет не их класс, а наше собственное сиюминутное настроение. И все, что не понравилось в ночь на первое января, вполне может повеселить под старый Новый год и вызвать приступ ностальгии несколько лет спустя. Ведь повторы новогодних шедевров прошлых лет становятся нашим кратким путеводителем по собственной жизни, разграниченной, как верстовыми столбами, этими новогодними застольями под фон телевизора
       
       Сами же телевизионщики относятся к Новому году более прагматично, считают эту ночь чемпионатом года по телевидению. Готовятся не хуже, чем спортсмены к чемпионату мира, поднимая все паруса и стягивая все резервы, чтобы в случае победы еще год считать себя лучшими.
       Но что есть победа в столь эфемерном деле, как ТВ? Десятые и сотые доли процента в колонках «доля» и «рейтинг». Те телезрители, в чье новогоднее меню помимо обязательного оливье и «Советского» шампанского входит еще и нажимание кнопочек на пиплметре (приборчике, фиксирующем ваши переключения с канала на канал), выступают в роли верховных арбитров, дарующих и отнимающих победы? Могут и 6,0 поставить, до утра задержавшись на вашей кнопке (кто там проверит, заворожил ли зрителя ваш канал или он просто заснул лицом в селедке «под шубой»), а могут и дисквалифицировать, нажав на кнопку «Выкл.» и отправившись пускать петарды в предутреннее небо.
       Но о рейтингах и способах их подсчета подробнее в следующий понедельник, а пока речь о том, что в непротрезвевшем сознании зрителя новогодние программы всех каналов образуют невообразимый коктейль друг с другом и с «медведем туда». Найдите человека, который в новогоднюю ночь садится к телевизору и честно, от начала до конца, смотрит программу одного канала? Не нашли? (Сами создатели новогодних программ не в счет.) Традиционные скачки с канала на канал в новогоднюю ночь ставят рекорд по числу перепрыгиваний. Рейтинги программ, которые складываются из посекундного суммирования вашего пребывания на той или иной кнопке, именно в эту ночь стопроцентно оправдывают свою посекундность.
       Итак, поехали! За новый век! И 46 секунд «Огонька». 52 секунды «Женского счастья» и за прекрасных дам! Минута пятнадцать «Старых песен...» и за тех, кто не с нами! Разве можно что-то увидеть в эту ночь! Можно только краем уха услышать, а потом рассмотреть при повторе, если, конечно, на способности видеть снова не отразятся Рождество и старый Новый год. В прошлом году и повторы все каналы сгрудили на старый Новый год, но на этот раз разбросали между 7-м и 13-м.
       То, что Новый год — праздник повально телевизионный, это миф. Несколько лет назад считалось, что 99,9% потенциальных зрителей под звуки курантов замирают у ящика, чтобы, машинально следуя за президентским поздравлением, оказаться «привязанными» к новогоднему телеэфиру. Но в 1996-м, когда «Гэллап медиа» провел первые рейтинговые замеры новогодней ночи, оказалось, что суммарное выражение зрительского интереса хоть и превосходит любой другой день года, но до 99% никак не дотягивает. Колеблется в районе 60% предпочитающих экран любой другой форме новогоднего времяпрепровождения. Телевизионщики в ту пору страшно удивились «недостаче» — где же остальные 40%? В 2001-м этот вопрос уже не звучал — на улице! На Красной площади, на Пушкинской и Манежной, в собственном дворе.
       По большинству параметров новый теле-2001-й оказался где-то между теле-98-м и 99-м. К предкризисной роскоши «Старых песен о главном-III» и «Бала в опере» образца встречи 1998 года еще не вернулись, но от убогости псевдопрямых эфиров и псевдоинтерактивных опросов 1999—2000-го уже оторвались. Все на полдороге — и бюджеты, и качество, и зрительский интерес.
       Постепенная реанимация отечественного кино позволила каналам резко улучшить новогодний кинопоказ. И собрать к главному празднику столько премьер, что впервые новых фильмов в эфирной сетке оказалось едва ли не больше, чем суперрейтинговой советской классики, традиционно приберегаемой каналами на черный, вернее, на красный день. Столько, что зрители, привыкшие традиционно следовать новогодним курсом за Эльдаром Рязановым, едва отойдя от «Иронии судьбы» на ТВ-6, разрывались между «Тихими омутами» на РТР и «Старыми клячами» на НТВ.
       При всем богатстве выбора на разных каналах промежуточная кинопобеда осталась за РТР. И не только за счет козырного туза в виде «Сибирского цирюльника» (столько слухов ходило о том, что в качестве условия телепоказа Михалков требовал не прерывать фильм рекламой, ан нет. «Жиллетт» — лучше для цирюльника нет!»). Свежие премьеры фильмов, снятых в 1999—2000-м, «Лунного папы», рязановских «Омутов» и «Кляч», «Рождественской мистерии», вызывают один вопрос: что, их на большом экране не смотрят, иначе почему они так быстро попадают на телеэкран? Но это уже вопрос к кино, а не к ТВ. Телевидению большое число новых качественных фильмов только в плюс. Не все же «Ивана Васильевича...» смотреть.
       Что до собственно телевизионных шедевров, то в этом году в новогоднем чемпионате впервые наметилась «игра за бортом», конкуренция на уровне играющих тренеров, на стадии верстки. НТВ отказалось сражаться с ОРТ и РТР за первый час года и отодвинуло свой мюзикл на 1.20, когда зрители уже разобрались и с «Огоньком», и с постскриптумом «Старых песен». Интерес к «Женскому счастью» это не подогрело, а специально снятая серия «Ментов» оказалась той фигурой, которая была пожертвована в новогодней партии. Следить за перипетиями оперов с призраками Казановы и обезьянами с перерывом на президента, пожалуй, слишком даже для самых отъявленных ментоманов.
       Выигравшее прошлый Новый год РТР снова сделало ставку на снятый в духе эстрадно-политического капустника «Огонек». Дуэт Кобзона и Децла знакомыми зрителями и почтенного, и сверхюного возраста почти единодушно был признан лучшим номером. Аллу же Борисовну, окончательно и в огромных количествах со всем семейством воцарившуюся на втором канале, воспринимали не столь единодушно, больше комментируя не песни и скетчи, а длину юбки и набранные килограммы.
       В прошлом году что-то похожее на классический «Огонек» наблюдалось почти у всех каналов, но сейчас, на этом поле, РТР оказалось без конкурентов. Едва поправив свои рекламные дела, конкуренты подались в мюзиклы, главные ощущения от которых определяются так: почти красиво, почти богато и... слишком много Гурченко. Если два года назад в скачках с канала на канал вы непременно нарывались на Сашу и Лолиту, то героями этого новогодья оказались Фоменко, Семчев (если кто еще не знает — толстяк из рекламы про Деда Мороза, поспевшего к 8 Марта) и Людмила Марковна. С песней Земфиры у нее, правда, не заладилось, в остальном же примадонна показала себя со всех сторон, дважды за сутки взяв казино — сначала с Крючковой, Купченко и Ахеджаковой в «Старых клячах», затем с Семчевым в «Женском счастье» — и продемонстрировав за праздничные дни не один десяток нарядов. А якобы ненавязчивую рекламу «Нескафе», банки которого составляли неотъемлемую часть женского счастья вкупе с соками «J-7», коньяком «Мартель» и казино «Кристалл», мы, как зрители деликатные, постараемся не заметить. Рекламный рынок полностью не восстановлен, приходится снимать мюзиклы на подножном корму.
       Не ознаменованные четвертым номером «Старые песни» радовали глаз изысканностью, но, увы, мой телевизор, после останкинского пожара принимающий первый канал в черно-белом варианте с помехами, мешал оценить качество мультипликации, цвета, света и визажа, а большое число гостей не позволяло оценить качество звука. Хотя то, что Анжелика Варум была не менее аппетитна, чем сама Монро, просматривалось и в черно-белом варианте. Может, кто лет через 10 вспомнит ее как самый сладкий новогодний сон...
       А новогодний чемпионат снова выиграло ОРТ. По крайней мере, судя по московским рейтингам...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera