Сюжеты

ОДИН НА ОДИН… БЕЗ ЛЮБИМОЙ РОДИНЫ

Этот материал вышел в № 02 от 15 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«Родину защищать надо! Но когда эта родина оставляет тебя один на один со своим горем — это обидно», — сказала мне мама солдата, приехавшая в Москву, чтобы выбивать льготы для своего воевавшего сына. Сын Сергей получил ранение в первой...


       
       «Родину защищать надо! Но когда эта родина оставляет тебя один на один со своим горем — это обидно», — сказала мне мама солдата, приехавшая в Москву, чтобы выбивать льготы для своего воевавшего сына.
       Сын Сергей получил ранение в первой чеченской. Когда 6 августа 1995 года он вывозил тела убитых из Заводского района Грозного, в их БТР попал снаряд. Машину разворотило так, что, когда его привезли в часть, начальники были уверены: никого в живых не осталось. Но Сергей и несколько членов экипажа выжили. Сергей был ранен в голову, последствия — полный паралич правой части тела и полная амнезия, кроме того, врачи обнаружили осколок в легком (не извлечен до сих пор). «Когда я приехала в Ростовский госпиталь, — говорит его мать, — я увидела живой труп. Он смотрел на меня и не мог узнать. Мы его учили всему заново: что такое авторучка, телевизор, что это рука, а это — мама».
       Когда Сергей пошел на поправку и приехал домой, на Ставрополье, мама навестила военкомат. В военкомате о льготах даже не заикнулись, но «обрадовали», сказав, что никаких реабилитационных центров в их распоряжении нет и не будет. (Врали. В Пятигорске есть хороший центр для военных, которым начальство округа постоянно старается козырнуть, но от раненых его почему-то скрывают.) А на прямой вопрос о льготах начальник отдела военкомата ответил: «У меня таких, как вы, 14 тысяч, а про вашего я вообще в первый раз слышу, вон сколько дел валяется, и все помощи хотят».
       Сейчас Сергей — инвалид 2-й группы, получает пенсию 439 рублей. Что на эти деньги можно купить, не говоря уже о полноценном лечении? «Единовременное пособие? — возмущается его мать. — Нам с мужем на работе дали по 500 рублей. Сказали, что это страховка. И это все, что мы получили от государства. Недавно я ходила на прием в администрацию президента, к упитанному, довольному жизнью мужчине, и он сказал мне: «Ну и зачем вы сюда приехали? Езжайте к себе на Ставрополье и там требуйте все, что хотите». Я могу понять, что у государства, может быть, и вправду нет денег, но почему это нельзя объяснить по-человечески?»
       О положенных льготах маме Сергея рассказали только в Союзе комитетов солдатских матерей. От местного начальства помощи ожидать было бесполезно — одни отписки. И тогда она решила написать Юрию Лужкову. «Может, поможет, думала я, и когда через несколько недель, пришло приглашение в Московский центр реабилитации «воинов-чеченцев», я была просто в шоке. Месяцами пытаешься выяснить только, на что ты имеешь право, а тут через несколько недель и без проволочек».
       С лечением решено — спасибо мэру Москвы, а как быть со всем остальным? Кто возьмет на себя смелость ответить на материнский вопрос: «Почему человек, отдавший этому государству свое здоровье, должен оставаться один на один со своим горем?»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera