Сюжеты

МЕНЕДЖЕРЫ ТВОРЯТ БЕСПРЕДЕЛ

Этот материал вышел в № 04 от 22 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Борис ФЕДОРОВ, воюющий за права частных акционеров в советах директоров «Газпрома», РАО «ЕЭС» и Сбербанка, возмущен тем, что нанятые менеджеры чувствуют себя хозяевами компаний — Вы полгода назад начали борьбу за прозрачность «Газпрома»....


Борис ФЕДОРОВ, воюющий за права частных акционеров в советах директоров «Газпрома», РАО «ЕЭС» и Сбербанка, возмущен тем, что нанятые менеджеры чувствуют себя хозяевами компаний
       
       — Вы полгода назад начали борьбу за прозрачность «Газпрома». Получается?
       — Стало ясно, что картина очень туманная. Пока я задаю вопросы менеджерам «Газпрома»: почему, например, «Итера» покупает газ на Ямале за 2 доллара, а продает его за 40 долларов, как «Роспан» попал в «Итеру» за 300 долларов и так далее, множество вопросов. В общем, почему «Итера» из ничего стала крупнейшей по мировым меркам газовой компанией? Она уже сравнивается с «Шеллом», у нее запасы больше всей Великобритании. У акционеров «Газпрома» есть подозрение, что это все сделано за счет «Газпрома», потому что менеджмент «Газпрома» действовал не в интересах акционеров.
       На все эти вопросы получены неудовлетворительные ответы. Государству также не нравятся полученные ответы, поэтому вопрос об «Итере» будет обсуждаться в очередной раз на совете директоров «Газпрома».
       — По-моему, государство как-то лениво этим занимается.
       — На мой взгляд, государство действительно не слишком активно добивается истины. Хотя возможно, что у них есть своя стратегия. Но спрашивать и получать неадекватные ответы можно вечно, поэтому я как независимый директор буду требовать официального аудита конкретных сделок «Газпрома» с привлечением международного арбитра.
       — Почему вы сразу этого не потребовали?
       — Мы давно уговариваем и Грефа (член совета директоров «Газпрома». — Б. С.), и Медведева (замглавы администрации президента, председатель совета директоров «Газпрома». — Б. С.). Грефу теперь вот поручено рассмотреть такую возможность.
       — Непонятно, почему государство тянет. Оно же ничего не понимает в «Газпроме».
       — Конечно, не понимает. Когда я работал в Налоговой службе (Борис Федоров — экс-министр налогов и сборов. — Б. С.) и мне понадобилось в 1998 году разобраться, что такое «Газпром», мне никто разъяснить этого не смог. И тогда я создал комиссию, чтобы элементарно понять, что там за дочерние компании, как они влияют на налоги «Газпрома» и т.д. Я думаю, что в правительстве до сих пор никто ничего не знает.
       — Какие у вас ощущения от менеджмента «Итеры»?
       — Безусловно, в «Итере» более сильный и современный менеджмент, чем в самом «Газпроме». Они адекватнее по своему стилю. У меня к «Итере»-то никаких претензий нет, потому что как независимую компанию я ее абсолютно понимаю. Если тебе кто-то по дешевке что-то отдает, то явно надо брать. Некто предложит вам стодолларовую банкноту за 50 долларов. Ну вы подумаете, конечно, что он дурак, но купите. Претензии у меня к «Газпрому»: почему он в пользу «Итеры» отказывается от огромных внешних и внутренних рынков, почему огромные запасы продаются «Итере» по каким-то странным ценам?
       — Вы исключаете, что Вяхирев с Медведевым уже договорились за вашей спиной и именно поэтому государство не трогает Вяхирева?
       — Нет, в этом случае не было бы еще одного собрания совета директоров. Мы часто общаемся с Медведевым. Мне кажется, у нас с ним общие цели — чтобы компания стала управляемее, прозрачнее. Другое дело, что у нас разное понимание необходимых темпов.
       — Госчиновники открыто заявляют прессе, что они боятся политического влияния «Газпрома».
       — Конечно, Медведев с Грефом опасаются того, что «Газпром» — самая крупная финансово-промышленная группировка в стране.
       Меня Медведев даже обвинил в каком-то интервью, что Федоров увлекается публичностью. Но у меня-то нет больше никаких инструментов, кроме публичных. Если я был бы чиновником, «Газпром» бы у меня как по струнке ходил, все бумаги вмиг бы предоставили. Потому что если государство главный акционер, оно должно распоряжаться «Газпромом» как своей собственностью. Хотя очевидно, что раз государство в принципе озаботилось вопросом «Газпрома», то был некий политический заказ от президента.
       — Слушайте, а вы знаете, кто от имени государства голосовал на советах директоров за перераспределение потоков в «Итеру»?
       — Я это пытаюсь выяснить. Раньше ведь советы директоров собирались два раза в год, а не каждый месяц. Проголосовали, потом быстро покушали и разошлись. Пока был Черномырдин премьером, чего там было обсуждать? Я вот запросил протоколы советов директоров за последние два года. Не дают пока.
       — Как это не дают?
       — Ну не дают. У них же особое понимание своей роли. По закону не могут не дать, потому что это гласные материалы для любого акционера. Ну а как председатель правления РАО «ЕЭС» Чубайс отказывается сказать, какая у него зарплата?
       — Как вы относитесь к идеям глобальной реструктуризации «Газпрома»?
       — У меня и по РАО «ЕЭС», и по «Газпрому» одна позиция: не надо реформ ради реформ. Прежде реструктуризации надо навести порядок в действующей системе, оптимизировать деятельность, перестать воровать. Для меня очевидно, что создание новых газовых компаний надо приветствовать уже сегодня, и не должно быть монополии «Газпрома» на трубу, надо открыть равноправный коммерческий доступ к трубе для всех. На первом этапе для конкуренции этого достаточно. Это надо делать немедленно.
       — Как должна выглядеть внутренняя реформа «Газпрома»?
       — Сначала элементарный порядок надо навести. У меня как у независимого директора есть ощущение, что вряд ли нужно держать сельское хозяйство в «Газпроме». Наверное, «Газпром» не должен выращивать овощи.
       — «Газпром» до сих пор держит на своих балансах колхозы?
       — Я думаю, что «Газпром» — чуть ли не крупнейшая агрофирма в мире! Нужен ли «Газпрому» гостиничный бизнес? Я не уверен. Нужны строительные компании? «Газпром», наверное, газом должен заниматься.
       — Сегодня у «Газпрома» два рынка акций: внутренний, куда иностранцев не пускают, в результате чего акции дешево стоят, и внешний, где депозитарные расписки «Газпрома» стоят в три раза дороже. Можно ли прекратить этот бред и пустить иностранцев на рынок?
       — Это принципиальный вопрос: зачем создали такую уродливую систему с акциями отдельно взятой компании? Внутри России газпромовских акций много, денег мало. А на Западе денег много, акций мало. Конечно, нужна либерализация рынка акций.
       — Правда ли, что вы как совладелец UFG заинтересованы в либерализации рынка акций «Газпрома» потому, что накупили для своих западных клиентов внутренних акций «Газпрома» и теперь лоббируете либерализацию, чтобы заработать на подорожании акций?
       — Да, западные инвесторы покупают внутренние акции «Газпрома» через известные схемы, используя для этого разные компании: UFG, «Тройку-Диалог», «Брансвик Варбург» и так далее. Но я-то в UFG не менеджер, а только акционер.
       — Брокеры фондового рынка подозревают, что вы сливаете в UFG инсайдерские сведения о «Газпроме» и РАО «ЕЭС», в результате чего UFG хорошо себя чувствует на рынке акций.
       — Это чушь. Я несколько лет не был в дилерском зале UFG, а все, что знаю о «Газпроме», рассказываю прессе.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera