Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 04 от 22 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Свидетельство очевидца: в 38-м Мандельштам читал зэкам не Петрарку, а Гете. Причем по-немецки «Зимой в начале 1938 года я встретился с Осипом Мандельштамом в товарном вагоне, следовавшем из города Уфы в Соликамбумстрой. Помещалось в этом...


Свидетельство очевидца: в 38-м Мандельштам читал зэкам не Петрарку, а Гете. Причем по-немецки
       
       «Зимой в начале 1938 года я встретился с Осипом Мандельштамом в товарном вагоне, следовавшем из города Уфы в Соликамбумстрой. Помещалось в этом вагоне сорок человек. Мандельштам имел «детский» срок — три года. Потом я однажды виделся с ним в лагере, но после этой случайной встречи наши пути разошлись. Дальнейшая судьба его мне не известна.
       А. Батурин. 11 мая 1995 г.»
       
       Такую запись сделал по моей просьбе в моем рабочем блокноте и ныне здравствующий прекрасный питерский художник Александр Борисович Батурин. Вот его рассказ, записанный там же моей рукой:
       
       «Поздно вечером у печки в вагоне появляется человек. Очень красивый, с орлиным профилем. Ему дают место. Начал читать стихи. Читал по-немецки и тут же в переводе. (Сосед сказал мне, что это из Гете.) Потом свои стихи.
       — Кто это? — спросил я.
       Сосед мой был поэтом. Звали его Михаил Иванович. Он сказал, что это Мандельштам.
       Когда читал, лицо было освещено печуркой. Слушали даже урки. Тишина была такая, что даже казалось — не слышно стука колес.
       В лагере я познакомился с ним. Но так вышло, что на другой день после нашего знакомства я сбрил бороду, и он меня не узнавал. Потом при Мандельштаме кто-то окликнул меня по фамилии. Мандельштам меня узнал. «Так это вы? Где же ваша борода?.. А я вас даже искал, хотел попросить кое о чем».
       Но о чем — так и не сказал».
       
       Александр Борисович не знает песенки «Товарищ Сталин, вы большой ученый...», где есть такие строчки:
       И нам читает у костра Петрарку
       Фартовый парень Оська Мандельштам.
       Но ничего удивительного тут, по-моему, нет. Что же еще должен делать поэт, если не читать стихи? А у печурки ли в столыпинском вагоне, у костра ли в лагере или со сцены старинного многоярусного театра — это как повезет.
       

       
       
       * * *
       О государстве слишком раннем
       Еще печалится земля —
       Мы в черной очереди станем
       На черной площади Кремля.
       
       * * *
       Как пахнут тополя! Мы пьяны,
       Когда кончается земля, —
       Не ради смуты мы смутьяны
       На черной площади Кремля.
       
       Соборов восковые лики
       Спят, и разбойничать привык
       Без голоса Иван Великий,
       Как виселица прям и дик.
       
       1917
       

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera