Сюжеты

LOVE ME, ТЕНДЕР!

Этот материал вышел в № 05 от 25 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Экономический взгляд на основной инстинкт с позиции конкурсных аукционов Любовь есть нормальный высокорискованный вид инвестиционной деятельности, направленный на получение как материальных, так и нематериальных (т.н. духовных) дивидендов....


Экономический взгляд на основной инстинкт с позиции конкурсных аукционов
       
       Любовь есть нормальный высокорискованный вид инвестиционной деятельности, направленный на получение как материальных, так и нематериальных (т.н. духовных) дивидендов. Занятия любовью с точки зрения современной экономической теории — сложнейший инвестиционный цикл с неизбежно возникающими рисками разного происхождения, часть из которых поддается хеджированию (страхованию), а часть — не поддается. Поэтому с позиции формального безэмоционального монетаризма занятия любовью были, есть и остаются деятельностью заведомо идиотской, поскольку отдача от вложенных усилий (как материального, так и нематериального свойства), как правило, никогда не адекватна произведенным затратам.
       
       1. ТРАДИЦИОННАЯ МОДЕЛЬ: КОНТРОЛЬ ЗА ОСНОВНЫМИ ФОНДАМИ
       Как правило, влюбленный ставит перед собой задачу быстро овладеть основными фондами понравившегося объекта и осуществлять за ним впоследствии тотальный долговременный контроль. В том случае, если основные фонды представляют собой лакомый кусок собственности и высоко котируются на рынке (параметры 90—60—90, антилопьи глазки, как у Пенелопы Крус, косолапые ступни, как у Лив Тайлер, и т.д.), неизбежны конфликты с прежними акционерами предприятия, которые из страха потерять контрольный пакет нередко прибегают к нелегитимным действиям по отношению к новому владельцу (т. н. давание в морду). Как следует из опыта наших наблюдений, наиболе эффективным ответом на действия подобного рода было, есть и пока остается ответное давание в морду — без привлечения в конфликт госструктур, в т. ч. милиции. Дело в том, что любовь есть инвестиционный процесс, осуществляемый в рамках заведомо диких рынков, на которых, как известно, роль легальной системы, в т. ч. милиции и судов, традиционно мала.
       Утвердившись таким образом в статусе мажоритарного акционера (владельца контрольного пакета), стандартный влюбленный, по сути, достиг основной своей цели и дальше собирается длить т. н. счастье бесконечно. Однако время от времени неизбежно будут появляться новые миноритарные акционеры, которые в процессе конкуренции станут претендовать на захват вышеназванных основных фондов и выкуп контрольного пакета. Иногда предприятие уходит из-под контроля в самый неожиданный момент.
       Наиболее эффективным способом хеджирования «риска потерять контрольный пакет» был, есть и остается традиционный: создание максимального количества совместных дочерних предприятий, имеющих трудный девятимесячный цикл воплощения. Считается, что чем больше партнеры наделали совместных «дочек», тем крепче их союз. Однако следует отметить, что если развод все-таки происходит в условиях деления капитала дочерних компаний, то это гораздо более болезненный процесс, часто опять-таки выходящий за рамки судебных разбирательств. Мужчина в этой ситуации часто теряет возможность какого-либо участия в капитале «дочек». Известны даже случаи вывода дочерних компаний в офшор (т. н. «отправила ребенка к этой суке теще»).
       
       2. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ: КУРС НА ЛИБЕРАЛИЗМ
       Выше был изложен самый популярный, но традиционный взгляд на инвестиционную деятельность, взгляд, базирующийся на принципах раннеиндустриальной экономики, которая, как известно, характеризовалась закрытостью акционерного капитала предприятий. Для раннеиндустриальной модели характерно патриархальное поведение собственника, всеми силами старающегося не пустить в капитал компании сторонних инвесторов (поведение, обусловленное т. н. ревностью).
       К сожалению, большинство отечественных влюбленных продолжают вести себя в русле этой старомодной парадигмы,
       т. е. ревновать к новым инвесторам, тогда как на дворе давно постиндустриальная экономика, в которой любой собственник приветствует появление на предприятии нового инвестора, способного привлечь в основные фонды компании как материальный, так и нематериальный (т. н. гуманитарный и интеллектуальный) капиталы. Успешное развитие бизнеса в постиндустриальном мире зависит от ментальной готовности собственника делиться с новыми инвесторами капиталом предприятия и контролем за его основными фондами.
       Нельзя не отметить, что наиболее прогрессивные влюбленные западных стран постепенно уходят от традиционной моногамии в личных отношениях, предпочитая привлекать в капитал предприятий максимальное количество новых инвесторов, способных дать взаимодействию прежних акционеров новые эмоции, импульсы, ощущения. Известно, что дальше всех в этом направлении продвинулись Голландия, Швеция и Германия.
       Справедливости ради следует сказать, что многие субъекты российской экономики также уходят от философии «обладания контрольным пакетом во что бы то ни стало». И примеров уже достаточно: посмотрите, как эффективно управляется Тюменская нефтяная компания, акционерный капитал которой поделен между «Альфа-груп» и «Реновой», или «Русский алюминий», в котором на равноправных условиях сумели консолидировать свои ресурсы Олег Дерипаска и Роман Абрамович. (Правда, многие ведущие российские бизнесмены ведут себя по-старому, остервенело не пуская друг друга к управлению активами: конфликты Лисина и Потанина на НЛМК или Чубайса с миноритарными акционерами в РАО «ЕЭС»).
       Если прогрессивный бизнес страны все-таки двинулся в сторону новой философии постиндустриальной экономики, демонстрируя готовность делиться контролем над компанией с другими полезными инвесторами, то сказать что бы то ни было определенное о российских т. н. влюбленных пока трудно. Если судить по московским и питерским ночным клубам, то мы увидим поколение, абсолютно способное отдавать, брать и снова отдавать основные фонды кому попало, не слишком даже разбираясь в качестве привлекаемых таким образом инвестиционных ресурсов. (Так, один очень известный в ельцинскую эпоху банкир нам рассказывал, что он часто заключал форвардные валютные сделки с другими банкирами настолько поздними вечерами и в такой неделовой обстановке, что никогда не мог вспомнить, когда выплата.)
       
       3. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ДИВЕРСИФИКАЦИИ БИЗНЕСА
       Очевидно, что, хотим мы того или нет, моногамия уходит в прошлое, уступая по всему миру свое место постиндустриальному пониманию влюбленности и методикам необходимого поведения в этой сфере. В новой конструкции взаимоотношений каждый человек будет акционером сразу многих предприятий, вкладывая по мере сил в каждое из них материальные и нематериальные ресурсы, участвуя в воспроизводстве отношений нормального качества. Основные фонды каждого предприятия (женщины) будут цивилизованно управляться группами собственников: или по очереди, в порядке лизинга с оговоренными сроками, или вместе целым пулом акционеров. Нелегитимные способы воздействия на конкурирующих акционеров (упомянутое битье в морду) по-прежнему будут практиковаться, но, видимо, реже, поскольку прежние конкуренты в борьбе за основные фонды становятся в постиндустриальной конструкции как бы партнерами, осуществляющими совместное управление.
       То есть каждый участник рынка диверсифицирует свой бизнес таким образом, чтобы потеря контроля за одним предприятием не сказывалась трагически на всем бизнесе, не вела к т. н. драмам несчастной любви и подавленным комплексам неполноценности.
       Правда, все равно будут находиться сторонники моногамии, идеологи контрольного пакета и патриархи Домостроя, предпочитающие реализовывать старые раннеиндустриальные представления о т. н. любви и счастье. Они будут справедливо указывать обществу на прелесть монопольного ежедневного кормления с ложечки своего косолапого чуда с глазками горной антилопы и оленьими губами, как у Хелены Кристиансен. Они будут говорить, что это счастье несравнимо с собиранием то там, то здесь осколков эмоций в процессе диверсифицированного бизнеса, участвующего понемногу в капитале нескольких предприятий, с максимально хеджированными рисками. Они будут проповедовать императив закрытого монопольного счастья.
       И они будут правы в чем-то. Но и они, выйдя, пардон, за хлебом, станут оглядываться на улице на других, прикидывая варианты возможного инвестирования в иные проекты, а иногда даже в них инвестируя. И тем будут демонстрировать правоту философа Тоффлера, провозгласившего императив открытого финансового мира, в котором капиталист свободен выбирать любые рынки.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera