Сюжеты

ЕДИНСТВЕННАЯ — МОЕ ЛЮБИМОЕ ЧИСЛО

Этот материал вышел в № 05 от 25 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Измена не входит в планы. Допустим... Здравствуй, моя милая, здравствуй, женщина из XXI века. Одна из миллионов. Здравствуй и ты, вторая из миллионов, и третья здравствуй, и двадцать четвертая. Я «расставляю» вас не по значимости, но по...


Измена не входит в планы. Допустим...
       
       Здравствуй, моя милая, здравствуй, женщина из XXI века. Одна из миллионов.
       Здравствуй и ты, вторая из миллионов, и третья здравствуй, и двадцать четвертая.
       Я «расставляю» вас не по значимости, но по порядку.
       Можно, я буду обращаться ко всем вам, как к одной — абстрактной, но красивой женщине?
       Так не возникнет путаницы, так будет интимнее, так... Понимаешь, если вдуматься, вы все одинаковые, ведь вас выберет один и тот же человек — я...
       
       Ты спрашиваешь, какой я хотел бы видеть тебя.
       Во-первых, я хотел бы тебя видеть. Во-вторых, не только видеть, но и трогать, насколько это возможно...
       Мы будем жить долго, иногда счастливо и обязательно вместе.
       Ты должна быть все время рядом. Чтобы творить, мне нужна тяжелая обстановка мещанского быта, мое воображение живо напишет картину серых будней, из которых необходимо вырваться.
       Вкусные домашние пельмени, чистая, выглаженная рубашка, хороший, безопасный (это не потому, что как в рекламе, а потому, что можно и без этого) секс, массаж и дежурная кружка водки с чаем во время болезни — все это должно мне постоянно надоедать, приедаться и припиваться.
       Обложи меня домостроем, а не матом. Создай необходимость вырваться из пут семейной жизни (но на время!), чтобы остаться творческой единицей (палкой) и уважающей себя двуличностью.
       И я буду вырываться, буду уходить в свободное плавание, оставляя тебя на берегу. Зачем тебе туда, там почти никогда не бывает сухо...
       Тебе может показаться, будто я тебе изменяю. Не верь своим ощущениям, не верь даже глазам своим. Это я не изменяю, это я изменился на время.
       Потом я скажу тебе много слов, и все будет правда. Да, никого лучше тебя нет в целом свете. Но, согласись, можно ведь и без света. Не обижайся...
       Если ты будешь обидчивой, я не выберу тебя своей двадцать первой.
       Зачем мне обиженная кем-то женщина?..
       
       Не позволяй мне всего сразу.
       Ты должна быть чуточку недоступной. Я хочу завоевывать тебя заново. Каждые три раза.
       Я покорю тебя своей заносчивостью, неряшливостью и холодностью.
       Женщины обожают мужчин свободного духа...
       Ты будешь часто ругать меня, потому что в двадцать первом веке водку никто не отменил...
       Ты будешь говорить, что я ленив, что я ничего не делаю и смотрю телевизор с голыми женщинами. Дорогая, поверь мне, когда я с голыми женщинами, мы не смотрим телевизор. А сейчас они просто смотрят на меня с экрана и улыбаются и не просят взамен сказать, как сильно я их люблю, а еще шубку, в клуб и к маме...
       Я буду все время напоминать тебе о том, что ты прежде всего женщина.
       «Обкуренные» занавески, немытая посуда, мусор, который ты по своей девичьей памяти забыла вынести перед отъездом...
       Родная, ты сразу вспомнишь о высоком предназначении женщины.
       Я — твое высокое предназначение, мой рост — сто восемьдесят девять сантиметров высоты...
       Мы еще не решили, как тебя будут звать.
       Пожалуй, это неважно, главное, что, как и куда бы тебя ни звали, ты не захочешь идти туда без меня.
       И мы с тобой подумаем-подумаем, а потом решим вообще никуда не идти.
       Ты будешь плакать от счастья и соглашаться.
       Проведем лучше нелишний вечерок дома.
       Мы будем сидеть у домашнего очага, растопленного твоими женскими романами, попивать коньяк и спорить с моим другом Витькой о литературе...
       
       Ты скажешь, что я тебя с кем-то перепутал, это не ты, это женщина из прошлого века, скорее даже баба из девятнадцатого. Я предвидел твое недоумение. Не волнуйся, я не ошибся адресатом, я не сошел с ума.
       Да, ты стала эмансипированной, ты руководишь фирмами и банками, публичными домами и овощными базами. Ты сильная, тебе часто даже недостает женственности, присущей Боре Моисееву, но это пока ты не дошла до дома...
       А там ты — все та же баба из девятнадцатого, по крайней мере я тебя вижу такой.
       Разве я превратно истолковал твое понятие о счастье?
       Прости.
       Ты, конечно, можешь представлять его себе другим, но что получишь — вот вопрос...
       
       P.S.
       А еще ты будешь умной, и даже не чуточку, и даже не по-женски...
       Ты спросишь: «Как это я, такая умная, соглашусь быть рядом с тобой?!»
       «Все очень просто, хорошая моя... Любовь», — отвечу я, поцелую тебя в ушко, отвернусь к стенке и захраплю.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera