Сюжеты

ЧЕЧНЯ В ОТКАТЕ

Этот материал вышел в № 06 от 29 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Зачем Ильясову Чечня? Почем Чечне Ильясов? И при чем тут «налаживание мирной жизни»? Нет ничего любезнее уху российского чиновника, чем слово «откат». Для тех, кто не знает, это взятка, только экономически куда элегантнее: когда внешне...


Зачем Ильясову Чечня? Почем Чечне Ильясов? И при чем тут «налаживание мирной жизни»?
       
       Нет ничего любезнее уху российского чиновника, чем слово «откат». Для тех, кто не знает, это взятка, только экономически куда элегантнее: когда внешне работаешь честно, но кое-что непременно обязано отвалиться в сторону, как премия за хлопоты, иначе не работаешь.
       Искусство откатов в России, несмотря на традиционно высокий уровень, продолжает совершенствоваться. Меркнут секретные счета и корпоративные кредитные карты, открытые на двоюродных теть, теперь в откат назначена целая республика — Чечня.
       Станислав Ильясов, новоиспеченный председатель ее правительства, делая первое программное заявление, сообщил, что на выделенные из российского бюджета деньги в размере 14 млрд (программа восстановления) он прежде всего намерен создать в Чечне рабочие места путем поднятия из пепла разрушенных нефтехимзаводов.
       Вот тебе на! О чем речь? Программа восстановления не подразумевает ни рубля на эти заводы? На том основании, что специалисты Госкомитета по строительству, проводившие соответствующую экспертизу летом прошлого года, признали их не подлежащими восстановлению? Выходит, бюджетные деньги вот-вот потекут на обслуживание руин, которые все равно невозможно превратить в цеха? Это мы уже проходили — после первой войны.
       Но зачем это Ильясову? Заводы, о которых идет речь, расположены прежде всего в Грозном. И отсутствие программы их восстановления стало причиной острейшей междоусобной войны в Грозном минувшей осенью и нынешней зимой. Бесхозные заводские руины стали грабить все, кто был на то способен.
       Люди сбивались в банды, брали себе «крышу» из состава различных федеральных подразделений — и тащили гружеными колоннами свой кусочек металлолома в соседние регионы. В первую очередь в родной для Ильясова Ставропольский край. Ставропольские пункты приема драгметаллов богатели на глазах, и война в который раз стала слишком выгодна всем, кто рядом. А как же Ильясов? В начале процесса разграбления он — председатель правительства Ставропольского края и по должности все знает и понимает. Однако вскоре его с треском увольняют за слишком уж коммерческий размах на государственном посту, и Ильясов, будучи поддержан пропутинской партией «Единство», неудачно пытается прорваться в губернаторы.
       Оказавшись не у дел, Ильясов становится человеком Чубайса в регионе, возглавив «Южэнерго» — организацию, известную тем, что именно через нее в никем не контролируемых масштабах прогоняется сегодня электричество на Чечню и отдельно на Грозный. Спрашиваешь диспетчера на подстанции: сколько же потребляет Гудермес? Надтеречный район? Пожимает плечами. Сколько киловатт уже списано на войну? Об этом теперь знают лишь Ильясов да Чубайс. Ну а освещенную улицу в Чечне по-прежнему встретить очень трудно.
       Но вернемся к заводам. Осенью мэром в Грозный назначают Беслана Гантамирова — наместника интересов начальника Генштаба Анатолия Квашнина. Гантамиров тут же рассредоточивает верных себе людей на ключевых постах — прежде всего в администрации и отделе внутренних дел Заводского района города (заводы именно здесь) и пытается подмять под себя вывоз металла с помощью подразделений, верных Квашнину. Это происходит с боями: сопротивляются все. И прежде всего неквашнинские «крыши». Осень в Грозном отмечена резким ухудшением обстановки, непрекращающимися перестрелками, подрывами и ощущением начала нового витка коммерческой войны. Город наводнен «неопознанными бандформированиями», которые оказываются слившимися в едином порыве хорошо заработать бандитами и военнослужащими.
       Что же Москва? К середине осени становится ясно, что Путин просто не знает, что дальше со всем этим делать. Очевиден властный тупик — Квашнин распоясался, межведомственная грызня силовиков ни для кого не секрет, а Кадыров в довершение ничем в Чечне не управляет. Так к зиме всплывает фигура крепкого хозяйственника Ильясова. Именно он лучше других знает, почем может быть Чечня. И каков с нее откат? Ему предлагают — он соглашается, и с воодушевлением, «силами спецподразделений ФСБ» (Квашнина побоку) восстанавливать то, что восстановлению не подлежит.
       Последний вопрос: а во что обойдется сам Ильясов Чечне? Сколько заплатит истощенная республика за очередного назначенца Москвы? Минимум — 14 млрд, «программные» деньги, они, видимо, растворятся в развалинах. Ну а максимум пока даже не подсчитать. На что и расчет. Воцарение Ильясова в Чечне и «замена войск на ФСБ» — события одного коммерческого поля. Москва приняла решение, кто будет грабить Чечню дальше. И кто будет распределять откат от этого.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera