Сюжеты

ТВ В КЛЕТОЧКУ

Этот материал вышел в № 06 от 29 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Обзор телевидения за неделю Я теперь многое знаю про тюрьму. Потому что аккуратно смотрю новости. А там — или посадили, или арестовали, или на допрос вызвали. Но в Генпрокуратуру идут уже как в Бутырку, поскольку с некоторых пор они друг...


Обзор телевидения за неделю
       
       Я теперь многое знаю про тюрьму.
       Потому что аккуратно смотрю новости. А там — или посадили, или арестовали, или на допрос вызвали. Но в Генпрокуратуру идут уже как в Бутырку, поскольку с некоторых пор они друг друга идеально дополняют.
       Поначалу, конечно, страшно становится, что все арестовывают и арестовывают. Но если судить по новостям, и в Бутырке тоже жизнь, не говоря уж о бруклинской тюрьме или о домашнем аресте на собственной вилле. Сажают самых разных людей. Под каждого находится статья в нашем богатом УК. Как у Солженицына — каждый может оказаться за решеткой.
       Спасибо, конечно, дорогие коллеги из ящика. Мне, не осилившей всю тысячу страниц «Архипелага», вы очень подробно, живо и регулярно рассказываете, как арестовывают. И как производят обыск. И сколько идет допрос. И что спрашивают. И какие условия заключения. И чем кормят. И что за интеллигентные люди делят с имяреком камеру.
       Так на прошлой неделе в одном десятичасовом выпуске «Сегодня» скопилось четверо сидельцев: Бородин (новичок), Гусинский (бывалый), Антон Титов (ранее не известный общественности финансист из «Моста») и Тамара Рохлина (уже в колонии).
       Первым номером программы «Сегодня» сидит Пал Палыч Бородин. Президент еще не сказал своему народу, виноват Пал Палыч или нет и, следовательно, жалеть нам его или как. С другой стороны, быт заграничных арестантов наше телевидение пока не освещало, поэтому направление перспективное. И, кстати, политически почти нейтральное.
       Как следует из репортажа, Пал Палыч сидит с удобствами. В камере ему не хватает только телевизора, смотреть который госсекретарю приходится в общей комнате. Пал Палычу разрешены два телефонных звонка в день, зато на активные игры ограничений никаких: тюремный чиновник рассказывает, что «Бородину дают баскетбольный мяч и он может бросать его сколько хочет». На воле, правда, Пал Палыч больше в футбол гонял, но тут послушно, сколько хочет, играет в баскетбол. Питается Пал Палыч неплохо. На завтрак ему дают вареные яйца, апельсиновый сок, тосты, джем и кофе. «Он держится очень мужественно, — говорит наш консул, — я хожу к нему каждый день и его поддерживаю».
       Далее сидит Гусинский под домашним арестом на вилле в Сотогранде. Сидит как-то скучно, во всяком случае скучно по сравнению с Бородиным в Нью-Йорке и с самим собой в Бутырке. К Гусинскому даже гости ходят и по телефону разговаривать он может неограниченно долго. Другое дело — Бутырка. Ведь как богаты на подробности были выпуски новостей в июне! Недаром у Бутырки все время дежурили журналисты. Гусинский в общей камере. Гусинского переводят к интеллигентным людям. Гусинскому приносят тюремную кашу и минтая. Гусинскому привозят смену белья и фрукты. Гусинский просит газету «Сегодня» и журнал «Итоги». Гусинскому привозят телевизор. Гусинского освобождают. Гусинский обязуется присылать в Бутырку газеты и журналы.
       И когда Гусинский не ест тюремного минтая — про минтай дают репортаж, и вся прогрессивная общественность, разом вспомнив про ужасные условия содержания в российских тюрьмах, пишет письма в защиту Гусинского. Не освобождают Бородина до суда — дают репортаж, и вся творческая интеллигенция пишет письма в защиту Бородина.
       Третьему сидельцу программы «Сегодня» Антону Титову уделено куда меньше внимания и эфира (да, Бутырка уже не в новинку). Титов тихо ест тюремного минтая, не жалуется на неинтеллигентность сокамерников и вообще ни на что не жалуется. И про Титова не снимают каждый день репортажи. И такая же точно, как в момент сидения там Гусинского, бутырочная действительность уже почему-то не вызывает у той же прогрессивной общественности и творческой интеллигенции приступов письмописания.
       Про Тамару Рохлину — четвертого заключенного одного только выпуска новостей — вообще вспоминают только потому, что в ее Можайскую женскую колонию приехал уполномоченный по правам человека Миронов. Однако даже приезд Миронова с телекамерами не поможет Рохлиной: у нее больной желудок, но диетическое пюре ей не положено, и никакой уполномоченный на пюре ее не переведет.
       Насмотревшись новостей, я интересуюсь вполне буднично: что, сегодня никого не арестовали? Еще никого, так же буднично мне отвечают из ящика, может, завтра? Правда, на днях прямо из офиса взяли двух переводчиков «Медиа-Моста». Еще на допрос вызывали Киселева, потом Малашенко, потом Миткову. Миткову на допрос в Генпрокуратуру провожали родные и коллеги, и раз были телекамеры, то ничего не должно было случиться. С другой стороны, Рохлиной даже при телекамерах не дают диетическое пюре...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera