Сюжеты

КТО ПОКУПАЕТ ЦСКА?

Этот материал вышел в № 06 от 29 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

У инкогнито все-таки есть фамилия: по слухам, возможно, Бородин или Окулов На днях все руководство ПФК ЦСКА подаст в отставку. Это определенно будет самый громкий скандал в истории российских футбольных чемпионатов. По правилам (как и при...


У инкогнито все-таки есть фамилия: по слухам, возможно, Бородин или Окулов
       
       На днях все руководство ПФК ЦСКА подаст в отставку. Это определенно будет самый громкий скандал в истории российских футбольных чемпионатов. По правилам (как и при смене правительства) подают в отставку все руководство и администрация, все люди (кроме игроков), состоящие в штате.
       В прошлом году «Новая газета» занималась ситуацией вокруг футбольного клуба ЦСКА.
       Все началось летом с публикации компромата на президента клуба Шахруди Дадаханова. Дадаханов (чеченец по национальности) назывался одним из тех, кто финансирует боевиков на территории Чечни. В декабре в «Новой газете» появилось интервью председателя совета директоров ПФК «ЦСКА» Андрея Трубицина. Он рассказал, что один из совладельцев клуба, Русламбек Хусаинов, вынужден скрываться в Париже, а французская контрразведка сделала записи его встречи и телефонных разговоров с сотрудниками ФСБ России. Русламбеку предлагали помогать в освобождении пленных из Чечни, организовать в Москве склады с оружием. Против владельцев ПФК многократно возбуждались и закрывались уголовные дела. В стадии рассмотрения — несколько судебных исков владельцев ПФК к журналистам, писавшим об их связях с боевиками.
       Многие свои проблемы владельцы ПФК связывали с главой общества ЦСКА полковником Российской армии Михаилом Мамиашвили. Михаил Геразиевич снял свое интервью перед публикацией, но пообещал встретиться с Трубициным и Дадахановым в любой день и решить все проблемы, даже в присутствии нашего корреспондента.
       Мы изначально готовы были предоставить слово на страницах газеты всем участникам конфликта и всем людям, которые захотят высказаться.
       Были опубликованы мнения бывших офицеров МВД и ФСБ, болельщиков. В редакцию пришел и один известный судья, рассказавший о проданных матчах прошлогоднего чемпионата и о некоторых играх ЦСКА — как и почему команду «убивали». В начале этого года на тему судейства высказался и главный тренер «Спартака» и сборной России по футболу Олег Романцев. Он заявил о ситуации вокруг ЦСКА: «Это не футбол. Здесь я некомпетентен».
       Окончательно прояснить ситуацию специально для «Новой газеты» согласился президент ПФК «ЦСКА» Шахруди ДАДАХАНОВ.
       
       — Шахруди Мусаевич, слухов много. Кто уходит? Вы продаете контрольный пакет? Кому?
       — То давление, которое оказывалось на нас в течение всего этого времени (по словам Трубицина, два года. — А. М.), достигло своего апогея. Мы решили отказаться от футбольного бизнеса и продать все акции, которые нам принадлежат. Я, Трубицин, Хусаинов и еще несколько человек. Мы хотим со стороны посмотреть на то, что удалось создать за эти годы. Я как руководитель клуба считаю, что команду без нас ждут большие успехи.
       Команда мне небезразлична. Никто из ребят не уходит, костяк сохранен. Единственным условием покупателя была отставка президента футбольного клуба.
       — Покупатель зовется...
       — Пока не говорят, кто. С нами ведет переговоры посредник, мне не хотелось бы его называть. Кто стоит за ним, не знаю. Называются очень влиятельные российские политики.
       — Глава попечительского совета клуба Павел Грачев (бывший министр обороны. — А. М.) тоже уходит?
       — Да. Сейчас все подадут в отставку, а кого оставить — решать будут новые владельцы. Это нормальная практика. Когда я пришел в 1997-м, все работники написали заявления, а я потом оставил тех, кого счел нужным.
       — Теоретически вас всех могут оставить...
       — Теоретически они могут оставить весь коллектив, но я в любом случае уйду в отставку.
       — Обиды?
       — Да нет. Ну представьте, я долгое время проводил свою политику, а завтра мне кто-то будет говорить, что делать. Если я останусь президентом, сезон для команды опять будет загублен.
       — Дело в Дадаханове?
       — Думаю, дело в национальности Дадаханова. Больше ни в чем.
       — Приемлемо ли говорить, что в вашем противостоянии с Мамиашвили есть победивший и проигравшие?
       — В наших, скажем так, баталиях нет проигравших и победителей. Я работал во имя футбола. Надеюсь, люди, которые придут после меня, смогут еще больше прославить клуб. Пусть у них получится больше, чем у нас. Мне не стыдно оставить то, что мы сделали. Не стыдно за Семака, Корнаухова, Бокова, Варламова...
       — Как команда восприняла ситуацию?
       — Пока мы не говорили. Я бы не хотел, чтобы продажа клуба отразилась на команде. Она уезжает 29-го числа на сборы в Португалию, пусть тренируются. Любая администрация должна создавать им только все условия для игры. Пусть выступят лучше, чем два года назад (тогда армейцы стали серебряными призерами чемпионата. — А. М.).
       — Вы ни с кем из них не говорили?
       — Пока все не закончено, не буду этого делать. Нет смысла. Поговорим тогда, когда я смогу сказать им все.
       — Планируете как-то эту беседу?
       — Как только они приедут из Португалии, обязательно будет разговор. Мы должны попрощаться с ребятами. Нам есть что им сказать, думаю, им тоже будет что сказать.
       — Шахруди Мусаевич, вспоминаю вас на трибуне среди болельщиков, помните, тогда, в Раменском, были стычки во время матча поклонников вашего клуба с милицией?.. И после всех этих переживаний вот так отрезать — и все?
       — Когда я пришел в футбол, у меня не было ни одного седого волоса. Посмотрите на меня теперь... Сначала хочу отдохнуть. И знаете, у меня пятеро детей. Вот теперь наконец я ими и займусь.
       — Ваши коллеги говорят, что вы хотите семерых...
       — Стараться буду. А еще хочу восстановить здоровье. Планы у меня очень большие. И они самым тесным образом будут связаны со спортом.
       — А в футбол не вернетесь?
       — Нет. Ни в клуб, ни в ПФЛ. Я устал от борьбы за выживание. Устал отбиваться от нападок на меня и на совет директоров. Я надеюсь, с моим уходом прекратится артиллерийский обстрел футбольного клуба, который обрушили на нас в этом сезоне.
       — Трубицин говорил, что ему делал предложение о покупке клуба один из офицеров МВД. Он имеет связь с вашим посредником?
       — Человек, который с нами общается, ничего нам не говорит. Нам небезразлично, кто купит акции. Но, понимаете, если люди идут на такой шаг, как покупка команды, они должны иметь отношение к футболу, причем знать его изнутри, и очень хорошо. Иначе, пока они втянутся, будет «убита» команда.
       — А ваши отношения с правоохранительными органами? Вы опять проходите по делам или они снова закрыты?
       — Продолжается сотое следствие. Мне хотелось бы, чтобы была объективность. Но что я могу думать, если меня проверяют постоянно? Это мешает не то что работать — жить. Я устал отбиваться от глупых подозрений.
       — Вы много плохого узнали о спорте?
       — Знаете, когда человек уходит, плохо не стоит говорить. Позитивного было больше. Все-таки мне было приятно работать с нашим коллективом. Спасибо всем и в ПФЛ, и в РФС, и в клубе. Может, я не внес вклад в наш футбол, но своими мыслями был только в нем.
       — Что сделать, чтобы улучшить судейство? Не будем говорить только о прошлом сезоне ЦСКА...
       — Нужно решить все между президентами клубов. Собраться и говорить, как будем играть.
       — Я предложил этот вариант Романцеву, он сказал: «Не обижайтесь, но вы очень наивны. Начинается сезон, и все думают только об очках, идут во все тяжкие».
       — Я думаю, многое накладывается на негативные отношения, которые уже сложились в прошлом. Нужно постараться начать с чистого листа, выстраивать заново все связи. Иначе мы не добьемся прогресса в футболе, в Еврокубках — точно. А еще нельзя привыкать к заслугам команды. Знаете, в школе, как у нас в футболе, привыкают к отличникам и потом там, где другому поставят четверку, ставят пять.
       — Но ведь вы знаете, что порой команда едет на выезд даже со своей питьевой водой, чтобы не отравили.
       — Да нет, можно все исправить. Поверьте, я знаю, что говорю. Можно сделать так, что не будет таких матчей, как «Динамо» — «Анжи», «Анжи» — «Зенит», или, не могу не сказать, финал Кубка России в прошлом году. Нужно нам, президентам, сесть за стол. И конечно, надо всегда разбираться в причинах плохого судейства. А может, даже наказывать города и клубы, где не могут обеспечить безопасность арбитрам. Хотя у нас в стране наказывают и так — всех и почем зря.
       — Все еще говорите «нам»?
       — Я еще не положил удостоверение на стол.
       — А вам никто не звонил из чиновников?
       — Мне — никто. Ни из Госкомитета по спорту, ни из администрации президента. Никто. Понимаете, ведь мы могли бы распродать игроков и получить большие деньги. Но мне в спину никто не скажет, что я ушел непорядочно.
       — А посредник согласился бы на команду без игроков — только на марку?
       — Да.
       — На матчи ходить будете?
       — Не знаю, почему, но мне уже сделали предложение ветераны ЦСКА вступить в их клуб. Может, из-за седых волос. Так что буду ходить весь сезон по абонементу.
       — Садырину не жаль своей работы?
       — Менять будут всех. Но перед сезоном менять тренера, я считаю, было бы глупо. Укреплять звенья будут, а тренера все-таки, мне кажется, надо оставить.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera