Сюжеты

В РОСТОВЕ ПАДАЮТ КАШТАНЫ... И СНИМАЮТ СЕРИАЛЫ

Этот материал вышел в № 07 от 01 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Скоро на НТВ премьера нового сериала Кирилла Серебренникова «Ростов-папа, или Южный Декамерон» ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ — ПРЕДВАРИТЕЛЬНО НОСТАЛЬГИРУЮЩЕЕ Только не ждите от меня объективности! Я тоже из этого города. А город этот можно ненавидеть...


Скоро на НТВ премьера нового сериала Кирилла Серебренникова «Ростов-папа, или Южный Декамерон»
       
       ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ — ПРЕДВАРИТЕЛЬНО НОСТАЛЬГИРУЮЩЕЕ
       Только не ждите от меня объективности! Я тоже из этого города. А город этот можно ненавидеть всеми фибрами души, рваться из него всеми силами, чтобы однажды на краю земли, в занесенной снегами Воркуте, в гостиничном ресторане услышать от местных лабухов «...в Ростове падают каштаны, каштаны юности моей...» и вдруг ощутить предательский комок в горле.
       Ах этот теплый, южный, продуваемый всеми ветрами город моей юности — любимый до ненависти, ненавидимый до любви!
       
       Вставляя в видео кассету, собралась было испытать положенный приступ ностальгии по родному городу, но минуты через три о ностальгии забыла. Как забыла и о заранее приготовленном блокноте для замечаний. Замечание записала одно, когда уже шли финальные кадры — «титры мелкие». Титры при окончательном монтаже поменяли, а обязательная порция ностальгии как-то незаметно растворилась в общем ощущении этих десяти столь разных фильмов, складывающихся не столько в «Ростов-папу», сколько именно в «Южный Декамерон».
       Ростов c его колоритом, типично ростовскими приметами и персонажами здесь не главный герой, не фон, а почва, позволившая взрасти причудливым цветам разных фильмов, в итоге сложившимся в непривычный по своей контрастности и гармонии букет сериала.
       Нет сквозного сюжета, лишь некоторые герои, как Поэт (Сергей Никоненко) или Леня Резаный (Дмитрий Марьянов), мелькают на заднем плане одной истории, чтобы потом вдруг раскрыться с неожиданной стороны в истории собственной. Сквозного сюжета нет, но есть общая тема — жизнь. Все то, что имеет иные формы и способы существования, нежели бандитские и ментовские саги, заполонившие в последние годы телевизионный прайм.
       В прошлом году, когда «Менты» из оригинального произведения окончательно превратились в поток, когда в измученном зрительском сознании они перемешались с собственными клонами на конкурирующих каналах и с новыми героями старых казанов на канале собственном, стало ясно, что так далее продолжаться не может! Должен быть спрятанный в кустах рояль, железная дверь, до поры до времени скрытая за нарисованным очагом в каморке папы Карло. Пусть еще никто не проткнул этот холст своим деревянным носом и не отыскал золотого ключика к тайнам настоящего телевизионного кино, но заветная дверь должна быть!
       Первым сериальным папой Карло успел стать Александр Митта, резко прочертивший границу между «мылом» и телевизионным кино. Не случайно «доля» его «Границы», зашкаливая за 50%, красноречивее всех слов поясняла телезаказчикам, что зрители не дураки, хорошее кино от вала отличают. И ждут чего-то менее примитивного, чем ежедневный сериальный чес.
       Но Митта — авторитет признанный. Ему вроде бы и положено иметь право на собственное мнение. А молодняк по большей части слепо следует в общем фарватере, пока не найдется один, носом нарисованные очаги протыкающий. Представьте — молодому провинциальному (терпеть не могу это слово, но приходится употребить) режиссеру предлагают снять для большого канала сериал по названием «Банда». Что должен делать молодой режиссер? Хвататься за предложение двумя руками, соглашаться на все условия? Или, гордо вскинув голову, отвечать не врубающимся в суть творчества проклятым телебуржуинам, что-де про банды не снимаем?..
       Кирилл Серебренников (незадолго до того первым из нестоличных телевизионщиков получивший ТЭФИ в столь престижной номинации, как «Лучший режиссер») нашел третий путь. Про банду снимать не согласился, но и от предложения не отказался. Предложил идею собственную. И генеральный продюсер «НТВ-кино» Владилен Арсеньев согласился на эксперимент.
       
       ОТСТУПЛЕНИЕ ВТОРОЕ — О ТОМ, КАК СНЯТЬ СЕРИАЛ, КОГДА МАЛО ВРЕМЕНИ И ЕЩЕ МЕНЬШЕ ДЕНЕГ.
       По трубе текли фекалии. Что мешало записи звука.
       — Стоп! Говно течет! Снимать нельзя, — прервал съемку режиссер, и у прилетевшей из Лондона Ингеборги Дапкунайте полезли на лоб глаза — мамочки мои, куда я попала!
       — На первом занятии в любой западной киношколе будущим режиссерам рисуют треугольник, на вершинах которого написаны три слова: «быстро», «хорошо», «дешево». И поясняют, что одновременно действуют только те понятия, которые расположены на одной стороне треугольника, — говорит Кирилл Серебренников. — А три сразу не бывает. И только создание русского сериала для русского телевидения под руководством русских продюсеров может сокрушить этот злополучный треугольник.
       Опыта в сокрушении Серебренникову не занимать. Свой первый сериал «Ласточка» он снял на ростовском телевидении за сумму, которой бы в столице не хватило даже на скромный фуршет в честь презентации. В этот раз сумма была гораздо больше, чем на «Ласточке», и гораздо меньше, чем хотелось.
       Большую часть сериала снимали на самой что ни на есть ростовской натуре — в квартирах друзей, в офисах знакомых, в том настоящем общежитии с текущими нечистотами, куда Дапкунайте поначалу ступить боялась, а люди живут по пол жизни. Из такого общежития хоть в турецкий стриптиз, хоть к красномордому депутату (Всеволод Шиловский) в содержанки. Серебренников говорит, что после того, как снял сериал в современных условиях, кажется, что приобретенные навыки способны помочь даже на Страшном суде.
       — Ворваться в дом к друзьям: «Мы у вас тут полчасика кино поснимаем!», разворотить всю обстановку, затоптать пол, довести до инфаркта запертую в туалете собаку, снимая вместо обещанного получаса двое суток. Согнать массовку, наобещав каждому вместо денег миг персонального триумфа. На предательские реплики членов группы, что съемки идут без перерыва уже 14 часов, удивленно показывать руку, на которой нет часов. И обязательно иметь жалкий вид при встречах с возможными инвесторами! Имитировать запущенную тяжелую болезнь, чтобы подумали, что это твой последний фильм, потому что дают сирым и убогим, а счастливым и довольным не дают.

    
       «Южный Декамерон» менее всего похож на те тупые представления о сериале, которые нам навязали. Когда в начале прошлого года «НТВ-кино» решилось на эксперимент, за несколько месяцев молодыми и известными драматургами были написаны 10 оригинальных сценариев, переносящих в нашу жизнь фабулы и героев классических сюжетов, а за три месяца на АТВ были сняты десять фильмов.
       В итоге Орфей (Алексей Кортнев) оказался певцом в казачьем хоре, шабашащим где придется — от уроков в школе до мужского стриптиза, дабы спасти от кабальной работы в турецком варьете свою Эвридику (Ингеборга Дапкунайте). Всю жизнь преподававший литературу Дон Кихот (Игорь Ясулович) вдруг почувствовал в себе героя бульварных боевиков Верного и подался совершать подвиги во имя бывшей своей ученицы Дульсинеи-Марии, любить которую ему не позволили условности. Армянская Джульетта (Мадлен Джабраилова) встретила своего Ромео-Васю (Влад Галкин) в мясном павильоне рынка. Турком-нанимателем казачьих стриптизерок стал сам режиссер Кирилл Серебренников, а главным бандитом Ростова-папы оказался вице-президент АТВ Иван Кононов (он же автор известных и звучащих в сериале хитов «Левый берег Дона», «А над Доном золотые купола» и тех «Каштанов», которые я зачарованно слушала когда-то в Воркуте).
       В «Южном Декамероне» актерский фейерверк. Молодые, незамеченные или замеченные не у нас Елена Морозова, Кирилл Пирогов, Наталья Назарова, Дмитрий Ульянов, Наталия Швец. И рядом с ними Гундарева, Никоненко, Ясулович, играющие как в первый раз.
       И краски, бьющие через край. Вам они кажутся излишне яркими — значит, вы никогда не жили южной жизнью и воспринимаете свое северное бытие как единственно возможное. Очнитесь, рваните на юг, где все как на картинах некогда жившего в Ростове Сарьяна, — и цвета, и страсти через край.
       Они очень разные, эти десять серий. Иная зрительница прольет слезы над душещипательной историей женщины, незадолго до родов получившей видеокассету времен первой чеченской с кадрами расстрела ее любимого («Бои без правил»), но не примет условностей нового Демона («Ты — это я»). Кому-то, напротив, по душе придутся разудалая фарсовость Ромео и Джульетты из мясного павильона («Шли по городу две свинки») и нарочитая веселая театральность нового «Вавилона», а вязь истории о молоденькой работнице с табачной фабрики (Катерина Корф), чьи возлюбленные гибнут один за другим, и влюбленном в нее курсанте (Алексей Макаров) покажется чрезмерно тонкой («Мужчины его женщины»).
       На вкус и цвет, как говорится... На то и разножанровость, чтобы каждый мог выбрать. Могу предположить, что именно из-за этой разножанровости рейтинг всего сериала вряд ли будет столь впечатляющий, как у изначально создававшейся как кинороман «Границы». Но если НТВ и «НТВ-кино» готовы позволить себе право на эксперимент, это лучший показатель того, что вскоре за рейтингами не заржавеет. И не только у «Ментов».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera