Сюжеты

БИТВА ГРАЖДАНИНА С ВЛАСТЬЮ

Этот материал вышел в № 10 от 12 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как выиграть в суде у государства 500 000 рублей В Воронеже создан прецедент материальной ответственности государства перед гражданами, пострадавшими от действий правоохранительной системы Стараемся не зарекаться от тюрьмы и от сумы. Мы...


Как выиграть в суде у государства 500 000 рублей
       

    
       В Воронеже создан прецедент материальной ответственности государства перед гражданами, пострадавшими от действий правоохранительной системы
       
       Стараемся не зарекаться от тюрьмы и от сумы.
       Мы люди привычные: надо — значит, надо. И если душка-милиция, наевшись таблеток «Ментос», придет вдруг с обыском, — нате, обыскивайте, хоть и без понятых. И даже без ордера. А если заломит руки и посадит в кутузку — значит, будем сидеть в кутузке.
       Летопись правоохранительной вольницы в Воронеже пишется давно, однако каких-то принципиальных изменений в этой системе не обнаруживалось, а скандальные публикации к существенным переменам не приводили. И только в 2000 году в суде Центрального района произошли не замеченные прессой события, которые могут стать поворотными и загнать на правовое поле блюстителей закона с любым менталитетом.
       
       Слон в посудной лавке
       Никакой общественный статус не может спасти человека гражданского, будь он хоть семи пядей во лбу, от Полиграфа Полиграфыча, если тот в милицейской форме.
       Чем интеллигентнее сломанное, тем больше удовольствия получает Полиграф.
       Три судебных решения, которые лежат на моем столе, изложены шершавым языком юриста, и привести их в статье возможным не представляется — не хватит места. Поэтому попробую по-дилетантски выделить их суть.
       Итак, в отношении господина N, руководителя солидной технической фирмы, в марте прошлого года было возбуждено уголовное дело по обвинению в «хищении чужих денежных средств, вверенных виновному, путем растраты или присвоения». Возбудиться-то оно возбудилось, однако ровно через девять месяцев оказалось бесплодным и было прекращено за отсутствием состава преступления в действиях обвиняемого.
       Бесплодность обвинения к тому же нанесла существенный ущерб господину N. Он обратился в суд с иском к УВД Воронежской области и Министерству финансов РФ о возмещении морального вреда. Сумма иска — 800 тысяч рублей (новыми, новыми).
       Цитирую (с некоторыми сокращениями) решение суда в той его части, в которой господин N мотивировал свои требования.
       «Следственные действия зачастую проводились с нарушением закона. Так, бухгалтерско-экономическая документация была изъята еще в декабре 1998 г., до возбуждения уголовного дела; незаконно проводились обыски на работе и в доме истца, а также в доме его отца и матери. Было сорвано ведение бухучета на предприятии, не сданы годовые и квартальные отчеты, не подготовлен баланс, в результате чего стало невозможным проведение годового собрания акционеров; сорвана нормальная научно-техническая деятельность предприятия, стали невозможными выполнение договорных обязательств и заключение новых договоров на 2000-й и 2001 г.; с испытательных стендов были изъяты якобы для проведения экспертизы антенны, разработанные предприятием по заказу Министерства экономики РФ; необоснованно были изъяты банковские и юридические дела его предприятия в банках, в налоговой инспекции, у заказчиков предприятия и т.д.; поставлена под сомнение не только его научная состоятельность как доктора технических наук, но и его коллег; блокирование счетов в банке и отказ в удовлетворении ходатайства о перечислении определенной суммы денег привело к срыву проведения в Воронеже международной конференции, в которой должны были участвовать ученые США, Бразилии, Нидерландов, Франции, ФРГ, Великобритании и т.д.; в отношении него были направлены в Высшую аттестационную комиссию РФ письма, в которых высказывалось мнение, что ему необоснованно присуждена ученая степень доктора технических наук; у него были изъяты личные документы — дипломы, аттестаты, удостоверения, не имеющие отношения к уголовному делу, даже был изъят диплом лауреата премии правительства РФ его жены; деморализован трудовой коллектив предприятия; запрет следователя произвести оплату госпошлины за поддержание патентов предприятия, что привело к утрате права на патенты, хотя среди них были патенты, удостоенные золотой, бронзовой медалей и диплома Всемирного салона научных открытий «Брюссель-Эврика». Все эти факты привели к тому, что на протяжении года были унижены его честь, достоинство и деловая репутация как гражданина, ученого, руководителя, был подорван его авторитет в научном мире в мировом масштабе, ...также увольнялись сотрудники с предприятия, на них оказывалось давление в ходе следствия».
       Дальше — потрясающая фраза. Вдумайтесь: «Даже после прекращения уголовного дела к следователям вызывают коллег истца и объясняют, что следствие по делу продолжается».
       Чудны дела твои, УВД!
       Продолжим, однако.
       «Очень сложно будет теперь восстановить ему свою репутацию, с ним прекратили переписку многие зарубежные партнеры, особенно после того, как была сорвана международная конференция в 1999 году, объявление о проведении которой было опубликовано в 120 странах мира. После прекращения уголовного дела следственные органы даже не извинились перед ним».
       Да уж, если увэдэшная машина с такой тупостью перемолола то, чем Воронеж мог бы гордиться, что уж говорить о простых обывателях — не лауреатах, не докторах, не членах российских и зарубежных академий... Простых, беспомощных и ни на секунду не зарекающихся от тюрьмы и от сумы. И поневоле задумаешься: какой дурак-иностранец будет инвестировать свои деньги в Воронежскую область, если в любую секунду может явиться к нему Полиграф Полиграфыч и, ласково постукивая дубиной по мозолистой ладошке, скажет: ну, поехали в наши гостеприимные казематы, потолкуем.
       
       Проруха на старуху
       Высокий (несмотря на статус районного) суд пришел, среди прочих, к следующему выводу, который может показаться любопытным многим жителям Воронежа и области, до сих пор не подозревавших о том, что, согласно Конституции, у нас есть не только некие эфемерные права, но что эти права могут быть даже защищены в суде.
       «Согласно ст. 1070 ГК РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу и т.д., возмещается за счет казны Российской Федерации в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, органов следствия, прокуратуры и суда».
       Этот вывод объясняет, в частности, почему иск был предъявлен не только УВД области, но и Министерству финансов: за «шалости» федеральных органов должна платить федеральная казна.
       500 тысяч рублей из государственной казны — получите и распишитесь. Но что же дальше? Ведь прямого отношения к карману Полиграфа судебное решение не имеет. Значит, можно ждать только долгосрочного эффекта от этой меры. То есть один иск, другой, третий; потом Министерство финансов встрепенется и скажет: а что это у нас Воронежское УВД так много ест? Не пора ли произвести в нем серьезные кадровые перемены? И не пора ли устроить показательные порки рублем всех, кто будет особо отмечен в беззакониях, за которые приходится расплачиваться казне?
       И вот когда дойдет дело до такой порки, тогда и местное руководство тоже встрепенется и начнет подыскивать себе в штат молодые кадры, не замутненные вседозволенностью. И юристов грамотных пригласит. Пора, мол, ребята, повышать юридическую квалификацию наших работников, а то слишком много из зарплаты стали высчитывать. Ученье — свет, а неученых будем разжаловать, понимаешь, в нижние чины.
       
       Поверить алгеброй гормоны
       В этом же 2000 году тот же суд Центрального района (по месту нахождения ответчика — казначейства) вынес подобное решение о взыскании из казны РФ тридцати тысяч рублей в пользу обыкновенной гражданки, жительницы Воронежа. В июле 1993 года она была привлечена к уголовной ответственности, постановлением следователя была отстранена от работы в банке, трое суток провела в СИЗО, и с нее взяли подписку о невыезде в качестве меры пресечения.
       В июне 95-го Воронежский областной суд вынес в отношении нее оправдательный приговор.
       Свой иск гражданка мотивировала так: сам факт задержания, нахождение в СИЗО, постоянные допросы, отстранение от работы, обвинения ее во взяточничестве в присутствии подчиненных, допросы и обыски даже во время ее болезни принесли большие нравственные страдания ее семье и близким. Несмотря на оправдательный приговор, она не была восстановлена в прежней должности, а на новой работе существенно потеряла в зарплате.
       Представитель ответчика (казначейства) просил суд, конечно, отказать в удовлетворении иска. Статья 1100 ГК РФ, согласно которой моральный вред возмещается без вины причинителя, введена в действие с 1 марта 1996 г. и не имеет обратной силы. А вина органов следствия в причинении истице вреда не доказана. Значит, права на компенсацию морального вреда у истицы нет.
       «Судом установлено, что, согласно приговору Воронежского областного суда от 14.07.95 г., истица была оправдана за отсутствием состава тех преступлений, которые ей вменялись в вину органами следствия, в отношении нее была отменена мера пресечения, ей было возвращено все изъятое у нее имущество. Позднее постановлением от 15.04.96 г. ей был возмещен материальный ущерб, причиненный в результате незаконного осуждения».
       Далее в решении суда идет целая страница юридического анализа статей Гражданского кодекса, из которого стоит отметить следующее:
       «Нельзя считать фактом причинения вреда только момент привлечения в качестве обвиняемой, задержание и помещение в СИЗО и избрание в качестве меры пресечения подписки о невыезде, поскольку сам деликт имеет длящийся характер, он определяется периодом времени от незаконного привлечения к уголовной ответственности... и до вынесения реабилитирующего документа правоприменительного органа. Таким образом, право требовать возмещения вреда, в том числе и морального, возникло у истицы с декабря 1995 года». Напомню, что последняя дата — это время вступления в законную силу оправдательного приговора, вынесенного областным судом.
       Бог любит троицу
       Если у читателя хватит терпения, послушайте уж и о последнем, третьем, случае вынесения судом решения о возмещении морального вреда.
       Гражданину N было предъявлено обвинение в убийстве его родного брата; с 17 декабря 1996 по 23 апреля 1997 года он содержался в СИЗО, затем прокурор изменил меру пресечения на подписку о невыезде. В июне 97-го Коминтерновский суд г. Воронежа направил дело на дополнительное расследование, в процессе которого дело было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления, а лица, виновные в убийстве его брата, были осуждены.
       Истец просит взыскать с Министерства финансов РФ моральный вред в размере 200 тысяч рублей, а также причиненный ему материальный ущерб в виде потерянной зарплаты за время нахождения в СИЗО.
       Суд пришел к выводу, что истец был незаконно привлечен к уголовной ответственности, следовательно, незаконными были и помещение его в следственный изолятор, и избрание в отношении него подписки о невыезде. И что N имеет право на возмещение морального вреда за счет казны Российской Федерации.
       «У суда не возникает сомнений в том, что все изложенные обстоятельства причинили истцу значительные нравственные страдания. При этом несостоятелен довод представителя ответчика о том, что истец должен представить документальные подтверждения своим физическим и нравственным страданиям. Закон предусматривает возмещение морального вреда уже за сам факт незаконного привлечения к уголовной ответственности». (Подчеркнуто нами. — Ред.)
       Замечательный прецедент! Слушайте, может, у нас и в самом деле начинает зарождаться правовое государство? Оказывается, простой человек с улицы, да еще и отсидевший долгое время в СИЗО, — не винтик и не шуруп, а Личность! Такого в нашем городе ни один старожил не припомнит.
       Это какая ж паника должна воцариться в УВД! Ни дубинкой никого просто так теперь не треснешь, ни в кутузку не посадишь... Хоть увольняйся.
       «Учитывая все изложенные по делу обстоятельства, а также характер тех нравственных страданий, о которых пояснял истец в судебном заседании, суд считает возможным и разумным определить размер морального вреда в 50 000 рублей».
       Конечно, если б в последнем случае пострадавший «от органов» был академиком, ему б могли дать и запрошенные 200 тысяч. Но с такого государства, как наше, — хоть шерсти клок. Хотя я представляю: если б меня обвинили в убийстве родного брата и почти больше 4 месяцев держали за это в кутузке... Нет, лучше не представлять. Матушка такого бы не пережила. Да и отец наверняка бы почернел. Разом лишиться двух сыновей — и КАК лишиться...
       Нет, лучше быть каким-нибудь начальником. На худой конец, академиком.
       
       Александр ЯГОДКИН, наш соб. корр., Воронеж
  
       P.S.

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera