Сюжеты

СПАСАЕМ ВЕРУ, НАДЕЖДУ И... ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ

Этот материал вышел в № 10 от 12 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Если двоим плохо, звоните 937—9—911 ...Женщина, шедшая навстречу, встала как вкопанная, сбоку замерли двое мужчин. Все смотрели вверх, и учитель Дмитрий Алексеевич, машинально проследив за их взглядами, увидел силуэт девчонки на крыше...


Если двоим плохо, звоните 937—9—911
       
       ...Женщина, шедшая навстречу, встала как вкопанная, сбоку замерли двое мужчин. Все смотрели вверх, и учитель Дмитрий Алексеевич, машинально проследив за их взглядами, увидел силуэт девчонки на крыше девятиэтажного дома. Это была его ученица, и она хотела знать, верит он или нет, что ради него она готова прыгнуть с высоты.
       Дальше все смутно. Казалось, собралась огромная толпа, которую охватила странная немота. Потом — множество голосов:
       — Отойди от края! От края! Отойди!
       — Надо пожарных! «Скорую»! Звоните скорей, милицию надо! Ноль один! Ноль два! Ноль три!
       Набрали в итоге другие цифры. Знаете, как их впечатать в сознание? Рассуждайте: Бог троицу любит. Умножьте три на три — девятка. Потом просто тройка. Потом тоже счастливое, по поверью, число — семь. И снова девять. А еще 911 — ну, эти цифры все помнят по старому сериалу об американской службе спасения. Что получилось? 937-9-911. Московская служба спасения.
       На праздновании своего маленького юбилея — пятилетия — в Центральном Доме журналиста спасатели улыбались моим вопросам. Я им говорила: «Смотрите, ваш день рождения так близок по календарю ко дню всех влюбленных. Вы выезжаете по 15—17 раз в день на места чрезвычайных происшествий. А разве любовь — это не авария, не взрыв, не пожар? Разве люди не тонут иногда в любви? Разве это не стихийное бедствие?
       А скольким вы спасли любовь?
       Получились монологи юбиляров. И их гостей. Послушайте.
       Начальник Архангельской службы спасения Игорь ПОЛИВАННЫЙ, врач:
       «Любовь — шизофрения по поводу конкретного человека»
       — Архангельск — город небольшой, 350 тысяч. Но у нас от любви тоже пьют уксус и вскрывают вены.
       Недавно позвонила девочка, прокричала, что ей плохо, что решила покончить с собой, и бросила трубку. Ни адреса, ни телефона. И я с ужасом думаю: если бы не опыт информационного центра Московской службы спасения, кто бы ее нашел?.. Дверь пришлось взламывать: она к нашему приезду уже была без сознания. Вскрывала себе вены под музыку. Записку оставила любимому: я тебя люблю, жить без тебя не могу... Спасли.
       По-всякому спасаем мы любовь. Был случай: жена не может попасть в дом, беспокоится — у мужа часто плохо с сердцем. Не откликается, железная дверь заперта изнутри. Мы не стали ломать. Зависли на специальном снаряжении, влетели в окно. Муж — в порядке, рядом — дама. Как угодно можно было себя повести... Ну что же за мужики мы, если бы разрушили семью. Спустили даму вниз через окно на нашем снаряжении. Со страховкой, конечно. А выйдя, сказали жене: да, у вашего мужа был сердечный приступ.
       Она вбежала и бросилась на шею, а я тут вдруг подумал: любовь — это шизофрения по отношению к конкретному человеку. А мы ее спасли...
       Старший врач Московской службы спасения Игорь КРЯЧКОВ:
       «Нужно встать на уши для того, чтобы сохранить любовь»
       — Только что, на торжественной части, я так много слышал о героизме нашей профессии. Это не то. Героизм — это одномоментный рывок, а что потом? Нет, работа спасателя — обычная профессиональная работа. Иногда тяжелая, пятой степени сложности, грязная.
       Но она затягивает так, что в семьях спасателей, по статистике, неурядиц больше, чем у других. Больше половины наших ребят неблагополучны в этом смысле. Без имен, но вот совсем недавно один из них, переживая какой-то очередной семейный конфликт, закричал в запале: «Да чтоб ты сдох со своей службой спасения!»... Мы каждый день видим отчаяние, боль, кровь — и спасаем. Вы знаете, я думаю, что этой работой мы сами спасаемся от собственного отчаяния и боли.
       Из хроники службы спасения:
       — Служба спасения? У меня!.. — Голос, определитель внутреннего состояния, четко указывал на внезапную, жуткую, страшную беду.
       — Что у вас случилось? Пожалуйста, говорите.
       — У меня... захлопнулось!
       — Что? Дверь?
       — Да!
       — Кто за дверью? Ребенок? Пожилой человек?
       — Не-ет. У меня!..
       — Что у вас случилось?
       — Захлопнулось платье!
       — Что?!
       — Платье! Платье! Я невеста! Через двадцать минут... — Горький плач. — Они все! — Снова плач. — Они уже там. Все... А я!..
       Экипаж гнал на скорости через пол-Москвы спасать любовь.
       Дверь открыли за две минуты. И даже оставалось еще время до официальной церемонии.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera