Сюжеты

ГДЕ ПРЯЧЕТСЯ СТРАСТЬ, КОГДА ЕЕ ВЫГОНЯЮТ ИЗ ДОМУ

Этот материал вышел в № 10 от 12 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В Любке внезапно проснулась женщина. Вслед за этой странностью ее посетила мысль о том, что все мужики — сволочи. Раньше она вообще об этом не думала, а сейчас, расположившись на своем лежбище, что было устроено на крыше ларька под...


       
       В Любке внезапно проснулась женщина. Вслед за этой странностью ее посетила мысль о том, что все мужики — сволочи. Раньше она вообще об этом не думала, а сейчас, расположившись на своем лежбище, что было устроено на крыше ларька под магазинным навесом, ругала всех этих бесчувственных гадов матерно.
       Не спалось. Любка сплюнула запекшийся на губах бычок. Смешно — прожив пять лет на улице, влюбиться в пацана, да и то в домашнего.
       До этого любовь настигла Любку лишь однажды. В обличие пьяного обормота лет шестнадцати, который пытался стянуть с нее юбку в парадном. Парень получил по морде, а Любка перестала прорываться на любовные мелодрамы, постриглась коротко и во всем стала похожа на мальчишку-беспризорника.
       А этого она увидела в магазине, он хлеб покупал. Если честно, то поначалу она хотела его просто «обуть» на всю наличность. Она бы справилась — дохлый он был какой-то...
       Предмет будущей страсти попытался затеряться в толпе, но Любка догнала его у подъезда. Парень вжался в серую стену.
       — Дурак. — На самом деле Любка выразилась более экспрессивно, треснула его дружески по плечу и ушла, переложив кастет во внутренний карман куртки.
       В тот же вечер Любка напилась в дым — она всегда так делала, чтобы не объяснять себе всякие непонятности, которые иногда с ней приключались. Но дальше было круче: она, как под гипнозом, караулила его у подъезда, у школы и еще в тысяче мест. А когда как-то ночью эта очкастая перепуганная физиономия вздумала ей присниться, Любка поняла, что влюбилась. Как она ругалась в то утро...
       Но мат в любви — штука бесполезная, и Любка решила действовать, поскольку отказывать себе ни в чем не привыкла. При этом рассудила, как ей показалось, здраво: раз он мужик — пусть сам во всем и разбирается.
       Если бы Любка умела писать, может быть, она и накалякала ему какую записку, но — увы. Пришлось излагать тему устно.
       У входа в булочную Любка дернула пацана за рукав. Он привык уже к этой странной тени, что преследовала его второй месяц, но на всякий случай поспешил заверить:
       — У меня денег нет, честно...
       — Плевать... Как зовут-то тебя, а?
       А дальше все было быстро и смешно: после скоропалительного и сбивчивого Любкиного признания, для достоверности подкрепленного некими синонимами приличных выражений, означающих обычно страсть, он испугался всерьез. И, оглядев грязную бомжовую Любкину фигурку, грязное лицо с неизменной сигаретой в уголке распухших после драки губ и какого-то огромного размера свитер, выдавил из себя:
       — Ну, парень, ты даешь...
       Истеричный вскрик «меня Любкой зовут» потонул в грохоте проезжавшего мимо трамвая и в топоте ног убегавшего, который уже на следующий день стал ходить в другую булочную — через квартал.
       ...А Любка пошла к знакомым панкам и постриглась налысо.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera