Сюжеты

«КРОВАТЬ» ПРОЛОМИЛА СТЕНУ

Этот материал вышел в № 10 от 12 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

И эта стена отделяла нас от Европы Геннадий Абрамов работал когда-то с Анатолием Васильевым. Что уже прекрасно рекомендует обоих. Вместе они ставили «Взрослую дочь молодого человека», «Серсо», «Шесть персонажей в поисках автора» — Васильев...


И эта стена отделяла нас от Европы
       
       Геннадий Абрамов работал когда-то с Анатолием Васильевым. Что уже прекрасно рекомендует обоих. Вместе они ставили «Взрослую дочь молодого человека», «Серсо», «Шесть персонажей в поисках автора» — Васильев как режиссер, Абрамов как балетмейстер. До этого Абрамов двенадцать лет был ведущим артистом балета, ставил танцы в сотне музыкальных и драматических спектаклей, работал с Олегом Ефремовым, Никитой Михалковым, Львом Дуровым, Валерием Фокиным, Алексеем Петренко, Сашей Вальц. А потом взял и основал свою школу современного танца.
       Его «Класс экспрессивной пластики» — экзотический цветок contemporary danc'а в России. Несколько лет назад его спектакль «Стая» — острая, странная фантасмагория на тему гоголевской «Шинели» — удивил Москву простым и гениальным приемом: артисты прятались в длинные пальто и безголовыми существами с пустыми рукавами вместо рук, распахнутыми лихими полами поднимали бурю, вздымали вихри сценической пыли, в прямом и переносном смысле сметая грязь и устои
       
       Следующий спектакль «Кровать» сломал стену непонимания жюри «Золотой маски», и в прошлом году экспериментальные сценические опыты были наконец выделены в отдельную номинацию. «Кровать» получила тогда «Золотую маску». С того момента contemporary dance понемногу перестает быть странным зверем среди родных осин, хотя масштабы увлечения им в мире и у нас просто несопоставимы. Поэтому первый в Москве фестиваль современного танца «Pro-движение» в честь десятилетия «Класса» — обнадеживающее событие.
       Большинство групп-участников — ученики Абрамова, в какой-то момент сознательно «предавшие» его и ушедшие танцевать свои танцы. «Квартира номер пять», представившая свою «Сутру Камы», ударилась в метафизическую эротику. Ирина Гонтовая, блистательно и отчаянно мучимая основным инстинктом, составила слаженный дуэт с Константином Мишиным — равнодушным Нарциссом. Их острая пластика, сохранившая трогательную метафоричность школы Абрамова, декларирует разъятие танца на лаконичные, четкие, не связанные между собой смыслы и движения.
       Женская группа «Плантация», собравшаяся на основе театра Сайры Бланш в 1997 году, очень смешно, в пантомиме, рассказывает о тяжелой женской доле. Исследует движения женской души, процессы внешнего старения, связанные с этим трансформации женской сущности, и репетирует везде, исследуя грань между танцем и не танцем.
       Их спектакль «Мне все ясень» — из хэдлайнеров фестиваля. На послушно подставленную хрупкую спину бросить мятый красный платок, долго гладить его и спину, наэлектризовать ткань до предела, наэлектризоваться самим и устроить вакхическую оргию — чем не выход? Сменять почтенное танго на вибрирующее техно, сохраняя на лице блаженно-идиотскую улыбку, оставаясь в первоклашечьих бантах и кургузых платьицах «сороковые-роковые» — чем не отдушина? Как апофегей — разбирать на время мясорубку с закрытыми глазами, как в армии автомат Калашникова, выдохнув: «Уложилась!», лечь на пол и уснуть.
       Спектакль «Подорожник» группы «ПО.В.С.ТАНЦЫ» — безмолвное роуд-муви в жанре пантомимы. Широкие штаны с карманами, шапки на глаза, обтягивающие ладные майки — рэперская уличная свобода прет из них в зал. На стене, составленной из пустых картонных коробок, по солнечному утру, лету и жаре едет целлулоидный автобус: день только начинается. Спустя минуту коробки — это уже огромные кубики, ими играют актеры — большие дети. Светофоры-девушки — футболочки красная, желтая, зеленая, стоя у стены в легкомысленно-выжидательных позах, лижут мороженое... Мужчины делают пару игривых батманов — и тут же с хрустом впиваются в чипсины из шуршащего в оглушительной тишине пакетика. На хруст выбегают девушки в одинаковых платьях, в ужасе осматривают друг друга, страшно кричат: мужчины вероломно обманули их, подарив не эксклюзивный от-кутюр, а штампованный ширпотреб! Мужчины, согнувшись и стыдясь, скрываются, женщины в безумном ритуальном танце пьяных дервишей — тело в гневе их не слушается — срывают с себя по частям постылые поточные платья, с надеждой всматриваются в опустевшие бутылочки джина — где им теперь искать утешенья?
       Екатеринбургские «Провинциальные танцы» Татьяны Багановой, иркутский «Крепостной балет» Елены Прокопьевой, питерский «Диклон» — в спину им дышат молодые и ранние, для которых последние тенденции contemporary danc'а благодаря мировой интеграции так же близки и очевидны, как пожар в соседнем дворе. Информацию по проходящему сейчас в Лондоне танцевальному фестивалю Resolution можно найти в любой поисковой системе, киевская зимняя сессия Университета импровизации вот-вот начнется, в Петербурге в марте пройдет Третий международный фестиваль джазового танца, в апреле танцуют в Вильнюсе и Праге, в мае — в Новосибирске. Прорвало.
       Часто во время спектаклей лица актеров приобретают мечтательно-кукольное выражение — как раз в те моменты, когда их тела как будто неуправляемы. Они в священном и радостном страхе смотрят на свои внезапно задвигавшиеся ноги, руки, туловище, давая нам понять, что и сами не знают, как это происходит. Что за бес в них вселился? Бесноватый дух танца...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera