Сюжеты

ВЕЛИЧИЕ ПО ДУШЕ, НО НЕ ПО КАРМАНУ

Этот материал вышел в № 11 от 15 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Неловко выглядит Россия в военном мундире made in USSR В последнее время тон диалога между Москвой и Вашингтоном по вопросу противоракетной обороны приобретает угрожающие интонации. На конференции в Мюнхене новый министр обороны США...


Неловко выглядит Россия в военном мундире made in USSR
       
       В последнее время тон диалога между Москвой и Вашингтоном по вопросу противоракетной обороны приобретает угрожающие интонации. На конференции в Мюнхене новый министр обороны США Дональд Рамсфелд и секретарь Совета безопасности России Сергей Иванов столкнулись, что называется, лоб в лоб. Дело дошло до личных оскорблений.
       Маршал Сергеев заявил о вероятности нового витка гонки вооружений, в том числе и переноса ее в космос.
       Директор ЦРУ Джордж Тенет утверждает, что Россия снова превращается в одну из главных угроз для безопасности Америки. Российский МИД дает жесткий отлуп «поджигателю войны».
       Нам вроде бы не привыкать к участившимся трансконтинентальным перепалкам. Но, судя по всему, на этот раз дело идет к самому масштабному системному кризису в отношениях с Соединенными Штатами, да и в целом с Западом. Американцы прячут пряник и начинают пощелкивать кнутом.
       Что же касается России, то мы приближаемся к стратегической развилке. От того, какую дорогу мы выберем в ближайшее время, в большой степени зависит не только наше положение в мире, но и перспективы экономики, будущее политического режима, а может быть, и судьба страны.
       Возможно, серьезность грядущего выбора является достаточным основанием для того, чтобы, насколько это возможно, спокойно и беспристрастно оглянуться на накопленный опыт, постараться понять мотивы оппонентов или партнеров, а главное, трезво оценить наши возможности и вероятные последствия того или иного решения.
       
       Для начала было бы полезно свести дебит с кредитом относительно конкретных задач, которые российская внешняя политика ставила на протяжении последних десяти лет.
       Получается следующая картина.
       * Главной была задача экономической, политической и военной реинтеграции большей части постсоветского пространства в рамках СНГ. Сегодня очевидно, что в таком виде задача невыполнима. Центробежные силы доминируют над центростремительными. Поэтому с повестки дня эта задача без шума снята.
       * Давно поставленная цель дальнейших радикальных сокращений вооружений и недопущения подрыва договора по ПРО в конечном итоге оборачивается перспективой новой спирали гонки вооружений. Видимо, нужно признать, что многолетнее намеренное затягивание нами ратификации договора СНВ-2, попытки поочередно увязывать ее с другими проблемами оказались ошибочными.
       * Курс на создание новой европейской архитектуры безопасности с ОБСЕ в качестве ее краеугольного камня не реализовался.
       * Линия на укрепление позиций на Балканах в противоборстве с Западом привела к их серьезным сокращениям.
       * Определение 2000 года в качестве срока заключения мирного договора с Японией оказалось контрпродуктивным.
       * Задача интеграции в мировую экономику выполнена в малой степени и весьма уродливо.
       Список можно продолжить. Но и этого перечня достаточно, чтобы сделать вывод о том, что ряд важнейших задач не выполнен или был неверно поставлен.
       В качестве плюса можно рассматривать то, что Россия не съехала в полномасштабную конфронтацию с Западом при расширении НАТО, ее операции против Сербии, из-за разногласий относительно Ирака. После каждого из этих кризисов Москва шла на частичное восстановление отношений. Правда, совокупный капитал взаимной недоброжелательности не мог не накапливаться.
       Оптимисты указывают и на другой плюс — формирование «стратегического партнерства» с Китаем. Действительно, нормализация отношений между нашими странами — вещь несомненно позитивная. Но надежды на формирование более осязаемых союзнических отношений могут обернуться большим разочарованием. Китайские стратегические интересы совпадают с нашими лишь частично, а во взаимодействии с Москвой Пекин все больше ощущает себя ведущим, а не ведомым. Кроме того, очевидно, что США теперь не оставят такое сближение без, как говорится, адекватного ответа.
       Полагаю, что не будет выглядеть очернительством и утверждение, что на протяжении этих десяти лет российская дипломатия чаще всего била по хвостам событий, действовала реактивно, и реакция в большинстве случаев сводилась к формуле «Не допустим!». Пожалуй, за исключением подготовки в самый последний момент перед расширением НАТО Основополагающего акта об отношениях с этой организацией. Другие же российские конструктивные предложения скорее напоминали мирные лозунговые инициативы советских времен. Европейцы, например, никак не могут добиться хоть сколько-нибудь связного разъяснения нашей идеи совместного создания европейской противоракетной обороны.
       Отчего же сухой осадок российской внешней политики за десятилетие столь неутешителен? Наши дипломаты в деловом плане не хуже западных. Правда, оснований для особой заносчивости тоже нет. Дисциплинированно реализовывали внешнеполитические курсы Брежнева, Горбачева, Ельцина, теперь Путина. Одним словом — профессионалы. Первый российский президент был неадекватен или Дума безответственна? Так мы же их сами выбирали. А главное, что в большинстве своем на протяжении этих десяти лет мы горячо поддерживали внешнеполитический курс, который можно охарактеризовать одним словом: ВЕЛИКОДЕРЖАВИЕ.
       С самого начала 90-х годов главная стратегическая линия российской внешней политики была нацелена на то, чтобы сохранить за Россией статус, соизмеримый со статусом Советского Союза. Речь, правда, шла об «интеграции в цивилизованный мир». Но непременно на «равноправной основе». В том смысле, что статус и влияние на мировые дела должны сохраниться на прежнем уровне. А может, и возрасти в качестве платы Западом за наш отказ от коммунизма.
       К 1996 году стало ясно, что Запад готов содействовать нашим усилиям по интеграции в «цивилизованный мир», но не может или не хочет передать Москве право вето по всем вопросам международной жизни. В ответ Россия выдвинула лозунг борьбы за «многополюсный мир». По существу, речь шла о более жестком курсе с целью убедить Соединенные Штаты поделиться их лидирующей ролью с использованием для этого различных рычагов давления — сближения с Китаем, попыток расширить зазор между Европой и Америкой, активизации связей с Ираном, Ираком.
       Может быть, изначально такая корректировка рассматривалась в Кремле и МИДе в качестве средства дозированного воздействия. Но первая же попытка слегка приоткрыть шлюз давления на Запад перед расширением НАТО привела к тому, что его ворота были сорваны под внутренним напором со стороны левой и «патриотической» оппозиции, державников, ВПК, части военных и журналистов. С той поры антизападные, особенно антиамериканские, настроения стали признаком патриотичности.
       Психологически это понятно. Жалкие результаты реформ хочется компенсировать ощущением значимости и равновеликости в международных делах. А несогласие с нами по тем или иным вопросам мировой политики неизбежно воспринималось как стремление воспользоваться нашей слабостью. Эмоционально мы уже давно настроили себя на конфронтацию.
       Главной причиной такого развития событий является зияющий разрыв между претензиями на роль великой державы и объективным экономическим и социальным потенциалом, извините, слаборазвитой страны, противоречие между финансовой зависимостью от развитого мира и нежеланием вести себя по принятым там нормам. У нас сохранился один оперативный признак международного величия — способность одновременно уничтожить весь мир и самих себя. Это скорпионье могущество.
       Частично опасаясь нашей самоубийственной мощи, частично надеясь на успех реформ в России и излечение комплекса неполноценности, Запад до сих пор воздерживался от перехода к конфронтации. Вряд ли кто-то стремится помочь России стать могущественной сверхдержавой. Но и дестабилизация ее не входит в планы Запада. Исторический опыт помощи американцами послевоенной Японии и Германии показал, что даже содействие росту процветающих экономических конкурентов стратегически выгоднее, чем соседство с нестабильными комплексующими странами.
       После веков российской имперской великодержавности, десятилетий советской супердержавности, когда еще сохраняется память о великой победе во Второй мировой войне, нам психологически очень тяжело смириться с тем, что по всем основным социально-экономическим показателям Россия становится одной из средних держав. Как ни кощунственно это звучит, но это так. Все надежды на то, что в обозримом будущем в экономическом плане мы догоним Америку, объединенную Европу, — понятные, но опасные иллюзии. А без соответствующей экономической базы претензии на военно-политическое величие выглядят как парадный мундир Леонида Ильича на плечах Владимира Владимировича.
       Россия — не первая страна, прошедшая через подобную психологическую травму. Франция, Великобритания в недавнем прошлом тоже лишились своего былого имперского величия. Но довольно успешно нашли достойное место в мировой политике. Стал ли средний японец или немец менее благополучным, защищенным, гордым после того, как их страны отказались от роли великих держав?
       А Америка? — спросите вы. Какое право она имеет на то, чтобы претендовать на роль мирового лидера? Наверное, заработала это большими успехами в экономике, науке, наличием самых современных вооруженных сил и довольно высоким авторитетом, по крайней мере, среди промышленно развитых, демократических стран. Может быть, лидерство Америки не так уж опасно для мира и для России? Ведь ни одна из развитых демократических стран — при всех тактических противоречиях с Вашингтоном — не выступила в крестовый поход против американского лидерства. Сегодня гордый, иногда капризный Париж значительно ближе к Вашингтону, чем во времена «холодной войны».
       Но даже если это не так, почему именно мы должны вламываться в открытое противостояние с Америкой? Почему именно мы снова оказались «в авангарде борьбы с американским империализмом»? Даже при моральной поддержке Китая, возможно, Индии, нескольких других стран. Опять интернациональный долг? При всех сегодняшних расхождениях европейцев с американцами по противоракетной обороне они, как это бывало уже не раз, обязательно найдут общеприемлемую позицию. Из-за нас Европа, Япония, большинство развивающихся стран с Америкой ссориться не будут. А вот вероятность того, что встанут на сторону Америки и соответственно против России, если мы с ней окончательно поссоримся, очень велика.
       Но самое главное, что Россия в нынешнем состоянии физически не может себе позволить ввязаться еще в одну гонку вооружений. Даже самую скромную. Ее последствия будут более трагичными и скорыми, чем результаты поддержания «военного паритета» для судьбы Советского Союза.
       Тем более что в ближайшее десятилетие американская оборона никак не может обесценить наши ракетно-ядерные вооружения. И Вашингтон не закрывает перед нами перспективу участия в коллективной работе по созданию глобальной системы противоракетной обороны. Но это — предмет для отдельного разговора.
       Вышеприведенные соображения не нацелены на критику, поиск виновных, злорадство на тему «Я же предупреждал!». Не претендуют они и на абсолютную правоту. Главная задача — обратить внимание, что мы стоим у опасной черты. И прежде чем переступать ее, надо бы все широко обсудить, хорошенько взвесить, просчитать, чтобы не вкатиться в новую «холодную войну» по инерции, накопившейся в нашей внешней политике за последние годы.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera