Сюжеты

КАК ЗАРАБОТАТЬ МИЛЛИОН

Этот материал вышел в № 13 от 22 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Врачка, что разбогатеть можно, лишь воруя, приватизируя, подлизывая и предавая Я делала у Ани маникюр. А там есть такие щипчики, вы знаете. Их еще маникюрши «кусачками» называют. И Аня так невзначай сказала: «Хорошие, острые. У меня таких,...


Врачка, что разбогатеть можно, лишь воруя, приватизируя, подлизывая и предавая
       
       Я делала у Ани маникюр.
       А там есть такие щипчики, вы знаете. Их еще маникюрши «кусачками» называют.
       И Аня так невзначай сказала: «Хорошие, острые. У меня таких, наточенных, целый мешок дома. От свекра остался, когда его зарезали. Впрок наточил».
       И я узнала историю об очень-очень богатом точильщике дяде Вите, которого почти все считали очень-очень бедным.
       Ведь рассуждали как: смешной, маленький, кругленький пожилой человечек (Аня называла его Колобком). В синем рабочем халате поверх клетчатой байковой рубашки. Руки заскорузлые, ногти черные. Сидит, насвистывает «Арлекино», точит столовые ножи, маникюрные инструменты и портняжные ножницы. В перерыве пьет молоко. Какие там деньги у разговорчивого дяди Вити, любителя рифмовать и вообще всячески «прибаутствовать».
       А у него меж тем был свой дом. Вот примерно такой, как у нынешних «крутых». Только у него такой дом был уже в конце семидесятых.
       В свободное от работы время он вкусно ел, красиво одевался и вообще хорошо жил, богато. Но совсем-совсем не пил: в холодильнике стояла только вечная бутылка молока. Почему не пил? На жену насмотрелся. Жена у дяди Вити пила по-черному, поэтому он от нее ушел и двух сыновей забрал.
       Был у него и «офис» — не будочка-времяночка, а полноценная мастерская с коридором, выложенным кафелем. В этой конторе был у дяди Вити и закуток «на всякий случай» — там можно было остаться ночевать на диване, приготовить еду на плитке и посмотреть маленький телевизор.
       Там же, в «офисе», вечно стояли ящики со сгущенным молоком, зеленым горошком, тушенкой: благодарные клиенты поставляли.
       Кто б вообще мог подумать, что точильщик — такой же «нужный» человек, как, к примеру, знакомый кардиолог или портной! Дело в следующем: точильщики были и есть разные, хорошие и не очень. Дядя Витя был хороший точильщик. Его специализацией были исключительно те самые маникюрные инструменты (которые, кстати, тупятся со страшной скоростью). Но брался он за любую работу — от топоров до медицинских скальпелей. Клиенты это ценили, рекомендовали хорошего точильщика знакомым, а он еще и не со всяким работал. Следовательно, и платили ему хорошо, и подарки дарили, и вообще всячески подмазывались.
       Лето дядя Витя проводил в Сочи, Ялте и Гаграх. Каждое лето. Целое лето. По тогдашним меркам — очень круто. Да и по нынешним тоже. Деньги были. А если вдруг заканчивались — дядя Витя брал свой станочек и зарабатывал «на дальше».
       Его вообще покидало по всему Союзу. Север, Юг, Запад, Восток слышали жужжание дяди Витиного станочка. Что характерно, дяде Вите не приходилось зазывно кричать: «Точу ножи-ножницы, струмент!» Как-то так получалось, что на звук точильного станочка дяди Вити люди стягивались сами. Друзья образовались по всему Союзу, так-то. Много позже, уже после его гибели, Аня доставала из почтового ящика письма откуда-нибудь с Сахалина или, к примеру, из Душанбе: «Дядя Витя, еду в отпуск, жди!»
       Нет, вы, возможно, не поняли. Вы, наверное, думаете, что если это — детектив, то сейчас я вытащу на свет какие-нибудь неожиданные подробности — ну там бизнес какой подпольный или тайную криминальную часть дяди Витиной жизни. Так ведь нет! Вся соль истории в том, что дядя Витя стал Рокфеллером ТОЛЬКО при помощи своего точильного станка. Не стесняясь работать много и по мелочи!
       К шести утра в любую погоду как штык дядя Витя всегда был на работе. Поэтому и ночевать там иногда оставался — боялся к шести не успеть. И сыновей своих так воспитывал. Аниного мужа в детстве выпорол всего раз, но по делу: пацан не выполнил вовремя какой-то нужной и важной работы, воды там не наносил, что ли...
       Вот вам показательный эпизод. Как-то во время одной из многочисленных дяди Витиных поездок его схватил приступ аппендицита. Да так, что на крошечном полустанке «скорая» сняла дядю Витю с поезда. Там же и прооперировали. На возвращение дядя Витя заработал своим станочком. По приезде Аня зашла к нему и застала интересную картину. Голый по пояс дядя Витя вовсю работал на своем станочке, что-то точил. Пыль и мельчайшие осколки летели во все стороны, липли к покрытому потом дяде Вите. Через весь его голый живот проходил свежий операционный шрам. Никаких бинтов, никаких пластырей, более того, между швами сочилась сукровица. Аня залепетала об инфекции. На что дядя Витя с подобающим рабочему человеку пафосом ответствовал: «Инфекция, девочка, у тех бывает, кто пьет, курит и всякими излишествами занят. А у меня инфекций сроду не бывало. И не будет. Это ж не грязь. Это хорошая пыль, рабочая...» Так и вышло. Зажило, как на собаке.
       Дядя Витя Аню любил. Она, бывало, соберет у всех девчонок инструменты и идет к дяде Вите — точить. А он ее и накормит, и напоит, и о жизни порасспрашивает. Ну и о своей немножко расскажет. Как-то он посетовал: Аня одна с ребенком, без помощи, без поддержки, молодая, красивая, как жаль... А у него — сын такой же: тоже один ребенка растит. Вот бы им сойтись и жить вместе, мечтал дядя Витя, прихлебывая молоко из стакана.
       И действительно, вскоре сын дяди Вити женился на Ане. Они живут вместе, очень хорошо живут. А дядя Витя с ними не живет. Его убили.
       Однажды Аня пришла к нему. Дверь была открыта настежь. Какие-то люди сосредоточенно рылись в разгромленной комнате. На вопрос, где дядя Витя, Ане ответили: посиди, сейчас придет твой дядя Витя. Но не пугайтесь. Это были не бандиты. Это были милиционеры.
       Кто-то знакомый пришел в дяде Вите, а кто — так и не узнали. Чужому дядя Витя так просто не открыл бы, там был хитрый условный стук. На условный стук дядя Витя открыл, и его зарезали. Может, тот острый нож сам дядя Витя и точил. Потом искали деньги, но так и не нашли. Смешно, не догадались обыскать тело: деньги дядя Витя хранил в поясе.
       Денег у него было очень-очень много.
       Я спросила у Ани: да откуда же столько? Аня улыбнулась и ответила: по трешечке да по трешечке, станочком да станочком... Я это все, собственно, к чему. Дядя Витя — не подпольный миллионер Корейко. Дядя Витя, на секундочку, работал как зверь. Значит, можно было и так. Можно было и в этой стране, еще в ТО время, добиться всего. Добиться всего в лучших традициях официальной морали — много-много работая. Но вот как-то так вышло, что именно человека, таким образом всего достигшего, в итоге убили.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera