Сюжеты

КАК НАЧИНАЛАСЬ ЭТА ВОЙНА

Этот материал вышел в № 14 от 06 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Группой бывших помощников первого президента России Б. Н. Ельцина, являющихся сейчас участниками общественного фонда «Информатика для демократии» (фонд ИНДЕМ, президент Г. А. Сатаров), подготовлена и передана издательству «Вагриус» книга...


       Группой бывших помощников первого президента России Б. Н. Ельцина, являющихся сейчас участниками общественного фонда «Информатика для демократии» (фонд ИНДЕМ, президент Г. А. Сатаров), подготовлена и передана издательству «Вагриус» книга «Эпоха Ельцина. Очерки политической истории».
       
       АВТОРЫ:
       БАТУРИН Юрий Михайлович (с 1993-го по 1998 г. — помощник президента России по национальной безопасности, секретарь Совета обороны, помощник Б. Ельцина).
       ИЛЬИН Александр Леонидович (с 1990-го по 1998 г. — спичрайтер).
       КАДАЦКИЙ Владимир Федорович (с 1992-го по 1998 г. — спичрайтер).
       КОСТИКОВ Вячеслав Васильевич (с 1992-го по 1994 г. — пресс-секретарь, помощник Б. Ельцина).
       КРАСНОВ Михаил Александрович (с 1995-го по 1998 г. — помощник Б. Ельцина по правовым вопросам).
       ЛИВШИЦ Александр Яковлевич (с 1994-го по 1998 г. — помощник Б. Ельцина по экономическим вопросам, министр финансов, вице-премьер, заместитель руководителя администрации президента РФ).
       НИКИФОРОВ Константин Владимирович (с 1992-го по 1998 г. — спичрайтер).
       ПИХОЯ Людмила Григорьевна (с 1990-го по 1999 г. — руководитель группы спичрайтеров Б. Ельцина).
       САТАРОВ Георгий Александрович (с 1994-го по 1997 г. — помощник Б. Ельцина по вопросам внутренней политики).
       
       Авторы детально воспроизводят ход событий последнего десятилетия и технологию принятия решений в Кремле. При описании событий, свидетелями и участниками которых они были, авторы используют многочисленные документы из личных архивов.
       Сегодня мы публикуем главу «Чеченский календарь Ельцина». Из нее вы узнаете, как была развязана эта до сих пор не закончившаяся война. Многие свидетельства и до последнего времени секретные документы публикуются впервые
       
       
       «В любом случае я тебя разобью»
       17 ноября 1994 года оппозиция, поддержанная, как потом стало известно, федеральными силами, разгромила пост дудаевских сил в селении Братском. Уничтожено три БМП, один БТР, одна зенитная установка.
       (Все данные и цитаты приводятся по поступавшим в адрес Президента Б.Ельцина документам из министерств и ведомств, писем и телеграмм, а также по сообщениям информационных агентств «Интерфакс», ИТАР-ТАСС, РИА «Новости».)
       Главный штаб вооруженных сил Чечни сообщил, что селение атаковали российские регулярные части с использованием танков, артиллерии и авиации.
       <...>
       23 ноября в Грозном перед президентским дворцом собрались сторонники Дудаева, готовые по призыву властей стать ополченцами. <...>
       Вертолеты чеченской оппозиции нанесли 24 ноября ракетный удар по позициям дудаевских боевиков вблизи северного пригорода Грозного — поселка Катаяма.
       25 ноября подразделения Временного совета перешли к активным действиям и практически блокировали Грозный.
       <...>
       В 21 час 10 минут оппозиция начала штурм Грозного. Боевые вертолеты оппозиционеров обстреляли ракетами базы дудаевских войск в районе Терского хребта и на северной окраине Грозного. После нанесения воздушного удара бронетанковые колонны объединенной оппозиции выдвинулись по направлению к Грозному со стороны селений Урус-Мартан и Толстой-Юрт.
       «В Чечне началась гражданская война», — сказал на пресс-конференции бывший председатель Комитета по вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью Верховного Совета РФ генерал А. Аслаханов. По его словам, в Чечне произошло то, чего там никогда еще не наблюдалось, — разделение чеченцев по родам и тейпам (общинам).
       Аслаханов выразил обеспокоенность тем, что ни одна из конфликтующих сторон не испытывает недостатка в вооружении и боеприпасах. По имевшимся у него сведениям, незадолго до этого Дудаев приобрел два танка Т-82, а это можно было сделать только непосредственно у Минобороны России. Аслаханов высказал также мнение, что в Москве определенные круги заинтересованы в развязывании войны в Чечне.
       Отряды чеченской оппозиции, вошедшие в 7 часов утра 26 ноября в Грозный, заняли здания департамента ГБ и МВД республики. Примерно в 9 часов шесть танков Т-72 сил оппозиции прорвались к президентскому дворцу.
       Президентский дворец был захвачен отрядом Р. Лабазанова. В здании не оказалось никакого персонала, кроме охраны. Сведений о Дудаеве не было. Телевидение не вело передач, по радио никаких сообщений не передавалось, в основном транслировалась национальная музыка.
       Президент Ельцин, несмотря на субботний день, работал. В 10.00 он открыл совещание по экономической реформе.
       К 16.30 бои в чеченской столице практически прекратились. В телеобращении к гражданам республики У. Автурханов заявил, что власть в Чечне перешла в руки Временного совета.
       Отсутствие реального сопротивления опьянило автурхановцев, и они готовы были отпраздновать скорую победу. Но в дело вступили засевшие на крышах дудаевские снайперы. Бои вспыхнули у зданий телецентра, МВД, департамента ГБ и в парке имени Кирова. Довершили уничтожение бронированных колонн гранатометчики...
       Б. Ельцину доложили о неудачном исходе операции 26 ноября.
       С этого дня календарь Ельцина стал «чеченским» — что бы ни происходило, какие бы встречи и мероприятия ни появлялись в его графике, — все это разворачивалось на фоне чеченских событий, а точнее — все это уходило на второй план и само становилось фоном для Чечни. <...>
      
       28 ноября 1994 г.
       В понедельник 28 ноября Ельцин отменил традиционные доклады руководителя Администрации президента и министров. Его рабочий день в Кремле начался лишь в 15.00 совещанием очень узкого круга по чеченской проблеме, продолжавшемся меньше часа; на 16.00 было назначено вручение государственных премий — мероприятие, которое отменять или переносить не принято.
       А в Чечне власти предупредили, что около 70 захваченных в плен российских граждан — офицеров и военнослужащих — будут расстреляны 29 ноября, если Москва не признает факта их участия в войне против Чечни на стороне оппозиции.
       В центре общественных связей ФСК России отвергли возможность участия в штурме Грозного российских силовых структур. Однако информация о том, что плененные экипажи боевых машин заключали контракты с органами контрразведки, не была ни подтверждена, ни опровергнута.
       
       29 ноября 1994 г.
       Ельцин направил участникам вооруженного конфликта в Чечне обращение, в котором потребовал в течение 48 часов, считая с момента обращения, прекратить огонь, сложить оружие, распустить вооруженные формирования, освободить всех захваченных и насильственно удерживаемых граждан.
       «Если в течение установленного срока это требование не будет выполнено, на территории Чеченской Республики будут использованы все имеющиеся в распоряжении государства силы и средства для прекращения кровопролития, защиты жизни, прав и свобод граждан России, восстановления в Чеченской Республике конституционной законности, правопорядка и мира», — говорилось в Обращении Президента, в котором, кроме даты, стояло и время — 6 часов утра.
       В согласованном накануне с В. Черномырдиным, И. Рыбкиным, О. Лобовым, Н. Егоровым, В. Ериным и С. Степашиным тексте была фраза: «Надежда на самостоятельное решение внутричеченского конфликта полностью исчерпана». В подписанном Ельциным тексте эти слова отсутствовали, но внутренне он уже настроился на силовое, военное решение.
       Ельцин <...> в 12.00 принял премьера В. Черномырдина. Беседа продолжалась долго. Лишь в 14 часов к нему попал руководитель администрации С. Филатов с подготовленным проектом указа о введении в Чечне чрезвычайного положения.
       Вот как вспоминает об этом сам Сергей Александрович:
       «Требовалось ввести туда внутренние войска, чтобы помочь Временному совету сохранить власть в Грозном. Но этот процесс притормозил, по-моему, тогдашний министр внутренних дел В.Ф. Ерин, сказав президенту, что все происходящее в Чечне требует серьезной проверки и нужно понаблюдать несколько дней за развитием событий. Оперативные данные были у ФСК. Ерин традиционно не поверил им, фактом было то, что президент не подписал указа, который я практически согласовал со всеми службами и которого ждали и Грачев, и Степашин, и Егоров. Когда я по телефону сообщил об этом Грачеву, он дрогнувшим голосом попросил отпустить его, хотя бы одного, — очень переживал за своих ребят, повторяя: «Как я буду смотреть им в глаза?»...». (Филатов С. Совершенно несекретно. М., 2000).
       В тот день Ельцин надолго отодвинул С. Филатова от чеченской проблематики.
       Следом, в 15.00, Ельцин вызвал помощника по национальной безопасности Ю. Батурина, который откровенно высказал свое мнение, что военного решения вопроса нет, чеченское урегулирование требует одновременного наращивания усилий по всем направлениям — внутриполитическим, внешнеполитическим, военным и др. Прежде всего необходимо обозначить политическую решимость урегулирования конфликта в Чечне, призвать политические партии и движения в Центре и на местах поддержать стремление российских властей урегулировать ситуацию в ЧР; получить поддержку в этом вопросе от руководства палат Федерального Собрания, а затем и большинства членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы; направить обращение к руководителям субъектов Федерации Кавказского региона с призывом оказать влияние на противоборствующие стороны и исключить вмешательство кавказских республик в конфликт; по дипломатическим каналам провести переговоры с Турцией, Ираном, Азербайджаном, Грузией и другими странами о недопустимости вмешательства во внутренние дела России либо оказании содействия боевикам со стороны третьих стран, в частности Афганистана; обеспечить полное перекрытие границы и воздушного сообщения с ЧР. Найти посредников (готовая кандидатура — Р. Аушев) для проведения переговоров об обмене пленными. Только после этого, если власти Грозного откажутся пойти навстречу нашим требованиям, постепенно наращивать давление.
       <...>
       Ельцин посмотрел долгим, испытующим взглядом и сказал: «Я назначил Совет безопасности по Чечне. Вам там быть не надо».
       Батурин не был членом Совета безопасности, но как помощник обычно присутствовал на заседаниях и помогал президенту при их подготовке.
       Как и Филатова, его отодвинули от проблемы чеченского урегулирования. Он был срочно откомандирован в Швецию — вести бесперспективные переговоры по поводу так называемой советской, а затем и российской подводно-лодочной активности в шведских территориальных водах.
       Чаша весов окончательно склонилась в пользу «ястребов».
       В тот же день Совет безопасности под председательством Президента принял решение создать Группу руководства действиями по разоружению и ликвидации вооруженных формирований в Чечне. Руководителю группы — П. Грачеву — были предоставлены полномочия по координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и сил обеспечения безопасности. Не исключалась не только возможность введения чрезвычайного положения в Чечне, но и урегулирование вооруженного конфликта мирными средствами — путем переговоров.
       В правительстве Чечни 29 ноября утром также прошло экстренное заседание, на котором вырабатывались рекомендации Д. Дудаеву и общая позиция в связи с обращением Ельцина «К участникам вооруженного конфликта в Чеченской Республике». Часть членов правительства считала, что надо пойти на компромисс с Москвой и рассмотреть возможность подписания Федеративного договора, другие были настроены «продолжать войну». Последних было больше, они расценили обращение как «ультиматум» и «объявление войны».
       Президент Ингушетии
       Р. Аушев предложил свое посредничество в мирном урегулировании чеченского кризиса. В своем письме Б. Ельцину он настаивал на том, что политические средства для урегулирования обстановки в Чеченской Республике еще не использованы до конца. Другие руководители северокавказских республик и областей выразили поддержку Президенту России.
       
       30 ноября 1994 г.
       В 10 часов утра Ельцин встретился с участницами Конгресса женщин, затем фотографировался. Позже назначил министра по делам национальностей и региональной политике Н. Егорова полномочным представителем Президента РФ в Чеченской Республике. По его поручению П. Грачев переговорил по телефону с Дудаевым. Была достигнута договоренность о безусловной неприкосновенности российских граждан, захваченных в Чечне во время военной операции.
       В Грозном Я. Мамодаев от имени правительства Чеченской Республики сделал следующее заявление (получено в Администрации Президента РФ только 5.12.94 г. № 38139):
       «Резкое и гневное предупреждение прозвучало вчера в голосе Президента России Бориса Ельцина в отношении Чечни и сложившейся ситуации в ней, будто все беды России должны быть оттуда.
       Используя и подогревая факты, порой порожденные самими, некоторые его оппоненты из большой российской политики сознательно пытаются подтолкнуть Бориса Ельцина на жесткий и трагический шаг...
       Правительство народного доверия Чеченской Республики вместе с обеспокоенным населением сможет добиться общенационального согласия путем компромиссных решений и Конституции Чеченской Республики, а также располагает конкретными, взаимоприемлемыми предложениями, чтобы определиться в российско-чеченских отношениях политическими средствами.
       Мы обращаемся к Президенту России Ельцину, здоровым силам российской политики, ко всему российскому народу с призывом сделать все возможное, чтобы не совершилась небывалая трагедия, в результате которой вряд ли могут быть победители. История нам не простит, если мы не сможем предотвратить очередную Кавказскую войну или «Кавказский Афганистан».
       Глава правительства народного доверия,
       премьер-министр Чеченской Республики
       Яраги МАМОДАЕВ
       30.11.94
       
       1 декабря 1994 г.
       В 6 утра истек срок, предоставленный Ельциным конфликтующим сторонам в Чечне для прекращения огня и разоружения противоборствующих группировок.
       Пресс-секретарь Президента В. Костиков сделал заявление, в котором, в частности, говорилось: «Под руководством и контролем Президента России начато осуществление комплекса мер, призванных решительно оздоровить обстановку в Чеченской Республике и восстановить там конституционный порядок, закон и защиту прав человека. <...>
       Президент сердцем и душой воспринимает беспокойство родственников и граждан России о судьбе российских воинов, оказавшихся заложниками в Чечне. По поручению президента уполномочен заявить, что он лично и по его указанию другие соответствующие органы и лица принимают все необходимые меры для спасения российских солдат».
       Тем временем П. Грачев вынужден был признать, что среди пленных, воевавших на стороне Временного совета, есть и его люди, но Минобороны никого из них в Чечню не посылало: эти солдаты и офицеры были «куплены вербовщиками». Тем не менее его ведомство предприняло усилия по освобождению своих военнослужащих.
       <...> В президентском Указе «О некоторых мерах по укреплению правопорядка на Северном Кавказе» от 1 декабря содержались гарантии непривлечения к уголовной ответственности либо амнистии лиц, не причастных к тяжким преступлениям против мирного населения и добровольно до 15 декабря 1994 года сложивших оружие.
       Нечеткость формулировки и самой постановки задачи сразу бросалась в глаза. Встал вопрос: а кто такие «лица, сложившие оружие»? Потребовалось специальное поручение Президента Государственно-правовому управлению об официальном разъяснении этого понятия.
       
       2 декабря 1994 г.
       <...> К этому времени практически завершилось развертывание боевых частей российской армии на границах с Чечней. Транспортными самолетами в аэропорт Беслан был доставлен воздушно-десантный полк. В район Моздока самолетами военно-транспортной авиации переброшено несколько частей Псковской и Тульской воздушно-десантных дивизий.
       Боевые действия в Чечне продолжались и ночью. Несколько самолетов обстреляли ракетами населенные пункты Гудермес, Шали, а также нанесли ракетный удар по бывшему аэродрому ДОСААФ в восточном пригороде Грозного, в районе которого дислоцировались силы боевиков.
       В этот день в Грозном со специальной миссией побывал министр юстиции РФ Ю. Калмыков и встретился с Д. Дудаевым.
       Вечером того же дня в Москве Служба безопасности Президента провела получившую широкую известность операцию у штаб-квартиры группы «МОСТ» на Новом Арбате. За попытку вмешаться в операцию был снят начальник Управления ФСК по Москве и Московской области Е. Савостьянов. Кстати, именно он разрабатывал и проводил спецмероприятие 26 ноября в Чечне.
       
       3 декабря 1994 г.
       <...> Решением Правительства Российской Федерации была создана полномочная Рабочая комиссия для проведения переговоров с противоборствующими в Чеченской Республике силами по проблемам урегулирования обстановки. Ее возглавил заместитель министра по делам национальностей и региональной политике Вячеслав Михайлов, в состав комиссии были включены депутаты Совета Федерации, Государственной Думы, представители ряда министерств и ведомств, ученые.
       Первой акцией Рабочей комиссии стало обращение к участникам вооруженного конфликта в Чеченской Республике. Отмечая, что «гибнут ни в чем не повинные мирные граждане Российской Федерации», а «Юг России стоит у трагической черты гражданской войны», комиссия обратилась к участникам конфликта с предложением о незамедлительном начале переговорного процесса для нормализации обстановки в республике. <...>
       Официальный Грозный дал согласие на переговоры. Ранее предложение России приняла чеченская оппозиция.
       
       4 декабря 1994 г.
       На состоявшейся в Нальчике чрезвычайной сессии парламента Конфедерации народов Кавказа (КНК) было принято решение о том, что народы Северного Кавказа придут на помощь чеченскому народу в случае вторжения российских войск в Чечню и будут действовать так же, как это имело место в случае грузино-абхазской войны.
       На сессии присутствовали представители из Дагестана, Чечни, Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи и Абхазии.
       Вечером Б. Ельцин отправился с коротким визитом в Будапешт.
       
       5 декабря 1994 г.
       С утра министр обороны П. Грачев, министр внутренних дел В. Ерин, директор Федеральной службы контрразведки С. Степашин, председатель Роскомпечати, руководитель Временного информационного центра С. Грызунов вылетели в Моздок.
       По прибытии П. Грачев сказал, что основная цель поездки — «оценить обстановку, а не показывать мускулы или бряцать оружием». И сразу же резко заявил: «Если Дудаев, оппозиция согласны встретиться со мной, это, безусловно, принесет только пользу делу. Условия для переговоров следующие: следование Конституции РФ и незамедлительное разоружение бандитских формирований и сдача оружия до 15 декабря».
       Он проинформировал, что в трех районах, прилегающих к Чечне, создаются военные группировки. В них входят подразделения Вооруженных Сил, внутренних войск, «специальных войск» для возможного проведения «силовых мероприятий». Если мирные пути решения чеченского кризиса не дадут результатов, то законность в республике и ее столице будет установлена «силовыми методами». Однако, заметил он, «войска город разрушать не будут. Мы будем действовать отдельными штурмовыми группами».
       Министр также сообщил, что военная авиация разбомбила в аэропорту Грозного и на прилегающих к нему территориях 6 самолетов «Ту-154», которые доставили дудаевцам боеприпасы, а также 10 учебных самолетов «Л-39» с установленным на них вооружением для возможного ведения боевых действий. С 1 декабря усилен режим воздушной и наземной разведки на границах с Чечней.
       «Все летательные аппараты, которые захотят проникнуть в Грозный без нашего ведома, будут уничтожены», — заключил П.Грачев.
       В 11.00 начала работу Комиссия по проведению переговоров по проблемам урегулирования обстановки в Чеченской Республике. И сразу — неудача. Стороны не смогли договориться даже о месте проведения переговоров. В противовес предложенным комиссией пяти городам для переговоров — Минводы, Армавир, Кисловодск, Пятигорск, Ставрополь — Грозный выразил желание вести переговоры в Вильнюсе или Владикавказе.
       По мнению Р. Хасбулатова, Россия должна добиться выполнения требования о сдаче оружия. Эта задача вполне выполнима, так как оппозиция согласится на эти требования, а «бандитские формирования Дудаева не представляют серьезной военной силы».
       
       6 декабря 1994 г.
       В Моздоке продолжались переговоры П. Грачева с лидерами чеченской оппозиции. Глава Временного совета Чечни У. Автурханов высказался в том смысле, что еще остается надежда на мирное решение, тем более что Россия предпринимает активные шаги в этом направлении. Однако, по его мнению, лично Дудаев не ищет компромиссов.
       Во время переговоров
       П. Грачев заявил, что «через руководство Ингушетии ведутся переговоры о возможной встрече с генералом Дудаевым». П. Грачев согласился, что мирный путь решения чеченской проблемы еще не закрыт, но твердо добавил: «Переговоры с чеченским лидером состоятся только в том случае, если Дудаев будет выступать на них в качестве представителя субъекта РФ».
       В тот же день телевизионная новостная программа «Вести» передала интервью Грачева:
       «Я здесь впервые говорю. Мы с ним (Д. Дудаевым. — Авт.) уединились в соседней комнате один на один. Я ему прямо сказал: «Джохар, это твой последний шанс, и давай поймем как военный военного. Давай решим таким образом, чтобы по опыту Афганистана не было крови в Чечне. Джохар, неужели ты думаешь, что будешь воевать против нас? В любом случае я тебя разобью».
       Он спросил: «Неужели вы действительно пойдете?»
       «Да. Действительно принято решение — готовься к самой настоящей войне, но пока не поздно, нужно признать незаконность всех решений и отказаться от ведения силовых действий». И тогда он мне заявил, что не может отказаться.
       Я задал вопрос: «Почему ты не сможешь отказаться?» И вот здесь у этого человека вырвалось: «Я не принадлежу сам себе. Если я приму такое решение, меня не будет, но будут другие. Меня они просто не выпустят. Будут другие, и они все равно будут выполнять то решение, которое нами уже утверждено». Тогда я ему сказал: «Тогда война». Он сказал: «Да, война!» <...>
       
       8 декабря 1994 г.
       Совет Федерации принял постановление «О положении в Чеченской Республике», в котором предложил Президенту «принять конституционные меры по нормализации обстановки в Чеченской Республике» и «дать поручение министру обороны Российской Федерации П.С. Грачеву, министру внутренних дел Российской Федерации В.Ф. Ерину и директору Федеральной службы контрразведки Российской Федерации С.В. Степашину не допускать применения силы на территории Чеченской Республики до принятия в соответствии с Конституцией Российской Федерации компетентными органами иного решения».
       Депутаты Государственной Думы по итогам закрытого заседания, где обсуждалась ситуация вокруг Чеченской Республики, приняли за основу проект постановления палаты, подготовленный председателем Комитета по безопасности В. Илюхиным. В поддержку документа проголосовали 258 депутатов при необходимом кворуме для принятия решения 226 голосов.
       В документе предлагалось признать «крайне неудовлетворительной работу федеральных органов власти по урегулированию положения в Чеченской Республике». Президенту России рекомендовалось использовать все меры «политического и правового характера» для прекращения вооруженного противоборства в Чечне, для восстановления в республике законности. Авторы постановления считали необходимым провести в Чечне свободные выборы в высшие органы государственной власти республики, а также в Совет Федерации и Госдуму.
       Рабочая комиссия по переговорам об урегулировании конфликта в Чечне, официальный Грозный и оппозиция достигли договоренности начать переговоры во Владикавказе в понедельник, 12 декабря, в 15 часов.
       Прибывший в Грозный представитель Минобороны России генерал-полковник И. Чиж был принят начальником главного штаба вооруженных сил Чечни А. Масхадовым и генеральным прокурором республики У. Имаевым. Речь шла о возвращении российских военнослужащих, плененных во время штурма Грозного.
       Во второй половине дня под председательством Д. Дудаева началось заседание кабинета министров Чечни. По его окончании состоялась церемония передачи российских военнопленных И. Чижу.
       
       9 декабря 1994 г.
       Председатель Совета Федерации В. Шумейко направил постановление от 8 декабря Президенту, но Б. Ельцин решает иначе и в тот же день Указом № 2166 поручает Правительству «использовать все имеющиеся у государства средства для обеспечения государственной безопасности, законности, прав и свобод граждан, охраны общественного порядка, борьбы с преступностью, разоружения всех незаконных формирований». Правительство сразу же, 9 декабря, принимает соответствующее постановление (№ 1360).
       Рассмотрение проекта постановления «О ситуации в Чеченской Республике и мерах по ее политическому урегулированию» в Государственной Думе перенесено с 9 на 14 декабря. Председатель Госдумы И. Рыбкин настоял на переносе голосования, сославшись на то, что комитеты палаты, готовившие согласованный проект, отнеслись к нему «спустя рукава», в текст документа не внесены поправки, и он практически не отличается от принятого за основу на закрытом заседании Госдумы 8 декабря.
       Депутат В. Лысенко подчеркнул, что если до 14 декабря в Чечню будут введены войска, ответственность за это ляжет и на Государственную Думу.
       Предложенный проект, в частности, рекомендовал Президенту Ельцину «сделать заявление об отказе от применения военной силы на территории Чеченской Республики и вступить в переговоры с представителями власти, осуществляющими фактический контроль» на ее территории.
       Министр обороны П. Грачев вновь прилетел в Моздок вечером 9 декабря. Вместе с В. Ериным здесь уже находились
       С. Степашин и Н. Егоров.
       Оппозиционный Временный совет Чечни приказал привести в боевую готовность все подразделения и к 4 часам утра 13 декабря выдвинуть их на исходные позиции. Кроме того, главнокомандующий вооруженными силами Временного совета Б. Гантамиров приказал задерживать всех должностных лиц России, которые «вошли в преступный сговор с дудаевским режимом».
       Он заявил, что «принятие Федеральным Собранием РФ резолюций по чеченскому вопросу, смысл которых сводится к признанию режима Дудаева в обмен на подписание Федеративного договора, свидетельствует о том, что российские депутаты не понимают самой сути чеченского конфликта. Борьба в Чечне идет не между сторонниками и противниками ее независимости». Сердцевиной конфликта, по словам Б. Гантамирова, «является борьба всех демократических сил с фашистским, криминальным режимом, и она будет продолжаться до полного уничтожения преступной клики Дудаева».
       
       10 декабря 1994 г.
       <...>
       На состоявшемся заседании Совета безопасности Чечни принято решение: «защищать Чечню до последнего».
       «Последним шансом» решить чеченский конфликт мирным путем назвал руководитель Рабочей комиссии В. Михайлов начинавшиеся 12 декабря во Владикавказе переговоры представителей федеральных властей с противоборствовавшими чеченскими сторонами. По его словам, уже на первом этапе переговоров «может быть найдено правильное решение для обеспечения безопасности людей и сохранения целостности России».
       Руководитель информационной службы Чечни М. Удугов сообщил, что если Д. Дудаев получит официальное приглашение российской стороны, он обязательно прибудет на переговоры в Москву.
       В тот же день в Кремле происходила рассылка поздравительных посланий Б. Ельцина по случаю наступающего праздника — Дня Конституции. В официальном списке поздравляемых по статусу значилась и фамилия президента Чеченской Республики. В круговерти дел никто не обратил на это внимания. Так бы и ушло поздравление Б. Ельцина мятежному генералу, если бы в группу спичрайтеров не вошел растерянный офицер фельдсвязи и не спросил, каким образом доставлять письмо в Грозный.
       
       «Действуй по полной схеме»
       11 декабря 1994 г.

       11 декабря Президент издает секретный Указ «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики». Указ немедленно направили в Совет Федерации (В. Ф. Шумейко и П. П. Ширшову), в Государственную Думу (И. П. Рыбкину и С. Н. Юшенкову), в Правительство, Минобороны, МВД, Миннац, МЧС, МИД и в ряд других федеральных органов исполнительной власти. В расписках о получении указано время: в Госдуме — 11 декабря в 22 часа 15 минут, в Минобороны — 11 декабря в 22 часа 40 минут, в Совете Федерации — утром 12 декабря в 9 часов 15 минут.
       Впоследствии сведения об указе попали в прессу, а при рассмотрении дела в Конституционном суде РФ он был рассекречен.
       Закрытый указ Президент сопроводил Обращением к гражданам России:
       «Сегодня, 11 декабря 1994 года, на территорию Чеченской Республики введены подразделения войск Министерства внутренних дел и Министерства обороны Российской Федерации. Действия правительства вызваны угрозой целостности России, безопасности ее граждан как в Чечне, так и за ее пределами, возможностью дестабилизации политической и экономической ситуации.
       Наша цель состоит в том, чтобы найти политическое решение проблем одного из субъектов Российской Федерации — Чеченской Республики, защитить ее граждан от вооруженного экстремизма. Но сейчас мирным переговорам, свободному волеизъявлению чеченского народа препятствует нависшая опасность полномасштабной гражданской войны в Чеченской Республике».
       Распоряжением Председателя Правительства РФ В. С. Черномырдина в целях координации работы по реализации мероприятий, предусмотренных постановлением российского правительства «О неотложных мерах по восстановлению и развитию экономики и социальной сферы Чеченской Республики», создана Межведомственная рабочая группа при полномочном представителе Президента РФ в Чеченской Республике.
       Руководителем группы, состоящей из 17 человек, назначен Ким Цаголов — заместитель министра Российской Федерации по делам национальностей и региональной политики.
       Полномочный представитель Президента РФ, вице-премьер Н. Егоров обратился к гражданам Чеченской Республики, а также населению республики Дагестан и других республик северного Кавказа с разъяснением задач, решаемых внутренними войсками, органами МВД и Российскими Вооруженными силами.
       Выполняя указ Президента, утром вооруженные группы Министерства обороны и внутренних войск МВД вошли тремя колоннами на территорию Чеченской Республики. Колонны начали продвижение со скоростью до 20 км в час в сторону Грозного.
       Ю. Батурин прервал переговоры в Швеции и возвратился в Москву. Со следующего утра ежедневно он докладывал Президенту обстановку, принимая и обобщая доклады военных, беседуя с возвращавшимися из Чечни депутатами, встречаясь с курсировавшими в Чечню и обратно журналистами. Анализируя и «отжимая» информацию, он старался не пропускать непроверенные данные и давать объективную картину. Однако примерно еще месяц Президент не принимал Батурина лично, и доклады шли в письменном виде.
       
       12 декабря 1994 г.
       Продвижение федеральных войск активизировало деятельность военного руководства Чечни по укреплению подступов к Грозному на всех направлениях. Русское население Грозного ставилось на строгий учет. Продолжали прибывать в столицу боевики из горных районов. Населению Грозного выдавались оружие, боеприпасы и сырая нефть для изготовления бутылок с зажигательной смесью. На заседании старейшин республики Д. Дудаев поставил задачу выделить по 50 мужчин от каждого тейпа в состав своих войск.
       Чеченские вооруженные формирования получили приказ выдвинуться в районы Чишки (25 км южнее Грозного), Мужичи (60 км юго-западнее Грозного, вблизи границы с Ингушетией) для создания партизанских баз и подготовки условий для продолжения борьбы в случае поражения.
       По информации Минобороны РФ, потери войсковых подразделений, участвующих в операции, составили:
       — убито — 7, в том числе 2 офицера;
       — ранено — 13, в том числе 6 офицеров;
       — попали в плен — 17 военнослужащих;
       — потеряно — 1 танк, 1 БТР, 22 автомобиля.
       Это было первое из ставших нескончаемыми сообщение о смертях и потерях в Чечне российских военнослужащих.
       Ельцин обратился к депутатам Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации:
       «Уважаемые депутаты!
       Разделяю вашу тревогу в связи с развитием событий в Чеченской Республике и некоторых других районах Северного Кавказа Российской Федерации. Нас объединяет признание приоритета Конституции и использования политических методов, и прежде всего переговоров при решении чеченской проблемы.
       Считаю необходимым уточнить вместе с палатами Федерального Собрания рамочные условия для переговоров.
       Первое: предмет переговоров. Нужно ли российской делегации вести переговоры о статусе Чеченской Республики в составе Российской Федерации? Готово ли Федеральное Собрание к внесению изменений в Конституцию с учетом всех возможных политических последствий?
       Второе: субъект переговоров. С какими именно политическими силами Чеченской Республики необходимо вести переговоры по этим проблемам? Постановление Государственной Думы от 25 марта 1994 года предлагает исполнительной власти только ведение консультаций. Для официальных переговоров с Д. Дудаевым потребуется специальное решение, узаконивающее результаты президентских выборов в Чеченской Республике.
       Третье: условия переговоров. Следует ли рассматривать в качестве необходимой предпосылки для переговоров проведение в Чеченской Республике свободных выборов, как об этом сказано в п. 2 постановления Государственной Думы от 25 марта 1994 года? Если да, то как в нынешних условиях предполагается обеспечить проведение свободных выборов?»
       ...В 14.20, за 50 минут до начала мирных трехсторонних переговоров во Владикавказе, из ракетной установки залпового огня «Град» чеченских формирований около села Долинское был нанесен удар по подразделению десантно-штурмового батальона российских войск.
       В 15.30 во владикавказском Доме искусств начались переговоры по урегулированию чеченской проблемы. Для участия в них из Грозного прибыла делегация в составе 9 человек во главе с министром экономики и финансов Чеченской Республики Т. Абубакаровым. С российской стороны переговоры вел заместитель министра по делам национальностей и региональной политике РФ В. Михайлов. Встречу открыл президент Северной Осетии А.Галазов.
       Для участия в переговорах также прибыла делегация оппозиции во главе с членом Временного совета Б. Басхановым. По требованию делегации «официального» Грозного она не принимала участия во встрече и покинула помещение Дома искусств.
       Тем не менее именно с делегацией оппозиционных Дудаеву сил федеральной стороной было достигнуто первое соглашение. Договорились, что в целях предотвращения кровопролития на территории Чеченской Республики Временный совет обязуется прекратить боевые действия и провести разоружение в согласованном порядке. Кроме того, делегация Временного совета обещала предоставить Рабочей комиссии РФ списки лиц, содержавшихся в заключении на территории Чечни, для их освобождения при посредничестве Красного Креста.
       Сложнее, разумеется, шли переговоры с представителями Дудаева. Руководитель правительственной делегации В. Михайлов предложил обсудить три задачи: прекратить кровопролитие, достичь разоружения и создать условия для обеспечения нормальной жизнедеятельности людей.
       Делегация Грозного согласилась, что необходимо произвести разоружение в Чечне, однако к остальным договоренностям стороны не пришли. <...>
       
       14 декабря 1994 г.
       Ситуация в Чеченской Республике приобретала все более критический характер. По мере продвижения к столице Чечни частей и подразделений ВС и ВВ МВД России сопротивление дудаевских отрядов возрастало. На всех направлениях к Грозному действовали мобильные отряды (до 50 человек численностью), через каждые два-три километра устраивались завалы, минировались дороги и обочины.
       Переговоры были временно прерваны. Чеченская сторона заявила о необходимости консультаций с руководством республики и получения дополнительных полномочий.
       
       15 декабря 1994 г.
       Президент Ельцин обратился к жителям Чеченской Республики:
       «Сегодня, 15 декабря 1994 года, истекает срок, предусмотренный моим Указом «О некоторых мерах по укреплению правопорядка на Северном Кавказе», для добровольного сложения оружия лицами, которые участвовали в вооруженном противоборстве в Чеченской Республике.
       Однако под давлением руководителей вооруженных формирований сдачи оружия не произошло. Это оружие активно используется для противодействия федеральной государственной власти в восстановлении конституционной законности, правопорядка, обеспечения общественной безопасности, конституционных прав и свобод граждан России. Продолжает литься кровь, усиливаются тревоги россиян...
       Стремясь свести к минимуму использование силовых методов, при которых, к сожалению, возможны жертвы среди мирного населения, срок добровольного сложения оружия и прекращения сопротивления федеральным силам правопорядка продлевается на 48 часов, начиная с 00 часов 16 декабря 1994 года».
       В Свято-Даниловом монастыре вечером состоялась встреча Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с лидером мусульман Чечни муфтием Мухаммадом-Хусейном Асламбековым, на которой стороны выступили с совместным заявлением:
       «Кровопролитие в Чечне должно быть немедленно прекращено. Люди, живущие на этой земле, должны восстановить мир и согласие друг с другом и со всеми народами Российской Федерации. Необходимо восстановить законный порядок, и при этом должны использовать мирные, основанные на взаимном согласии пути... Мы самым решительным образом отвергаем саму мысль о возможности перерастания конфликта вокруг Чечни в христианско-мусульманское противостояние. Истинные последователи двух религий желают только мира».
       Генеральный прокурор Чеченской Республики У. Имаев, возглавлявший чеченскую делегацию на переговорах во Владикавказе, проинформировал по телефону из Грозного правительственную Рабочую комиссию о назначенном на 15 часов экстренном заседании кабинета министров Чечни, на котором должен был обсуждаться «вопрос о придании чеченской делегации всех необходимых полномочий», что позволит «возобновить переговоры на более продуктивном уровне».
       Делегация ожидала, как это было обещано чеченской стороной, подтверждения ее согласия на продолжение переговоров, однако вместо согласия в Грозном было распространено заявление Дудаева о его готовности к тотальной войне.
       Российская комиссия возвратилась в Москву.
       
       16 декабря 1994 г.
       С утра Ельцин читал длинное, на трех страницах мелким шрифтом, письмо Я. Мамодаева, датированное 13 декабря 1994 года.
       «На сегодня очевидно, что антинародный режим Дудаева, который потерял всякую поддержку у народа, неожиданно получил ее. И это происходит каждый раз, когда Вы пытаетесь что-то лично предпринять в «чеченском вопросе», — поверьте, это не случайно...». Далее он предлагал программу урегулирования из десяти пунктов.
       Ельцин, поразмыслив, начертал:
       «О. Н. Сосковцу
       О. И. Лобову
       Н. Д. Егорову

       Прошу срочно рассмотреть предложения Я. Мамодаева.
       Насколько они отвечают складывающейся обстановке?
       Б. Ельцин
       Пр — 1853»
       Дудаев приказал своим войскам прекратить огонь, в течение часа отойти на километр от линии соприкосновения с российскими частями на всех направлениях, внимательно следить за российскими войсками и в случае их попыток продвинуться вперед открывать огонь. За этим шагом последовало его официальное заявление:
       «Чеченская Республика подтверждает свою готовность к мирному диалогу с Россией. Мы предлагаем немедленно прекратить боевые действия, вывести российские войска с территории Чеченской Республики и без всяких предварительных условий начать переговоры на самом высоком уровне. Такая позиция продиктована стремлением чеченского народа к миру и добрососедству с русским народом, со всеми народами Кавказа».
       На это премьер-министр РФ В. Черномырдин заметил, что он готов встретиться с Дудаевым «и в Москве, и в Грозном, и в любой другой точке, где это может быть необходимо». Однако он сомневался в готовности чеченского лидера приступить к «реальным переговорам» и предположил, что тезис о переговорах используется им только для того, чтобы «оттянуть время».
       Группа членов Совета безопасности РФ провела в 20 часов экстренное совещание. Обсуждалось развитие ситуации в Чечне. В Москву срочно вернулись Егоров, Грачев, Ерин, Степашин. Президент в совещании не участвовал, поскольку он находился в больнице после операции на носовой перегородке, что в обществе сочли попыткой уйти от разъяснения своей позиции.
       <...>
       
       17 декабря 1994 г.
       В этот день в Центральной клинической больнице в Кунцево, где находился Ельцин, прошло заседание Совета безопасности, вошедшее в историю под названием «Госпитальное заседание». Обсуждались вопросы, связанные с ситуацией в Чеченской Республике, а также обстановкой в Северо-Кавказском регионе. Заседание длилось свыше трех часов.
       В решении СБ подчеркивалось, что в полночь с 17 на 18 декабря 1994 года истекает срок добровольной сдачи оружия и амнистии. Гражданскому населению во избежание жертв предлагалось покинуть места расположения незаконных вооруженных формирований. Поскольку еще не утрачена возможность мирного проведения процесса разоружения незаконных боевых формирований, Президент поручал Н. Егорову и С. Степашину пригласить в тот же день Д. Дудаева в Моздок для выработки порядка добровольной сдачи оружия и боевой техники.
       «Больше заседаний Совета безопасности по этому вопросу не будет и никаких обращений делать не собираюсь», — заключил Ельцин.
       Вышло по-другому.
       В начале седьмого вечером Дудаев отправил Ельцину телеграмму: «В ответ на Ваше обращение и предложение премьер-министра Российской Федерации Черномырдина о готовности встречи приглашаю в город Грозный для проведения переговоров на правительственном уровне премьер-министра Российской Федерации Черномырдина.
       Президент Чеченской Республики».
       Через полтора часа пришла вторая дудаевская телеграмма:
       «Настоящим заявляю, что мною отдан приказ 16 декабря с 15 часов прекратить военные действия против Вооруженных Сил Российской Федерации и передвижение вооруженных формирований с целью избежать эскалации братоубийственного конфликта и невинных жертв, в том числе мирного населения. Обращаюсь к Вам с предложением ответного аналогичного шага. Согласен с Вашим предложением начать без каких-либо предварительных условий переговоры на соответствующем уровне и лично возглавить правительственную делегацию Чеченской Республики Ичкерия».
       Секретарь Совета безопасности РФ О. Лобов заявил, что «предметом переговоров с Дудаевым может быть только добровольная сдача оружия всеми незаконными вооруженными формированиями на территории Чеченской Республики. Если этого не произойдет, то другие вопросы обсуждаться не будут». Он сообщил, ссылаясь на личный разговор с одним из помощников Дудаева, что чеченский лидер дал устное согласие прибыть в Моздок на переговоры с российской делегацией, которую в соответствии с решением СБ РФ и Президента возглавляют вице-премьер Н. Егоров и директор ФСК С. Степашин.
       Однако без всяких объяснений руководство Грозного отказалось послать своих представителей на переговоры в Моздок, запланированные на 18.00. Д. Дудаев в 18.40 направил телеграмму Б.Ельцину, в которой выражалась готовность принять правительственную делегацию России в Грозном. Чуть раньше Дудаев провел закрытое совещание с руководителями боевых подразделений. Каждый из них получил пакет, содержавший приказ на случай штурма Грозного.
       Телевидение Чечни начало вести передачи, в которых населению разъяснялись приемы обращения с различными видами оружия и правила поведения в экстремальных ситуациях, в том числе в условиях бомбардировок и других видов боевых действий.
       МИД РФ выступил с заявлением:
       «Режим Дудаева не воспользовался неоднократно предоставлявшимися ему возможностями мирного выхода из кризиса. Таким образом, упущена возможность использовать политические методы, и прежде всего переговоры, за проведение которых последовательно выступало руководство России...
       По истечении срока, установленного Президентом России, с 00 часов 18 декабря 1994 года подразделения войск МВД и Министерства обороны РФ вынуждены будут принять решительные меры с использованием всех имеющихся в наличии средств с целью восстановления на территории Чеченской Республики конституционной законности и правопорядка. Бандформирования будут разоружены, а при сопротивлении уничтожены.
       Гражданское население Чечни оповещено о необходимости срочно завершить выход из города Грозного и других населенных пунктов, в которых находятся бандформирования. Российские власти организуют эвакуацию, медицинскую помощь и размещение беженцев, снабжение их продуктами питания и предметами первой необходимости.
       Серьезное беспокойство вызывает личная безопасность иностранных граждан, журналистов, находящихся в зоне конфликта. Мы настоятельно рекомендуем всем им покинуть город Грозный и перебраться в безопасные районы».
       Совет Федерации предложил Б. Ельцину «принять меры по немедленному прекращению боевых действий всеми сторонами и продолжить переговорный процесс на более высоком уровне правительственных делегаций, исходя из принципов сохранения целостности Российской Федерации и предоставления возможности свободного волеизъявления народа Чеченской Республики».
       
       18 декабря 1994 г.
       В 10 часов утра Ельцин позвонил Грачеву и сказал: «Независимо ни от чего действуй в соответствии с решениями Совета безопасности по полной схеме».
       Затем Президент подписал указ, которым Правительству поручалось в пятидневный срок «образовать территориальное управление федеральных органов исполнительной власти в Чеченской Республике, объединяющее федеральные территориальные органы исполнительной власти на территории Чеченской Республики». Руководство территориальным управлением возлагалось на вице-премьера Н. Егорова.
       <...>
       В. Черномырдин провел совещание, где присутствовали члены Правительства, члены Совета безопасности, представители Администрации президента. Из докладов на совещании следовало, что в ответ на непрекращавшиеся дерзкие вылазки незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики Российские Вооруженные силы с 0.01 до 0.30 минут нанесли бомбовый удар по аэродрому Шали, а также залпы системы «Ураган» по скоплению бронетанковой техники, вооруженных боевиков и по складу боеприпасов на юго-восточной окраине Грозного. В районе населенного пункта Ассиновская полк внутренних войск МВД РФ был атакован большим отрядом сил Дудаева, оснащенным танками, артиллерией и установками «Град». Ответным ударом группировка была разгромлена.
       Обсудили и утреннее указание Ельцина Грачеву. «Президент дал команду Егорову и Грачеву действовать независимо ни от чего. А политическую линию проводить будем мы», — сказал В. Черномырдин.
       В конце совещания О. Лобов спросил у П. Грачева: «Сколько вам надо на завершение боевой операции?» Вопрос активно поддержали В. Шумейко и В. Черномырдин. Ответ министра был краток: «Полгода».
       Последовала немая сцена. Всем были памятны другие слова Грачева. Еще совсем недавно он говорил, что все можно решить двумя десантными полками за два часа.
       
       ОТ РЕДАКЦИИ.
       Теперь мы знаем, что не только знаменитые грачевские «два часа», но и полгода на завершение боевой операции в Чечне оказались утопией. Началась многолетняя война с Хасавюртовским перемирием. И не завершилась до сих пор.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera