Сюжеты

У КАЖДОГО ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОЙ ЗАЛ ОЖИДАНИЯ

Этот материал вышел в № 14 от 06 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Петя + Оля = Любовь. От перемены мест — сумма изменяет Говорят, армия — школа жизни. В каждой школе есть учебники, все просто и категорично, сделаешь так — будет этак, из «А» следует «Б». В армейском учебнике жизни есть параграф 1:...


Петя + Оля = Любовь. От перемены мест — сумма изменяет
       

    
       Говорят, армия — школа жизни. В каждой школе есть учебники, все просто и категорично, сделаешь так — будет этак, из «А» следует «Б». В армейском учебнике жизни есть параграф 1: существуют два типа женщин — те, которые умеют ждать, и те, которые не умеют. Этот параграф нужно читать на уроке 23 февраля, в «мужской» день. Но учебник на этом не заканчивается, и до следующего параграфа очередь дойдет 8 Марта — в день, когда становится понятно, что женский пол не исчерпывается двумя типами...
       
       Параграф 2 (теория)
       Когда ваш мужчина уходит туда, Где Ему Дают Оружие, жизнь ломается напополам. Потому что к вам вернется не тот человек, которого вы провожали и ждали. Но ему хуже, чем вам. Потому что и он, вернувшись, застает вас неуловимо иной, хотя вам-то, казалось бы, с чего меняться... А у него просто изменился угол взгляда, и он видит вас иной всего лишь оттого, что вы как раз остались прежней, вызывающе «гражданской».
       Тот опыт, с которым ваш мужчина возвращается оттуда, Где Ему Дали Оружие, может стать для вас непосильным грузом. У вас есть выбор: принять этот опыт или отказаться от него. В этом и заключается разница между «ждать» и «дождаться».
       
       ЗАДАЧКА. ПЕРВАЯ
       Звали девушку, допустим, Таней. Ее парень (тогда не говорили «парень», тогда, как ни смешно, говорили «мальчик») служил в Афганистане. Она его честно ждала. Он вернулся растерянным раненым животным, совершенно не понимающим, как же теперь ему строить свою жизнь здесь, в маленьком южном городе, таком ленивом, таком мирном.
       Его встретили не то чтобы как героя (тогда не очень понимали, ГДЕ он побывал и через ЧТО прошел), его встретили просто «из армии». В маленькой квартире накрыли стол, выпили, одарили напутствиями в гражданскую жизнь, которая типа начинается отныне. И стали готовиться к следующим посиделкам, надеясь накрыть такой же стол и погулять на свадьбе.
       Тем временем «мальчик» кричал по ночам, смотрел пустым взглядом и не мог двух минут простоять в очереди за хлебом, не сорвавшись и не прохрипев с белыми глазами что-то вроде «поубивал бы вас всех, суки». Таню все жалели, потому что «поубивал бы вас всех, суки» относилось периодически и к ней: «мальчик» с тоской понимал, что НИЧЕГО не может рассказать девушке, писавшей ему письма, в которых было «а Ленка с Вовкой опять поругалась, плачет, а ведь уже и платье купили и ресторан заказали». «Мальчик» смотрел в потолок, сутками пролеживая в своей «гражданской» комнате, а однажды разбил «гражданской» гантелей «гражданский» магнитофон «Весна».
       Танин папаша даже попытался эдак по-мужски побеседовать с дочкиным женихом на предмет «ну ты, это, хватит уж, давай-ка на работу, что ль, устраивайся, с квартирой поможем». А в моде тогда были свадебные платья розовых и голубых цветов и широкополые шляпы в тон платью вместо фаты. Тане очень хотелось такое платье и такую шляпу, но мечта отодвигалась все дальше, потому что платье и шляпа были как-то абсолютно безразличны «мальчику», которому случалось уворачиваться от пуль, стрелять, задумываться о том, не послать ли пулю в себя самого, и в ужасе раскачиваться, глядя на дымящиеся остатки других «мальчиков». Танины мама и бабушка, очень ее поддерживавшие в период «ожидания из армии», столь же активно стали убеждать ее в необходимости строить свое, отдельно взятое счастье.
       Отдельно взятым счастьем явился другой мальчик (уже без кавычек), благополучный студент, которому повезло с военной кафедрой и родителями. У Тани случилось розовое платье и шляпа, кукла на машине, что тоже было тогда модным, и дочка, которую по моде же назвали Кристиной.
       Вопрос в задачке: дождалась ли Таня своего «мальчика» из Афганистана?
       Задание для самостоятельной работы:
       Напишите письмо мужчине, который там, Где Ему Дали Оружие. При написании письма обратите внимание на параметры:
       вопросы о его самочувствии и о том, что происходит в его ежедневной жизни (не забывайте об ограничивающих его цензурных соображениях); рассказ о вашем самочувствии и о том, что происходит в вашей ежедневной жизни (избегайте вызывающе «гражданских» подробностей из жизни третьих лиц);
       мечты и планы на будущее (избегайте излишне прагматичного детального планирования);
       любовь, тоска по нему и воспоминания о совместном прошлом (избегайте излишей патетики и мотивов «невозможности», повергающих в депрессию).
       Попытайтесь прочесть письмо глазами мужчины, Которому Дали Оружие, и испытайте ужас и досаду. Переписывайте, пока не доведете чувство ужаса и досады до минимума.
       
       ЗАДАЧКА. ВТОРАЯ
       Нина Георгиевна — отставная балерина. Жила одна, если не считать омерзительного пинчера по имени Тобочка, отличавшегося острыми зубами и визгливым лаем. У нее в квартире было очень чисто, пахло нафталином и приторно-сладкими духами, везде висели древние фотографии («А это я в «Баядерке»), питалась она полуфабрикатами из кулинарии и выписывала «Новый мир».
       Когда-то Нина Георгиевна жила не одна. У нее когда-то был муж, о котором она говорила охотно и со свистящей ненавистью. Простить она ему не могла трех вещей. Во-первых, он отказался от брони, которая ему полагалась как заместителю директора крупного завода, уступил ее инженеру-язвеннику и вместо эвакуации отправился как раз на фронт. Нина Георгиевна танцевала в Свердловске, тихо свирепела и наказывала бросившего ее простофилю-супруга тем, что писала ему мало и редко («Между прочим, эта дрянь Соколовская ходит в шелковых чулках, а я была вынуждена продать шевиот и ложечки»).
       Как бы то ни было, но Нина Георгиевна слыла женщиной порядочной, а потому мужа с войны ждала, отказывая благополучным тыловым мужчинам. И случилось то самое «во-вторых», которым муж довершил свое падение в глазах утонченной балерины. Ибо он не мог, как все нормальные люди, вернуться с чемоданами, полными реквизированных у немецких фрау мехов, сервизов и рисовой пудры. Он вернулся без чемоданов.
       И без руки. Нина Георгиевна продолжала танцевать и свирепеть, а подлый супруг меж тем к мирной жизни приспособиться не мог, строчил письма фронтовым товарищам, мало сочувствовал тяготам свердловской жизни исстрадавшейся жены и — вот оно, ужасное «в-третьих» — все чаще заговаривал о детях. Что-то с ним после войны случилось. Отчего-то сильно ему захотелось детей. Этого балетная прима Нина Георгиевна простить не могла никак, а потому отбыла в светлую даль, оставив мелодраматическое письмо на восьми страницах о том, как мучительно и невозможно жить рядом с человеком, который не ценит, не понимает и вообще погряз.
       Она еще встречала его потом. Он долго пил и маялся, через какое-то время женился «на весьма простой женщине — и это после Нее», как там у него сложилось дальше, Нина Георгиевна не знала и не интересовалась.
       Вопрос в задачке: дождалась ли Нина Георгиевна мужа с войны?
       Литература для внеклассного чтения:
       Все без исключения книги Ремарка, немного Симонова, чуть-чуть Хемингуэя, комплект журнала «Работница» 70 — 80-х годов (письма читательниц) и для сильных духом Гроссман («Жизнь и судьба»).
       
       ЗАДАЧКА. ТРЕТЬЯ
       Время было мирное. Ранние девяностые. Хороший человек попал в армию, уже практически дослужил и по армейской классификации относился к «дедам». И был там один «молодой», который был вор. Хороший человек не любил воров, а к воспитательным функциям «дедов» относился серьезно. Он отвел своего «молодого» в туалет и побил. Побил сильно, от души. Так побил, что для «молодого» этого закончилось травмой.
       Был показательный суд, после которого хороший человек попал в дисбат. В дисбате хороших людей не жаловали, и было там все самое плохое, для мужчины непереносимое. Хороший человек, практически сломленный, как морально, так и физически, вернулся домой, где его ждала девушка — допустим, Катя. Ждала она его действенно, правильно ждала: приезжала к нему вместе с его мамой и трогательно бодрилась, встречая его взгляд побитой собаки.
       Тогдашняя пресса об армейских проблемах писала много и подробно, девушка Катя примерно представляла себе, с чем хорошему человеку довелось столкнуться в дисбате, и самоуверенно решила заняться домашней психотерапией. Долго и нудно она выспрашивала хорошего человека, требуя «все-все рассказать», и однажды довела до истерики. Он сломался во второй раз и все-все рассказал.
       И тут оказалось, что девушке Кате противно. Кошмар, выплеснутый хорошим человеком на девушку Катю, как-то не отвечал ее представлениям о Настоящем Мужчине, которому она могла бы быть верной подругой, и девушка Катя уже сама не рада была, что «все-все» узнала. Скрыть своего отвращения она не сумела, и когда хороший человек, видя это, сказал ей, что она ему ничего не должна и совершенно свободна, девушка Катя лазейкой воспользовалась. Правда, еще долго мучилась и делилась с подругами своими переживаниями на предмет «что делает армия с нашими ребятами».
       Вопрос в задачке: дождалась ли Катя хорошего человека из армии?
       Варианты ответов ко всем задачам:
       а) дождалась;
       б) гадина она;
       в) не судите, да не судимы будете;
       г) сам виноват, такую бабу выбрал.
       Самостоятельная работа.
       В целях соблюдения политкорректности следовало бы выбрать «в», но я отвечаю — «б». И плевать, что скоро 8 Марта, а 23 февраля уже позади.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera