Сюжеты

ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОСКОЙ

Этот материал вышел в № 14 от 06 Февраля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

По крайней мере раз в году я радуюсь тому, что не родилась мужчиной. Не 8 Марта. 23 февраля. Мне обидно, что мужской праздник такой бесчувственный. Все, чем одаряет их в этот день телеящик, — протокольные поздравления главнокомандующего и...


       
       По крайней мере раз в году я радуюсь тому, что не родилась мужчиной. Не 8 Марта. 23 февраля. Мне обидно, что мужской праздник такой бесчувственный.
       Все, чем одаряет их в этот день телеящик, — протокольные поздравления главнокомандующего и протокольные же концерты. Когда женщин с 8 Марта поздравляют, так хоть не по бумажке...
       На втором канале — парадный концерт с Путиным из Кремлевского дворца. Президент, недавно обнаруживший способность говорить человеческим, не канцелярским языком (правда, для этого ему пришлось влезть в горнолыжный костюм и отправиться в Альпы), снова заговорил, как пластинка. Вот он поднимается на сцену и произносит невыносимо официальные слова про долг, гордость и славу. Худшего этому сопровождения, чем ничего не выражающее лицо, нет — вроде как его самого ничуть не трогают слова про гордость, долг и славу. Камера, желая, очевидно, запечатлеть вдохновленные этой речью лица военных, сползает в зал. Останавливается на офицере в большом чине — он-то обязан соответствовать приподнято-торжественному настроению, которое, наверное, должна создать парадная речь главнокомандующего. И большой чин действительно сначала смотрит в сторону сцены, но вдруг начинает шептаться с женой. И камера конфузливо убегает от генеральского невнимания к президенту на сцену. Камера потом еще выловит главнокомандующего — при бравом выступлении ансамбля песни и пляски. Президент, скучая, листает какой-то журнальчик...
       А на сцене тем временем Басков выводит что-то про Натали и Александра ее Сергеевича, обязательный Кобзон появляется с обязательным же «Батяней-комбатом» от «Любе»...
       Но дежурный хит Дня защитника Отечества зарезервирован ОРТ. У первого канала — Газманов и его «Господа офицеры». Это уже торговая марка, а не концертная программа десятилетней давности. Да и всей программы, собственно, не надо. Хватает одной песни. Раньше Газманов ее в шинели пел, и один. Теперь полуголый на фоне застегнутого сверху донизу военного хора. Кто кому больше рад: теленачальники Газманову за то, что он раз и навсегда избавил их от необходимости что-то там придумывать к очередному военному празднику, или Газманов теленачальникам, которые каждый год обеспечивают ему полтора часа эфира в прайм-тайм?
       Басков и Газманов — это все, что изменилось в таких концертах за последние десять лет. Ну нет у нас песен про военных свежее «Батяни-комбата»! Есть, правда, еще «Крошка моя, я по тебе скучаю». Но не пичкать же ею президента...
       И фильмов новых — чтоб от побед дух захватывало — нет почти. Потому что «Блокпост» Рогожкина — о несуразности войны и нелепости гибели двадцатилетних. Праздник вообще лукавый. Если защитник Отечества, то от кого защитник? Бывают ли защитники Отечества в штатском — эпидемиологи там или таможенники? Я когда папу, уволенного в запас в сорок лет, поздравляю, не кажется ли это ему тайным издевательством?
       И что отмечать семье Макаровых, про которых корреспондентка «Вестей» сняла необыкновенно пронзительный репортаж? Их восемнадцатилетний сын служил в армии, о том, что его часть перевели в Чечню, написал только старшему брату, жалея мать. Пришло одно письмо, и младший Макаров замолчал. Сначала брат, а потом и мать стали его искать. Наконец пришла бумага, признавшая, что рядовой Макаров был в Чечне, но дезертировал. И три года Макаровы получали официальные письма, что сын — предатель. Нашли его только благодаря Трактористу — Темирбулатову, полевому командиру, осужденному две недели назад за убийства федеральных солдат. Он их расстреливал и расстрелы снимал на видеокамеру.
       И вот на темирбулатовской пленке, которую показали (предваряя фразами, что показывать это, конечно, нельзя) все каналы, Макаровы увидели сына. Это его расстреливал Тракторист. Брат поехал в Москву и сотню раз в «Останкино» пересмотрел пленку, чтобы окончательно убедиться, что вот он, рядовой Макаров, которого Минобороны три года считало дезертиром, убит выстрелом в затылок.
       Минобороны, кажется, извинилось. Прислало бумагу. Там тоже про героизм и про долг. Такая же бездушная бумага, как та, с которой читал поздравления главнокомандующий.
       И я опять малодушно радуюсь, что родилась не мужчиной.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera