Сюжеты

КРЕСТНЫЕ ОТЦЫ РОССИЙСКОЙ РЫБЫ

Этот материал вышел в № 16 от 05 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Президент Путин сделал одно из самых разумных своих назначений: он назначил экс-губернатора Приморья Евгения Наздратенко главой Госкомрыболовства. Конечно, либеральное мнение хотело бы видеть Наздратенко повешенным, причем желательно вверх...


       
       Президент Путин сделал одно из самых разумных своих назначений: он назначил экс-губернатора Приморья Евгения Наздратенко главой Госкомрыболовства.
       Конечно, либеральное мнение хотело бы видеть Наздратенко повешенным, причем желательно вверх ногами, но подобное обращение с Евгением Иванычем весьма затруднило бы покорение других диких губернаторов. Они, несомненно, оценят мягкость обращения с побежденным коллегой и будут сдаваться в плен охотнее.
       Всегда важно дать проигравшему сохранить лицо, важно, чтобы, кроме лица, он ничего не сохранил.
       Правда, мне могут возразить, что Наздратенко, сделанный из губернатора министром, не прибавляет российской власти цивилизованности. В смысле цивилизованности разницы действительно нет. Но в смысле управляемости разница огромная.
       Наздратенко-губернатор — это средневековая Франция в разгар феодальных усобиц, Наздратенко-министр — это Турция в расцвете коррупции. Народу жилось плохо и там и там, но для повелителя разница была колоссальная. В одном случае он не мог высунуть нос из-за стен Парижа, в другом — каждый год рубил головы проворовавшимся визирям.
       А Госкомрыболовства предоставляет неограниченные возможности как по части сбора «зелени» чемоданами, так и по части рубки голов. Недаром премьер Касьянов так отчаянно прочил на место его главы своего помощника Александра Моисеева. (Увы, разум не вмещает картину Касьянова, протестующего против какого-то назначения из-за чрезвычайной коррумпированности назначенца. Это, что называется, «говорило сито иголке: «у тебя на спине дырка».)
       Доллар, вложенный в рыбу, приносит до двенадцати долларов прибыли, а ежегодный объем только дальневосточного рыбного браконьерства оценивается в 4 млрд. долл. Взятка за квоту может стоить больше, чем официально добытая по квоте рыба. Потому что квота — это отнюдь не столько, сколько рыбак выловит. Это просто такая бумажка, которая позволяет ловить рыбу, краба или гребешок в любых количествах. Поэтому квоты выдают на очень маленькие количества, например на 50 тонн краба.
       «Краб ловится по 4 тонны в сутки, — объяснял мне как-то крупный браконьер, он же — хозяин вполне официальной рыболовной компании. — 50 тонн ловят за 12 дней. Никто в море на 12 дней не выходит. Как поймали 50 тонн, перегружают улов корейцу или японцу, и тот везет его в Японию. С каждого перегруза рыбводовец (инспектор спецморинспекции, приданный судну) требует по 3 тыс. долл. Моряк на «крабовике» зарабатывает 20—30 тысяч. Долларами. С коробок, в которые складывают краба, срезают имя заказчика, ставят штамп: «Сделано в Японии».
       Деньги обратно везут наличкой. Прячут в машинном отделении, под пайолами и рыбницами, заваривают в трубы.
       Размах браконьерства виден уже из количества организаций, которые стремятся бороться с браконьерами.
       Сначала с браконьерами боролись инспектора Главрыбвода. Боролись со всей силой: если инспектора задерживали в конкурентной борьбе, то меньше 50 тыс. долл. на нем не находили. Потом к святому делу охраны водных ресурсов подключилась Федеральная пограничная служба, а затем — ФСБ.
       Давно прошли те времена, когда бандиты перед отплытием подваливали на черных «лендкрузерах» к капитану и объясняли ему, где дожидаться японского перегрузчика. Теперь отношения выясняют не с помощью автоматов, а с помощью сторожевых кораблей. Кстати, вниманию СМИ: советую быть осторожными и не сообщать о разборке между правоохранительными крышами, кончившейся затоплением корабля, как о славной победе пограничников над браконьерами.
       Взглянем правде в лицо: российские рыбаки суть браконьеры. Только на Камчатке квоты на вылов рыбы и морепродуктов получают чуть менее 600 компаний. Даже у официального улова занижают стоимость. Средняя цена рыбы и морепродуктов, проданных в прошлом году за рубеж, 96 центов за килограмм. По мировым же ценам средняя стоимость составляет 7 долларов.
       Либеральная попытка Грефа остановить все это с помощью рыбных аукционов — это все равно что затыкать водопад пробкой. Не заткнешь, да и не надо: если завтра в приморских регионах исчезнут браконьеры, взятки и вылов сверх квоты, то вся экономика этих регионов рухнет. Госкомрыболовства — это не просто ведомство, где можно брать взятки. Это ведомство, где их нельзя не брать под угрозой экономического краха отрасли. А поэтому так ли уж важно, кого назначат «крестным отцом» российской рыбы: помощника Касьянова или экс-хозяина Приморья?
       Приручить баронов-разбойников, именуемых губернаторами, несравненно важнее.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera