Сюжеты

МНОГО ШУМА… И НИЧЕГО

Этот материал вышел в № 16 от 05 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Рецепт политической карьеры В Государственной Думе Алексей Митрофанов стал, пожалуй, одним из самых известных депутатов. Он всегда на виду: дает пресс-конференции, отвечает многочисленным телекорреспондентам на самые животрепещущие...


Рецепт политической карьеры
       

  
       В Государственной Думе Алексей Митрофанов стал, пожалуй, одним из самых известных депутатов. Он всегда на виду: дает пресс-конференции, отвечает многочисленным телекорреспондентам на самые животрепещущие вопросы. Алексей Валентинович — частый и желанный гость всех авторских программ телевидения. Он абсолютно авторитетно и весьма квалифицированно способен ответить на любой вопрос и поддержать любую тему. К тому же шум, скандал и эпатаж обеспечены. Его законопроекты и предложенные им постановления в Думе также подчеркивают широту интересов: от США до Ирака и от рекламы табачных изделий до вопросов приватизации. Временами кажется, что его популярность выше, чем у руководителей многих фракций, и постепенно затмевает популярность его шефа — Владимира Жириновского. Но иногда, смотря телевизор и видя очередную эмоциональную речь маститого депутата, задаешься невольно вопросом: а зачем он все это делает?
       
       Алексей Валентинович Митрофанов молод, он родился в 1962 г., и его карьера в советские времена развивалась по прямой. В 16 лет он поступил в престижный МГИМО МИД СССР на самый престижный факультет международных экономических отношений. Сразу после окончания МГИМО попал на курсы ООН в Москве, а уже в 1985 г. стал сотрудником аппарата МИД СССР, представляя МИД СССР в Агентстве по атомной энергии в Вене. Его отец был видным сотрудником Госплана, а сам Алексей обладал удивительной способностью располагать к себе. Круг его знакомых и друзей был велик, в него с тех пор входят и внук Леонида Брежнева — Андрей, и внук Андрея Громыко — тоже Андрей. Причем и тогда, и сейчас они отзываются о нем крайне лестно.
       В 1988 г. Алексей Митрофанов поступил в аспирантуру Института США и Канады АН СССР (ИСКАН). Надо сказать, что в те времена в ИСКАНе работали многие из тех, кто вошел в политическую и экономическую элиту современной России. Ну если не в самые первые ряды, то по крайней мере в первые ряды советников и помощников. Достаточно назвать такие фигуры, как Игорь Малашенко или Сергей Караганов. Однако внезапный для Алексея Валентиновича развал СССР и резкое сокращение штатов МИДа, проведенное Андреем Козыревым, поставили перед Митрофановым вопрос: а что делать дальше? Возможности карьерного роста стали туманными, к тому же тогда была пора легкого зарабатывания денег. Он возглавил мало теперь кому понятный центр культуры «Сокол». Тогда подобные структуры плодились как грибы, но далеко не у всех из них водились деньги. У центра «Сокол» они были. И многие связывали это с дружбой Митрофанова и Андрея Брежнева. Как бы то ни было, Митрофанов стал ведущим телелотереи «Музыкальный прогноз», участвовал в организации фестиваля «Ступень к Парнасу». Но основные средства тогда зарабатывались путем проведения гастролей «сборной солянки», называемых попросту «чесом». Так, Алексей Валентинович стал и продюсером, и режиссером, и шоуменом.
       Однако все это было как-то мелковато. Тут и случилось многообещающее знакомство с Жириновским. Хотя до событий сентября—октября 1993 г. политическое будущее Владимира Вольфовича было не очень понятным и ему самому. Поэтому Митрофанов попытался создать свою партию. В лучших традициях советских фильмов про подпольщиков 14 ноября 1992 г. на бывшей государственной даче Мураховского (бывший глава Агропрома СССР), которую занимал на непонятных основаниях Митрофанов, прошло собрание «молодежного крыла» ЛДПР, где была учреждена Национально-радикальная партия. Ее председателем предложили стать Эдуарду Лимонову. Лимонов, написав к тому времени в одной из своих книг много всякого про своего нового друга, лидером партии так и не стал. В те же времена произошла попытка альянса будущего депутата от ЛДПР с популярной тогда в Верховном Совете группой «Новая региональная политика», он был даже выбран членом ее политсовета. Так что политическая карьера нашего героя вовсе не являлась такой прямой, как теперь принято считать. Тем не менее скоро Митрофанов вернулся в ЛДПР, и вовремя. В декабре 1993 г. стал депутатом ГД по списку ЛДПР и как бывший дипломат был избран заместителем председателя ее комитета по международным делам. Одновременно стал пресс-секретарем фракции ЛДПР в Думе.
       Уже в апреле 1994 г. Алексей Митрофанов впервые самостоятельно появился на телевизионном экране. Он предложил уволить со своего поста Андрея Козырева. Шуму было много, к такому тогда еще не привыкли. Однако Козырев побыл на своем посту еще не один год, а Алексей Валентинович получил всероссийскую известность. И немножко переоценил ее. В конце этого года произошло событие, о котором уважаемый депутат ныне предпочитает умалчивать. По информации центральных СМИ, тогда он стал одним из инициаторов создания депутатской группы «Народный капитал». Тогда в России заканчивалась эпопея Сергея Мавроди. Под ним начала гореть земля. С другой стороны, союз вкладчиков «МММ» стал на какое-то время серьезной силой. И появилось желание рассматривать эту силу как политическую. И многие тогда посчитали, что «Народный капитал» — это как раз и есть структура по политическому обслуживанию Сергея Мавроди. Предполагалось, что Сергей Пантелеевич способен вложить в политику большие средства и тем самым обеспечить сохранение самого себя на свободе. Впрочем, Алексей Митрофанов активно опроверг свои связи с Сергеем Мавроди в специально созванной по этому поводу пресс-конференции. После которой он и перестал быть пресс-секретарем ЛДПР. Тогда в опровержение Митрофанова многие поверили. Но Сергей Мавроди не посчитал нужным тратиться на создание своей партии и просто избрался во вторую ГД. А затея с «Народным капиталом» закончилась пшиком.
       К тому времени Алексей Валентинович стал матерым депутатом, представить без него Государственную Думу уже было нельзя. И он стал председателем комитета по геополитике. Склонность к трескучим заявлениям на этом посту полностью удовлетворялась. Каких только громов и молний ни метал Митрофанов в адрес американских империалистов и их московских агентов. Как он ни защищал Югославию и Ирак в Государственной Думе, какие грозные кары и законопроекты ни предлагал. Однако, несмотря на то, что это все с удовольствием тиражировалось многочисленными телеканалами, получалось так, что все его предложения после шума заканчивались почему-то пшиком. Воздушные замки так и остались воздушными.
       Постепенно его полюбили на телевидении и всегда звали, когда где-нибудь не хватало массовки. Приходя в студию, Алексей Валентинович сразу же со всей силой своего темперамента набрасывался на пригласивший его канал, но делал это так мило и необидно, что его всегда с удовольствием звали еще раз. Складывалось впечатление, что обвинения в адрес телевидения были в чем-то сродни его борьбе с американским империализмом. И удобно, и не страшно. Другие его собственные политические проекты заканчивались анекдотично. Его участие в выборах мэра Москвы в 1999 г. привело к набору менее 1% голосов. Сомнительно, чтобы он таким образом оправдал надежды своих спонсоров, которые многие эксперты связывали с правящей тогда «семьей». Даже скандала путного не получилось.
       Тогда же у Алексея Валентиновича появился и другой промысел. Впервые всерьез на это обратили внимание, когда Митрофанов выступил с обещанием предъявить иск на 500 миллионов долларов американским табачным компаниям British American Tobacco u Phillip Morris за нанесение ущерба российским курильщикам. Шуму было поднято много, говорят, что кто-то среди табачников слегка испугался, а шумный иск потихоньку заглох. А уже в этом году Алексей Митрофанов неожиданно выступил с идеей разрешения рекламы табака во всех СМИ, включая телевидение, в полном объеме. Большинство думских лоббистов, иногда называющих в кулуарах нашего героя «политмавроди», с достоинством оценили этот шаг. Однако не получилось.
       Уже в этом году в ГД появился законопроект Митрофанова о реприватизации «Норильского никеля». Однако и этот законопроект завернули, и не удалось Алексею Валентиновичу попугать никелевый гигант. Впрочем, сведущие люди говорят, что цель была вовсе не в этом. Чуть позже Алексей Митрофанов предложил перестать платить долги Парижскому клубу кредиторов. Попытался, как водится, поднять немного шума. И как вы думаете, он проголосовал после этого за предложенные правительством поправки к бюджету, предусматривающие эти платежи? Правильно, догадались. Наверное, и тут пугал мировой империализм. Но все почему-то опять закончилось пшиком.
       Можно долго думать и обсуждать, является ли действительно Алексей Митрофанов постоянным строителем воздушных замков и хочет ли он стать то ли «политическим Мавроди», постоянно эти самые воздушные замки демонстрируя, то ли на самом деле хочет стать «политическим Леней Голубковым», напрашиваясь в «партнеры» то табачникам, то металлургам, то мировым империалистам. Однако теперь ни у кого не осталось сомнений: если Алексей Митрофанов о чем-то с жаром говорит, то его стоит послушать. И насладиться милым и необременительным разговором о той или иной важной проблеме: возведении Путина на трон или ядерном ударе по США. И чувствовать, что то, о чем говорит наш герой, никогда не произойдет. И слава богу! Должны же быть хорошие новости. Мы поздравляем Алексея Валентиновича Митрофанова с наступающим днем рождения и желаем ему всего самого наилучшего, в первую очередь здоровья. А также очень надеемся, что он еще долго будет радовать Государственную Думу и всех нас своими эмоциональными речами и прекрасными законопроектами.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera