Сюжеты

ИМПЕРИЯ ОТ ПЕТРА ДО ГОРБАЧЕВА

Этот материал вышел в № 16 от 05 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Пройдет еще лет ...дцать, и седой Парфенов, посидев в беловежской баньке, в которой разваливали Союз, пройдя с мандатом «а-ля Ельцин» по проходу Дворца съездов и организовав очередной спуск красного серпастого-молоткастого с кремлевского...


       
       Пройдет еще лет ...дцать, и седой Парфенов, посидев в беловежской баньке, в которой разваливали Союз, пройдя с мандатом «а-ля Ельцин» по проходу Дворца съездов и организовав очередной спуск красного серпастого-молоткастого с кремлевского флагштока, доснимет свою «Российскую империю» до логического итога — до Горбачева.
       Впрочем, на прошлой неделе его величество телевизионное совпадение сделало это за него. И столкнуло в эфирной сетке парфеновскую «Российскую империю» на НТВ с фильмами Шеремета (ОРТ) и Манского (РТР) о Горбачеве. О «последнем императоре», который «никогда не считал себя императором, а если бы считал, то никаких реформ бы не было...» (РТР), «...и 70-летие Генерального секретаря отмечало бы сейчас все прогрессивное человечество» (ОРТ).
       Фильм Шеремета предельно традиционен. Нарезка хроники — Ленинград 85-го, борьба с пьянством, зарубежные триумфы, Чернобыль.., набор цитат другов и недругов — Лукьянова, Александра Яковлева, Коля, Валенса, Бразаускаса и самого юбиляра. Картинки с выставки. Ликбез (и это роднит работу Шеремета с работой Парфенова, которую активно не принимают историки, называя ликбезом для неучей). Краткий курс для тех, кто события десятилетней давности в силу возраста готов воспринимать как историю.
       У Манского с Парфеновым родство иного рода. По сути, оба ведут одно и то же исследование — империи и ее отражений. Только один под телевизионной лупой рассматривает империю в зародышевом состоянии, другой — в состоянии комы.
       Яуза и Азов, маленькие немецкие городки, давшие России ее императриц, и царские дворцы, для этих императриц построенные, и еще 68 (таково, по подсчетам парфеновского оператора, количество командировок, в которые уложились съемки «Империи») городов и весей, откуда есть пошла земля русская, — идеальный фон для размышлений, откуда что взялось.
       Разрушенный веками Колизей, разбитая, за несколько дней растащенная на сувениры Берлинская стена, целый (еще? на века?) Кремль, на фоне которых снят первый и последний президент единого Союза, — идеальный фон для раздумий: к чему все приходит.
       На фоне Колизея Горбачев говорит о Цезаре и о Бруте, о том, что предают всегда ближайшие сподвижники, и о том, «как все похоже», — его собственная история лишь «новое издание того, что было две тысячи лет назад». «Я бы не торопился подвергать проклятиям империи. Они же играли колоссальную роль»,— говорит Горбачев и рассуждает далее о том, что Союз можно было и нужно было сохранять.
       Он очень живой в этом «юбилейном» фильме, и спорящий с внучкой о музыке, и поющий за столом, и со слезами говорящий о последних днях Раисы Максимовны. Даже его длинные монологи не похожи на прежние многословия Генерального секретаря. Это фильм о мыслителе. О человеке, который осмысляет мир и ту «шинель пролетающей мимо истории», которую, судя по процитированным им словам Гете, Горбачеву удалось не только ухватить за полу, но и примерить на себя. Шинель истории, венец императора... Каждый выбирает для себя.
       Два «датских» фильма Манского, показанных с разницей в месяц по РТР к 70-летиям двух президентов Ельцина и Горбачева, слишком наглядное пособие для президента нынешнего. Каким-то будет фильм к его собственному 70-летию? Слишком трудно понять это сегодня, когда постовой останавливает машину Горбачева, дабы пропустить несущийся по улицам столицы кортеж Путина... Тем более что второй из двух фильмов того же Манского о «Неизвестном Путине» нам почему-то решили не показывать. Первую часть, если помните, накануне выборов выдали в эфир РТР, а вторую нет, кто-то из нынешних имиджмейкеров президента не рискнул показать нам живого Путина...
       В музыкальной заставке к работе Парфенова фрагменты трех российских гимнов — «Боже, царя храни!», Александрова и Глинки. При первом показе в прошлом году все соответствовало действительности, при повторе обнаружилась недостача. Нынче впору переписывать заставку — «Боже..!», Александров, Глинка и снова Александров... И кто знает, что еще придется подчищать при следующих повторах. Мы — единственная страна с непредсказуемой историей.
       ...Пройдет еще лет ...дцать, и седой Парфенов, стоя на нарисованной компьютером карте последней советской империи, снимет логический итог своего сериала. Дай бог, чтоб Манскому не пришлось снимать свое продолжение на фоне руин Кремля!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera