Сюжеты

КАК НАС ОБМАНЫВАЮТ С ПЕНСИЕЙ

Этот материал вышел в № 17 от 12 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В первом квартале 2000 года Госкомстат давал среднюю зарплату по стране 2130 рублей, а правительство «согласовывало» с Пенсионным фондом сумму 1257 рублей. Тенденция, однако? Понять эту логику обычным путем невозможно: все равно что...



       В первом квартале 2000 года Госкомстат давал среднюю зарплату по стране 2130 рублей, а правительство «согласовывало» с Пенсионным фондом сумму 1257 рублей. Тенденция, однако?
       Понять эту логику обычным путем невозможно: все равно что правительственным постановлением утверждать таблицу умножения в том виде, который более удобен для чиновников
       
       Мизерный размер российских пенсий — притча во языцех. Несмотря на десяти-двадцатипроцентные увеличения, преподносимые агитпропом как царские подарки народу, жить на пенсию можно лишь на грани нищеты. А чаще — за гранью. Но почему люди, честно работавшие всю жизнь, должны еле-еле сводить концы с концами?
       Традиционный ответ чиновников Пенсионного фонда России (ПФР) и Министерства труда и социального развития на этот вопрос обкатан, как галька на морском пляже: денег нет, собираем все, что можем, но жить надо по средствам. И вообще дальше будет еще тяжелее. Читайте Марка Аврелия: «Не теряйте мужества — худшее впереди»...
       Но действительно ли дела пенсионной системы так плохи, что мизерные пенсии — это реальность, с которой нужно смириться и принимать ее как данность?
       Исследования, проводимые автором уже несколько лет вместе с председателем Союза пенсионеров Петербурга профессором Юрием Петровым, заставляют в этом очень серьезно усомниться. Ибо со всей очевидностью приводят к выводу, что главная причина мизерных пенсий — двойная бухгалтерия, которую применяют ПФР и Минсоцразвития.
       Сперва — простая арифметика. Любое юридическое лицо — предприятие, учреждение, организация — отчисляет в ПФР 29% от начисленной зарплаты сотрудников. Далее: в стране — 66 миллионов работающих и 33 миллиона пенсионеров, получающих трудовые пенсии (те, которые выплачиваются из ПФР, — скажем, военные пенсионеры получают пенсии из других источников). Раз число работающих в два раза больше числа пенсионеров, казалось бы, средняя пенсия должна составлять 58% от средней зарплаты. Иными словами, на конец 2000 года, когда средняя зарплата в стране составляла около 2600 рублей, средняя пенсия должна была составить около 1500 рублей.
       Многие из ваших знакомых, читатель, получали такую пенсию? А вдвое меньше — не хотите? Но почему, собственно?
       А вот почему. Между теоретической и реальной пенсией — тройной обман. Он-то и занижает пенсию как минимум в два раза.
       
       Обман первый: две статистики
       Как известно, трудовая пенсия — по закону, действующему с 1 февраля 1998 года, — рассчитывается следующим образом: берется так называемый индивидуальный коэффициент пенсионера (ИКП) и умножается на среднюю зарплату в стране.
       Как выясняется, средних зарплат у нас... две. Одна рассчитывается Госкомстатом и публикуется для всеобщего сведения. А вторая утверждается постановлением правительства и применяется для начисления пенсий — для расчета пенсии ИКП умножают именно на нее. Так вот, читатель: вторая средняя зарплата вот уже три года, как оказывается на треть, а то и вдвое ниже первой.
       Не верите? Прочтите правительственное постановление от 15 января 2001 года № 26, подписанное Михаилом Касьяновым. Пункт первый: «Утвердить по представлению Госкомстата, согласованному с Пенсионным фондом и Министерством труда и социального развития, среднемесячную заработную плату по стране для исчисления и увеличения государственных пенсий за четвертый квартал 2000 года в размере 1523 рубля». При этом официальные сводки Госкомстата, как уже сказано, давали совсем другую среднюю зарплату: 2600 рублей. В третьем квартале 2000 года Госкомстат сообщал, что средняя зарплата в стране около 2400 рубля, а правительство с подачи ПФР утверждало среднюю зарплату в 1383 рубля. И совершенно такая же картина наблюдается каждый квартал, когда правительство издает аналогичные постановления!
       Так, в течение 1998 года средняя зарплата, согласно сводкам Госкомстата, составляла 1050 рублей — в правительственных же постановлениях фигурировала величина 500—600 рублей. В 1999 году средняя зарплата составляла около 1500 рублей, а правительственные постановления фиксировали цифры от 850 до 1175 рублей. В первом квартале 2000 года Госкомстат давал среднюю зарплату по стране 2130 рублей, а правительство «согласовывало» с ПФР сумму 1257 рублей. Тенденция, однако?
       Понять эту логику обычным путем невозможно: все равно что правительственным постановлением утверждать таблицу умножения в том виде, который более удобен для чиновников.
       В одном из интервью руководства ПФР как-то прозвучало такое объяснение расхождений в цифрах: в правительственных документах, мол, речь идет не о начисленной, а о выплаченной зарплате, потому ее величина и оказывается меньше. Но критики этот «тезис» не выдерживает: ведь в ПФР — как известно любому бухгалтеру — полагается направлять 29% именно от начисленной зарплаты. Если она не выплачена, возникает задолженность перед ПФР, которой правительство всегда оправдывало задержки пенсий. Впрочем, суть обмана проста: ведь если пенсии изначально рассчитываются с учетом невыплат зарплаты, собранных сумм должно хватить на бесперебойную выплату пенсий, и никаких задержек быть не может. Если бы пенсии рассчитывались, исходя из реальной средней зарплаты, задержки можно было бы оправдать недобором страховых взносов. Мы же имеем и то, и другое: и «урезанную» пенсию, и задержки в ее выплате...
       Но это — лишь первый обман, два других — впереди.
       
       Обман второй: как «потерять» миллион?
       Составляя план сбора страховых взносов, ПФР должен подсчитать, какой фонд оплаты труда ежемесячно облагается этими взносами и какова численность работающего населения. Казалось бы, задачка для школьников — что-что, а статистический учет у нас развит неплохо. Но и здесь нас ждет двойная бухгалтерия.
       Данные приведем по Петербургу — они достаточно убедительно показывают, как в ПФР умеют считать. Еще в 1998 году депутат Госдумы и тогдашний председатель питерского «ЯБЛОКА» Александр Шишлов запросил питерское отделение ПФР выяснить, из какой численности работающих они исходят, составляя свои планы. Ответ был таков: в городе с почти 5-миллионным населением работают лишь 1,3 миллиона человек. Пришлось усомниться в точности оценок пенсионных чиновников и запросить городской комитет по статистике. Откуда сообщили совсем другие цифры: число работающих на предприятиях всех форм собственности... 2,3 миллиона человек.
       Куда делся миллион (!) работающих горожан? Ссылки на то, что многие лишь числятся на работе, но, не получая зарплаты, подрабатывают на стороне, не регистрируясь при этом в качестве безработных, несостоятельны: любая фирма, где они могут подрабатывать, стоит на учете в налоговой инспекции, и платежи в ПФР с нее требуют исправно. Предположить, что почти миллион петербуржцев получают деньги исключительно из рук в руки, абсурдно. Более того: сегодня немалая часть студентов (и пенсионеров) работают и также должны быть отнесены к тем, кого надо учитывать при составлении планов ПФР.
       Попытки получить объяснения от ПФР закончились ничем: его руководство сообщило, что не имеет данных о численности работающих на мелких предприятиях, и учитывает лишь сведения о крупных и средних фирмах. Однако платят-то в ПФР и мелкие фирмы тоже! Интересно, куда поступают средства от их страховых взносов? И еще одно «объяснение»: мол, на учете в ПФР состоят лишь те, на кого оформлено пенсионное страховое свидетельство, а во многих фирмах руководство (или хозяева) намеренно не оформляют эти свидетельства своим работникам. Что мешает совместно с налоговой инспекцией решить эту проблему? Может быть, так проще? Ведь если план сбора страховых взносов занижен чуть ли не вдвое, эти деньги куда легче собрать, не напрягаясь?
       Результат между тем прост: занижая данные о числе работающих, ПФР автоматически занижает и пенсию. Вдвое меньше запланировали собрать — вдвое меньше выплатили в качестве пенсии...
       Имеющиеся данные по России немногим лучше: так, еще в 1999 году, рассчитывая себе план сбора страховых взносов, ПФР полагал, что в стране работают около 44 миллионов человек. Это вместо 66 миллионов, которых учитывает Госкомстат. Итого — 22 «потерянных» миллиона россиян. С аналогичными последствиями. И нет никаких оснований полагать, что к началу третьего тысячелетия расчеты ПФР стали более точными...
       Что же, если вся статистика в ПФР исходит из подобной двойной бухгалтерии, не стоит удивляться низким пенсиям. Удивляться стоит только тому, что бывшие и нынешние руководители ПФР еще не разделили печальную участь бывших руководителей Госкомстата...
       Ну а теперь — самое интересное.
       
       Обман третий: подгонка под ответ
       Нечасто бывает так, что вранье «освящается» официальными документами, и не просто документами — методиками. Но на сей раз дело обстоит именно так.
       Заглянем в утвержденную 25.12.97 первым замминистра труда и социального развития РФ Михаилом Дмитриевым «Временную методику расчета среднемесячной заработной платы в Российской Федерации для исчисления и увеличения государственных пенсий», и многое станет ясным. Оказалось, что чиновники Минсоцразвития и ПФР решают задачу... с конца! И делается это так: вместо того, чтобы взять среднюю зарплату по стране, УМНОЖИТЬ ее на полагающиеся 29 «пенсионных процентов» и получить план сбора денег в ПФР, в министерстве и ПФР поступают ровно наоборот. Берут величину собранных Пенсионным фондом средств, ДЕЛЯТ ее на 29%, в результате чего получают ту самую «среднюю зарплату по стране», исходя из которой рассчитывается пенсия. Именно эта «средняя зарплата» и утверждается затем правительственным постановлением. Просто и гениально. Такая вот пенсионная арифметика, понимаешь...
       Конечно, при такой методике всегда будет получен именно тот ответ, который надо! При этом ПФР совершенно не надо напрягаться: сколько собрали денег — столько и ладно. Пускай пенсионеры негодуют на то, что в газетах публикуют одну среднюю зарплату, а для расчета их пенсий используют гораздо меньшую, — им всегда можно объяснить, что «у государства нет денег».
       У описанной системы есть и еще одно следствие. Поскольку план сбора страховых взносов неминуемо оказывается заниженным, денег в ПФР (являющемся, кстати, самостоятельным финансово-кредитным учреждением) вполне может поступить куда больше, чем запланировано собрать. Куда уходят потенциальные излишки — неизвестно, поскольку контроля за ПФР не больше, чем за Центробанком. Зато известно, например, что председатель отделения ПФР по Петербургу и Ленинградской области Андрей Андреев, начиная с 1993 года, раз за разом баллотируется в депутаты разных уровней. При этом г-н Андреев, являющийся скромным государственным чиновником и вроде бы не могущий иметь сверхдоходов, выгодно отличался от своих конкурентов обилием и качеством исполнения предвыборных листовок, а также количеством расхваливающих его публикаций в прессе. Правда, стать депутатом ему так и не удалось...
       Пенсии российских стариков малы не потому, что в стране «нет денег». Они малы потому, что у тех, кто применяет двойную бухгалтерию для расчета пенсий, видимо, нет совести. Возможно, потому, что сами-то они себя обеспечили на всю оставшуюся жизнь и жить на пенсию им не грозит?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera