Сюжеты

ХОР МАЛЬЧИКОВ В ОСОБО ИЗВРАЩЕННОЙ ФОРМЕ

Этот материал вышел в № 17 от 12 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Фильм Романа Романовича Качанова и Ивана Ивановича Охлобыстина «Даун Хаус» (с понтом «Идиот») в критике не нуждается и ей вообще не подлежит. До такой степени это скучно и бездарно. В самой затее поглумиться над романом, выспренние страсти...


       
       Фильм Романа Романовича Качанова и Ивана Ивановича Охлобыстина «Даун Хаус» (с понтом «Идиот») в критике не нуждается и ей вообще не подлежит. До такой степени это скучно и бездарно. В самой затее поглумиться над романом, выспренние страсти которого могут соперничать только с романами Чернышевского и парой самых нелепых сочинений Тургенева, я лично криминала не вижу. Хотя глумиться, в принципе, нехорошо, но от Достоевского не убудет. Да и не существует на белом свете ничего такого, над чем нельзя было бы смеяться. На здоровье. Удручают качество и уровень охлобыстинских приколов: поскольку Иван Иванович, несомненно, являлся гуру всей затеи
       
       В общих чертах. Князь Мышкин (Федор Бондарчук) — эмигрантский вырожденец, недолечивший свою дурацкую голову в швейцарской психушке, едет на историческую родину в автобусе, где встречает Парфена Рогожина, миллионщика (Иван Охлобыстин, а как же). Рогожин, как известно, любит Настасью Филипповну (Анна Букловская). Декадентствующий развратник и педофил Тоцкий (Артемий Троицкий) обнаружил у себя на спине целлюлит и отказался от бычьих яиц в пользу растительной пищи и той же Настасьи Филипповны в пору ее пубертата.
       Князь повсеместно тащится от музыки «хаус», то и дело пускаясь в пляс с огромным магнитофоном на плече, кося под идиота, каковую болезнь авторы фильма путают с болезнью дауна (отсюда — «Даун хаус», что должно напоминать «даун таун», но не напоминает). Фердыщенко (Александр Баширов) пердит. Генерал Епанчин (Юозас Будрайтис) желает женить Ганю Иволгина на Настасье Филипповне и дает за ней три вагона китайской тушенки. Аглая, одна из трех придурковатых сестер Епанчиных, писает рядом с князем на Воробьевых горах и склоняет его к сожительству (что должно, вероятно, вызывать в памяти клятву Герцена и Огарева, но не вызывает).
       Князь жалеет Настасью Филипповну (которую знает в городе каждый таксист), но едет под венец с Аглаей. Настасья неожиданно подваливает к загсу с Рогожиным и посылает всех к такой-то матери. Свадьба расстраивается. Брат и сестра Иволгины, Фердыщенко и князь едут на радостях по-хорошему ширнуться, но князь вместо этого опять пляшет, и неплохо пляшет, поскольку его и так «прет безо всякого компоту». Потом Рогожин, как водится, убивает свою зазнобу, и под конец вдвоем с князем они закусывают буженинкой, изготовленной из растленных ножек Н. Ф. (Гринуэй, Ивлин Во, Владимир Сорокин — но не ужасает и даже не тошнит).
       Даже не тошнит, пацаны! А вы-то, небось, думали, что побежим из зала, зажав рты обеими руками, а тут вы с вашим халявным виски. Н-да. Не сложился праздничек.
       Но я вообще о другом. Фильм, конечно, говно, как сказал бы тот же Иван Охлобыстин. И говорю я так о фильме без всякой жалости. Хотя властительница некоторых умов Дуня Смирнова всегда учила меня жалеть авторов фильмов, потому что кино снимать очень трудно, люди жизнь кладут, а вы (мы), критики, языками своими грязными чешете и людей буквально убиваете.
       Нет, дети мои. Вовсе не трудно было сваять такое кино. Настолько нетрудно, что три знатных иностранца, снявшихся в нем (Будрайтис, Барбара Брыльска и Ежи Штур), решили, наверное, что участвуют в клубной вечеринке московской золотой молодежи.
       Вопрос не в этом. Вопрос в том, сколько можно мотаться в проруби времени в виде кучки золотой молодежи? «Я стал замечать, что все время думаю об «Идиоте»: Мог бы возникнуть Чехов с «Чайкой» — я бы снимал «Чайку». Но возник «Идиот». Я понял, что омолаживать Достоевского просто необходимо. Тогда я пришел к своему другу Охлобыстину и сказал ему по-модному: «Вань, надо сделать римейк «Идиота». А Ваня сказал: «Офигенная идея!» И сразу оговорил для себя Рогожина». (Р. Качанов).
       Нет, все-таки чем больше я смотрю на этих клевых, модных и офигенных «брателл», тем больше хочется уложить их в большой короб, взять шарманку, посадить на плечо ученую мартышку и отправиться с этим хозяйством по дорогам родины. И по пути устраивать перед голопузыми ребятишками представления из жизни тусовки и ее кукольных персонажей, в которых превратились когда-то занятные живые озорники под воздействием кризиса среднего возраста, что ли, или других неведомых мне процессов.
       Большая удача, кстати, что не «возник» у них ни Чехов с «Чайкой», ни Лев Николаевич Толстой с «Анной Карениной». Этот, правда, возник чуть пораньше на другом, эстетском, крыле той же тусовки — у Кати Метелицы. Но у Кати хоть изящно и смешно, потому что человек она талантливый и отдельный. Ее комикс — индивидуальный каприз. (Хотя мне в принципе непонятно, зачем так уж необходимо «омолаживать» хрестоматию. Все же тут какой-то литературный изъян поколения, сюжетная импотенция.)
       Фильм же «Даун Хаус» — это, прости господи, чисто хор мальчиков, изнуренных поллюциями. Им бы телку в соответствии с описаниями бизнесмена Рогожина-Охлобыстина: «сытная мадам: сама под два метра. Сиськи очень большие. А жопа такая, что я понял, что всю жизнь о такой мечтал». Вот бы им кого. А не фотку князя блаженного и писателя с безумными глазами.
       Помните, небось, запрещенную когда-то книжку Юза Алешковского «Николай Николаевич». Чем там герой-то промышлял, а? И тоже за деньги.
       Нет, как хотите, пацаны, а не по возрасту вам под одеялом рукоблудить. Да и грех. Иван Иваныч — свой человек в православии, не даст соврать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera