Сюжеты

ДЕТИ, НЕ БУДЬТЕ ЛЮДЬМИ

Этот материал вышел в № 17 от 12 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Как мы продолжаем свои несовершенства Умница Танечка Друбич правильно говорит: «Оценку себе ставишь на детях. Не бывает так, чтобы человек хороший, только вот ребенок у него почему-то вырос плохой». Не бывает... Дети — все самое скрытое в...


Как мы продолжаем свои несовершенства
       

  
       Умница Танечка Друбич правильно говорит: «Оценку себе ставишь на детях. Не бывает так, чтобы человек хороший, только вот ребенок у него почему-то вырос плохой».
       Не бывает...
       Дети — все самое скрытое в нас. Не бывает так, чтоб ты щедрый — а ребенок жадный, ты общительный — а ребенок, зажавшись, стоит в углу, ты все на лету схватываешь — а ему, остолопу, пятьсот раз разжевывать надо...
       
       Вам случалось увидеть на улице одно «Я», воплощенное в трех поколениях — бабушки, мамы и дочки-внучки? Идут три такие копии и ругаются, не сознавая, что недовольны сами собой.
       Три возраста одного «Я».
       В доме, где я росла, жили мать и две ее безмужние дочери со своими детьми. Более регулярного и более истошного крика, чем из-за дверей этой квартиры, мне слышать не доводилось. При том, что все они искренне полагали, что любят друг друга...
       Понаблюдайте за собой, и вы заметите, что громче всего кричите на ребенка именно в тот момент, когда замечаете в нем себя. И от бессилия орете на собственные несовершенства. Мы нетерпимы к проявлению в детях собственных своих черт, в коих не хотим себе признаться. Так заводимся, заметив в дочке свои с трудом пережитые страхи, в сыне — не изжитые, а лишь запрятанные в пропасть подсознания комплексы... Ужас, испытываемый от беспощадности этого зеркала, заставляет нас кричать на свое отражение. Кричать от беспомощности...
       Ах, это зеркало, столь беспощадно отражающее собственное несовершенство!
       «Вот козе-ел!» — простодушно вякает мой малыш, но готовый сорваться воспитательный рык застревает в горле. Не далее как вчера «плохое слово» вырвалось из моих собственных уст в адрес «плохого дяди», подрезавшего машину. А на заднем сиденье ребенок мирно пел песенки детсадовского репертуара... Дитя состоит из собственных достоинств и родительских ошибок.
       Все сводится к банальной истине, что воспитание детей надо начинать с воспитания родителей. Помните притчу, когда только что родившая мать спросила мудреца, когда начинать воспитывать своего ребенка, и услышала в ответ: «Ты опоздала на девять месяцев».
       Новый начальник Таймыра Александр Хлопонин в предвыборной агитке в «Пока все дома» с гордостью рассказывал о своем главном родительском опыте — проштудировав Спока, дал новорожденной дочери переорать полчаса, глядишь, она и спать научилась.
       Дочери Хлопонина лет 14, и это отчасти может его извинить. В пору ее младенчества Спок считался в Советском Союзе незыблемым авторитетом. Теперь впору сказать всем мамам — прочти Спока и сделай наоборот! Неслучайно сын самого Спока заявил, что этот родительский мессия нескольких поколений был отвратительным отцом. Спок был идеален в качестве воспитательного пособия времени тоталитарных систем (даром, что жил не в режимной стране). Его советы идеально помогали растить детей, которым суждено всю жизнь ходить строем. Сегодня новорожденный час поорет, завтра — 59 минут, послезавтра — 58, и через два месяца будет спокойно спать. А потом сетовать, что родное дитятко отца-мать в упор не видит.
       «Берегите слезы ваших детей, чтобы они могли пролить их на вашей могиле», — советовал Пифагор.
       Стереотип — ребенок должен быть послушным (слушаться кого и в чем?), ребенок должен знать слово «нельзя» (кем сказанное?), хорошие дети — те, которых не видно и не слышно.
       Но такие дети вырастают людьми, которых не видно и не слышно.
       Почему мы не можем общаться с ними, КАК С ЛЮДЬМИ? Откуда в нас этот невыбиваемый стереотип, что мы должны их воспитывать, что мы имеем право их наказывать, им указывать, на них кричать?! Почему, до того как я сама стала читать умные книжки по детской психологии, а позже и по психологии вообще, мне и в голову не приходило, что может быть как-то иначе.
       
       Прежде чем надумаем заводить детей, нас бы всех отправить в родительскую школу. Точнее, в школу элементарной психологической грамотности. Увы! Мы все слишком долго гордились тем, что в нашей стране не тратят кучи денег на лежание на диванах у психоаналитиков, справлялись на кухнях, но... Такой подавляющей повальной психологической безграмотности, как у нас, еще поискать надо. Мы устраиваем трагедии, сводим с ума себя и близких, наживаем неизлечимые болезни и рушим отношения там, где все решается на уровне элементарной задачки стандартного практикума по психологии.
       Почему нас этому никто не учил?!
       Натыкаясь на бесконечные неразрешимые загадки в поведении ребенка, о которых ничего не сказано в книгах про то, как его купать-кормить-лечить, начинаешь читать книги по детской психологии. В которых написано, что все проблемы в наших детях от нас. Дальше начинаешь читать книги по психологии вообще, в тщетных попытках прежде чем пытаться понять свое дитя, разобраться в себе... И как в бездну...
       Почему нас не учили понимать себя?! Только доведя родное чадо до собственного, тысячами предрассудков изуродованного представления о бытии мы считаем свою родительскую задачу исполненной. А впору кричать караул!
       Почему мы не можем прислушаться к истине мира, скрытой в каждом ребенке? Он маленький? Он неумелый? Он непослушный? Бред! Это мы представляем его таким, а потом долго и болезненно вбиваем его в собственные представления.
       Крохотные дети сильнее нас. Еще не рожденные или только что родившиеся, не успевшие еще потерять связь с космосом (с миром, с великой истиной, с Богом — назовите это, как хотите, — в общем, связь с чем-то, жизнь творящим), они сильнее нас. У вас ничего не получается, все не клеится, сыпется из рук? Поговорите с ним, не умеющим еще говорить, попросите его помощи. И он, не утративший еще связи с Вечностью, свяжет с нею вас.
       Высокопарно звучит? Быть может. Но я сама на двух своих маленьких примерах убеждалась в этом. Захворав в пору второй беременности (которая исключала сильные лекарства и ставилась под угрозу самой болезнью) и совершенно растерявшись, я вдруг поняла, что моя сила в этом существе, которое внутри меня. Не я его, оно меня способно защитить. Надо только друг друга понять. И я попросила о помощи того, кого носила в себе. Не прошло и недели, как все симптомы болезни исчезли.
       А врачи говорили: придется ждать до третьего триместра беременности, потом воздействовать сильными препаратами...
       
       Дети рождаются со вселенной внутри. Первые месяцы и годы их жизни мы тратим на то, чтобы эту вселенную из них выбить. Не со зла. По нелепой жестокой привычке. Просто нас самих не научили думать, что может быть как-то иначе. Если я тратил 10—15 лет на образование, то как мой ребенок может познать все это за год?! Ревность... Ревность, в которой мы ни за что на свете не признаемся даже самим себе.
       «Почему еду есть можно, а это все вокруг нельзя?». «Почему слюну нельзя разгрызть?». «Кто изобрел улицу?», «Как грифель попал в карандаш?», «Почему французы нас не победили, а торт все равно назвали «Наполеон?». Это вопросы, заданные перед сном двумя моими чадами трех и пяти лет только за последние три дня.
       Считаешь себя грамотным (относительно) человеком, и только когда дети начинают задавать вопросы, понимаешь, что ты не знаешь ни-че-го! То есть что-то, может, и знаешь, на уровне госэкзамена по научному коммунизму, но при всех красных дипломах и золотых медалях элементарный порядок мироздания остался тебе неведом. Ты (в лучшем случае) помнишь тысячи неважных деталей, не понимая при этом главного — их места в структуре бытия.
       «Ребенок впитывает как губка» — банальность, но, как все банальности, истинная. Вопрос в том, чем эту губку напитывать. Лучшая форма обучения — из уст в уста. Точнее, в уши. Рассказывать всегда и везде — на прогулке, по дороге в садик, перед сном. Рассказывать все, что знаешь сам.
       А вот когда начинаешь рассказывать, обнаруживаешь — как мало ты знаешь!
       Идеальный метод образования русских дворян — «чтоб не измучилось дитя, учил всему его шутя, слегка за шалости бранил и в Летний сад гулять водил!» Те monsieur L'Abbe знали и могли даже шутя дать своим воспитанникам куда больше, чем нынешние компьютеризированные-интернетизированные папы и мамы.
       
       Каюсь! Дикое количество времени и энергии было потрачено мной на то, что именуется ныне ранним развитием. Не поддаваясь скепсису родственников, не подписываясь полностью ни под одной из существующих ныне систем (Доман, Монтессори, Луппан, вальфсдорская школа...), но проштудировав их все и взяв из них главное — неистребимую уверенность в том, что твой новорожденный в силах понять и воспринять любые объемы знаний, главное только их правильно подать, — я вместе со старшей дочерью творила ее собственную систему. В год Сашка отвечала на заданные на английском вопросы, пальчиком показывая «Where is your eyes? Where is your nose?», ныряла с бортика бассейна вниз головой и плавала под водой. В три года она легко читала сложные предложения, напевая песенки из всех английских и русских кассет. В итоге: ей пять, и вчера на занятиях в садике она не вспомнила, какая за какой буквы идут в алфавите, а прочитав мне выученное в садике английское стихотворение, ужаснула меня жутким раскатистым русским «эр-р» посреди английского «girls».
       Дабы не отчаяться, утешаю себя тем, что «ничто на земле не проходит бесследно» и впитанное в детстве хоть где-то осядет (вы наизусть помните шлягеры вашего детства, хоть никто не заставлял вас учить их, а Софья Ковалевская в 14 лет удивляла преподавателя легкостью постижения понятия производной и предела, потому что когда-то на одну стену в ее детской не хватило обоев и она так и осталась оклеенной записями лекций Остроградского о дифференциальном и интегральном исчислении). Но я не могу избавиться от диких угрызений совести, каждый день видя упущенные возможности.
       Грех жаловаться. Сегодня есть детские сады с дополнительными занятиями, клубы, всевозможные платные ныне секции и кружки. Но нет возможности, начав благое дело воспитания и нового образования своего чада, передать эстафетную палочку в надежные руки. Грустное ощущение, что уже второй год детского сада (далеко не самого плохого) уходит на то, чтобы выбить из моей девочки ту дикую жажду новых знаний, которая была взлелеяна в ней за первые два года жизни. И я мысленно содрогаюсь при одном предчувствии — дальше будет школа! А что такое школа, как она отбивает любую тягу к знаниям, по себе помню!
       Это только Марк Твен мог сказать: «Я никогда не позволял школьному обучению вмешиваться в мое образование», а нам, бедным, что делать, если школы от «продвинутых» мам шарахаются как черт от ладана, считая их самым стихийным из всех бедствий! Наши «продвинутые» дети школе не нужны. Им и на уроках, где буквы «А» и «Б» изучают, скучно, и вопросы задают, на которые учительница ответа не знает...
       Есть ли выход? Наверное, есть. Объединение мам, каждая из которых в силу собственных способностей нашла путь, как развить в ребенке ту или иную грань таланта. Я не пою и не рисую, но могу учить крох английскому, а моя соседка научит своих и моих петь, а мама из дома напротив — крутить сальто и делать шпагат... Надо только, чтобы они и их родственники, как и я, были уверены в абсолютной необходимости учить детей не со школьных шести-семи лет, а с рождения!
       «Дело не в том, чтобы быстро бегать, а в том, чтобы выбегать пораньше», — уверял Рабле. Эх, если б это понял еще кто-нибудь, кроме мам!
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera