Сюжеты

ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ

Этот материал вышел в № 34 от 14 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Почему-то считается, что государство не может проигрывать налоговые споры “От сумы да от тюрьмы не зарекайся” — гласит народная мудрость. Стало банальностью говорить, что в России с кем угодно может произойти что угодно. И ведь правда,...


Почему-то считается, что государство не может проигрывать налоговые споры
       

   
       “От сумы да от тюрьмы не зарекайся” — гласит народная мудрость. Стало банальностью говорить, что в России с кем угодно может произойти что угодно. И ведь правда, происходит.
       Виктор Круглей – прекрасный технарь, но вот в бухгалтерии и финансах разбирается не очень, в юриспруденции – еще хуже. Поэтому когда офицер налоговой полиции “конкретно” пообещал его – в недавнем прошлом директора фирмы “Эколиум” – посадить в тюрьму, ему поплохело. Это было четыре года назад.
       А в начале этой весны президент расформировал налоговую полицию. Но дело ее живет. Как живет и уголовное дело, заведенное полицейскими на нашего героя
       
       Зал суда: комната, напоминающая школьный класс. Два похожих на парты стола стоят друг напротив друга. Это для соперников – прокурора и адвоката. Для зрителей – скамейки. Комнатные цветы в горшках, которыми заставлены весь подоконник и еще одна парта. Неуместная для школы клетка – для опасных подсудимых. В углу – флаг Сербии. На самом деле, конечно, это российский триколор, только надетый на флагшток вверх тормашками, — бывает… Вместо школьной доски – российский герб на стене. Под ним – федеральный судья Владимир Прощенко.
       Судья слушает ходатайства. Адвокат обвиняемого в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере просит изъять из дела акт документальной проверки, написанный налоговыми полицейскими. Это важная бумажка: именно на ее основе заведено дело. Она датирована
       22 января 2001 года – днем начала проверки. Полицейский по закону, прежде чем проверять, обязан получить постановление о назначении документальной проверки, без него не имеет права… Поясняю: точно так же гаишник не имеет права калымить когда и где душе угодно, но – только в соответствии с нарядом… Так вот: это постановление появилось 23 января 2001 года. Получается, что, строго говоря, проверка 22-го числа началась незаконно. А согласно нашему УПК, “доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения”. Вот адвокат и просит не применять незаконное доказательство, тогда дело естественным образом рассыплется…
       …Чуть ли не у всех моих знакомых ментов в кабинетах имеется листок с цитатой из Собрания сочинений Ленина, том 49, стр. 150: “Адвоката надо брать ежовыми рукавицами, ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает”. Вот и адвокат подсудимого “паскудничает” – хочет, чтобы было по закону.
       Прокурор возражает: мол, ну всякая фигня бывает; может быть, следователь послал запрос на разрешение провести проверку по факсу, а может, и просто канцелярская путаница вышла. Разве эта мелочь важна? В общем, обвинитель просит уважаемый суд отклонить это ходатайство.
       Судья задумался. Полистал дело, нашел несоответствие дат. “Да, – говорит, – поручение провести проверку вышло на следующий день после самой проверки…”. У судьи на лице образовалась морщина. Пауза. Прокурор слегка покраснел и напрягся. Адвокат внимательно смотрит на судью. Судья наконец прерывает паузу и высказывается в том смысле, что это несоответствие и вправду мелочь, ведь следственные действия начались задолго до того, поэтому это нарушение – вовсе не нарушение. Прокурор кивнул головой, его лицо расслабилось.
       Судья спросил, какие еще ходатайства. Адвокат выдвинул еще одно. И снова сложные термины, юридическая многословность. Углубились в бумажки…
       …Началось все лет пять назад с того, что организация купила установку для электро-лучевой сварки металла в вакууме. Это дорогое и сложное оборудование хотели экспортировать в Латвию. (В России, как оказалось, оно никому не интересно.) Когда латыши заплатили по экспортному контракту авансом 30 млн долл., выяснилось, что установка ЭЛУ-10-А – оборудование “двойного назначения”, поэтому Минэкономики РФ не разрешило вывозить его из страны. Аванс вернули, а собрание учредителей “Эколиума” (два юридических лица) решило оставить оборудование в собственности фирмы и использовать по назначению. Оборудование стоит, между прочим, 727 млн рублей (балансовая стоимость без учета НДС); по закону сделки на такие суммы директор может заключать только по решению учредителей организации. Учредители провели собрание и официально поручили ему оставить оборудование в собственности, организовать эксплуатацию оборудования, искать заказчиков и так далее. Это было 15 октября 1999 года.
       Инженер Круглей должен был наладить эксплуатацию всего этого “железа” на площадях Ступинского машиностроительного предприятия. С последним был заключен соответствующий договор. Но тут в здоровый ход жизни вмешались налоговые органы…
       Дело в том, что после приобретения и оплаты любых товаров и услуг государство по закону должно возместить фирме уплаченный при покупке НДС. В нашем случае эта сумма – 145 млн рублей. Такие деньги из бюджета просто так не возвращают. Это – основа коррупции налоговых органов России, вокруг нее построен целый бизнес. По-моему, Виктор Круглей попал под государственный каток именно потому, что не знал об этой системе.
       “Эколиум”, кстати, не просил возместить НДС – только зачесть в счет другого налога. Несколько раз налоговая инспекция № 9 отказывалась сделать зачет, но отписки от имени ее руководителя госпожи Толмачевой не содержали ссылок на какие-либо нормы закона. Зато в офис “Эколиума” стали звонить некие люди и вкрадчиво объяснять, что “не только зачет, но и полное возмещение сделать можно”, но “это, как вы понимаете, нелегко”, к тому же “в налоговой инспекции тоже люди” – короче, возмещение можно сделать за половину суммы.
       Это и есть тот самый бизнес – откат с бюджетного возмещения. Много налоговых чиновников кормится с него.
       Круглей решил, что негоже чиновникам воровать деньги учредителей частной компании. И там это поняли. Поэтому дальше было хуже. Когда главбух фирмы стала учитывать оборудование на бухгалтерских счетах не как “товар для продажи”, а как “оборудование к установке”, бдительные полицейские посчитали это преступлением. Потому что товары облагаются налогом на имущество, а оборудование, требующее монтажа, – нет. (Речь идет о нормах закона, действовавших в 1999 году. – И.А.)
       В налоговой полиции работают в основном бывшие менты. Так что глубина знаний и методы работы у них соответствующие.
       Первый обыск продолжался с восьми утра до шести вечера, пока Виктора не увезла “скорая” (подскочило давление, был близок инфаркт). Бухгалтерше (она была на серьезном сроке беременности) тоже объяснили суть отечественной уголовно-процессуальной практики: “Вы животом не прикрывайтесь, у нас в камерах и с детьми сидят”. “Мне самому сказали: жаль, что забыли предупредить, чтобы приготовил теплые вещи, – говорит Круглей. — Даже в “скорую” едва отпустили. Домой приезжали, запугали сына. Говорят: показывай, где деньги, ценности, спрашивали про векселя какие-то. Все разворошили… В гараж приезжали, раскидали там все, морковь и картошку рассыпали и говорят: а теперь будем вскрывать крышу и ломать стены… Раньше у меня другая жизнь была, фотография висела на доске почета на Авиационном заводе имени Микояна. Теперь все по-другому… Вдобавок все это травмировало сына, теперь он совсем по-другому мыслит о государстве… Мне много раз говорили: не сомневайся – посадим”.
       Однако интеллектуалы в погонах занимались нашим “преступником” так, что уголовное дело № 149853 развалилось в суде 31 июля 2001 года “ввиду отсутствия состава преступления”. Но история на том не закончилась. Таганский межрайонный прокурор Атаршиков попросил: а не пересмотреть ли дело еще разочек? Пусть другой судья попробует, а? И коллегия Мосгорсуда почему-то согласилась. И подарила судье Таганского суда Москвы Владимиру Прощенко эту головную боль.
       У судьи в нынешней России вообще очень трудная работа. Ему нельзя выносить неправильные приговоры – вдруг потом вышестоящий суд отменит? Затем квалификационная коллегия, то да се. Плохо сказывается на карьере… Идеальная ситуация, когда или прокурор снимает обвинения, или подсудимый признает себя виновным… Между прочим, существует такая любопытная неформальная статистика по “налоговым” уголовным делам: примерно девяносто процентов из них заканчивается признанием вины и прекращением уголовного дела, еще пять — условными сроками и лишь остальные пять – оправданиями. Говорят, существует неписаное правило: государство налоговые споры в суде проигрывать не может. Поэтому если в арбитраже оно проигрывает с треском (там судьи все-таки разбираются в тонкостях бизнеса), то в “уголовке” выигрывает всегда. Это серьезно, и в этом кроется один из секретов чудовищной российской коррупции. Смотрите сами.
       У нас неплохие налоговые законы, но неэффективное государство не может по ним собирать налоги. Поэтому выдирает деньги как получается, из кого возможно, с мясом. На это накладывается система, так сказать, “встроенных дестабилизаторов” – чиновников, приспособленных к откатам и распилам. За взятку они сделают для вас что угодно, но без нее могут лишь организовать “диктатуру закона”, причем в форме, очень далекой от той, что обещал когда-то Путин…
       Интересы государства и интересы налогового чиновника совпадают до момента, когда предприниматель решает, кому платить: государству или чиновнику. Многие платят чиновнику (проще и дешевле), поэтому в казне не хватает денег на нищенские пенсии. Некоторые отказываются отстегивать взятки, надеясь заплатить налоги по закону (теоретически они у нас невелики, ниже, чем в Европе), – и на них обрушивается поток ментовского, полицейского и прокурорского гнева: мол, вот из-за кого не хватает денег на нищенские пенсии!

       Прокурорский чиновник оказался прав: закон действительно не имеет особого значения. Значение имеет, видимо, чье-то решение: давить или не давить. В деле Виктора Круглея, похоже, это решение пока не принято и процесс продолжается по инерции: прокурор на суде механически просит суд отклонять ходатайства защиты и повторяет аргументы, признанные несостоятельными предыдущим судьей.
       

       14 мая 2003
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera