Сюжеты

В ЧЕЧНЕ ОПЯТЬ — СМЕРТИ ОТ СВОИХ

Этот материал вышел в № 18 от 15 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ПОЧЕМУ НИКОМУ НЕ ИНТЕРЕСНА ТАЙНА ГИБЕЛИ ДАНИЛЫ ВЫПОВА? «Одно огнестрельное сквозное ранение головы и шеи». — Судмедэксперт 632-й военной судмедлаборатории Северо-Кавказского военного округа майор Игорь Матюхов именно так и написал в...


ПОЧЕМУ НИКОМУ НЕ ИНТЕРЕСНА ТАЙНА ГИБЕЛИ ДАНИЛЫ ВЫПОВА?
       
       «Одно огнестрельное сквозное ранение головы и шеи». — Судмедэксперт 632-й военной судмедлаборатории Северо-Кавказского военного округа майор Игорь Матюхов именно так и написал в официальном отчете об очередном произведенном им солдатском вскрытии.
       И какие, собственно, могут быть претензии к майору?.. Что увидел — то и написал... И добавил еще: «Острая массивная кровопотеря. Разрыв левой сонной артерии». Это уже о непосредственных причинах смерти вследствие «одного огнестрельного ранения», имевшего место быть 5 февраля 2001 года в Ханкале, аккурат на главной военной базе, где расположен Объединенный штаб группировки. Той самой Ханкале, которая охраняется в несколько кругов, периметров, «колючек», сетями блокпостов, минных полей и пр. и пр. Что и подтвердил судмедэксперт Матюхов, указав в свидетельстве о вскрытии кое-что о месте, где произошла смертельная для солдата Данилы Выпова «травма»: «дислокация отдельного подразделения, в/ч 20004».
       Итак, Ханкала, святая святых воюющего на Северном Кавказе генералитета. Спрашивается: какие тут, внутри, могут быть фугасы?..
       Откуда мог знать судмедэксперт Матюхов, что фугасы в Ханкале «имеются»... Дело в том, что семье Данилы, в результате всех случившихся с ним несчастий не дожившего даже до своего 20-летия, из той самой в/ч 20004 (Министерство обороны, так называемый Камышинский полк) сообщат совсем другие вещи. Например, что сын их и брат подорвался на фугасе, что его разнесло по кусочкам и надо хоронить в запаянном гробу...
       Более того, когда забеспокоившиеся старшие Данилины братья потребовали ясности и один из них поехал в военный морг в Ростов-на-Дону, то сам увидел под нижней губой явное входное отверстие от пули! Но никак не от фугасного осколка. И никакого разорванного на клочья тела!
       Более того, 20 февраля братья Данилы Выпова, живущие в Санкт-Петербурге, написали соответствующие заявления в Главную военную прокуратуру, в военную прокуратуру Санкт-Петербургского гарнизона, командованию Ленинградского военного округа, в военную прокуратуру Чечни, расположенную в Ханкале, а также рассказали обо всем случившемся сотрудникам правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга».
       И что? После этого вокруг них образовался вакуум. Молчание. Подушка. Тело Данилы перевезли в Санкт-Петербург... Мать Данилы больше месяца пребывает в шоке и ужасе... Генералы наложили запрет на проведение независимой гражданской судмедэкспертизы, с которой семья связывает надежды на выяснение обстоятельств гибели Данилы.
       Вам понятно, чего хотят братья? Поставьте себя на их место, и вы поймете их правоту. Они хотят законного — истины. И больше ничего. Если Данилу застрелили «свои» — пусть их найдут и судят. Разве это так трудно сделать?..
       Оказалось, почти невозможно. Вся военная машина в данный момент работает на себя, а не на Данилу.
       ...22 февраля, именно в те дни, когда тело погибшего рядового Выпова перевозили из военного морга в Ростове-на-Дону в военный морг Санкт-Петербурга, я летела вертолетом из расположения 119-го парашютно-десантного полка, что в Веденском районе Чечни, в Ханкалу, на ту самую военную базу. На полу вертолетного чрева лежало укутанное в защитный саван тело солдатика. Этим утром его смертельно ранило в полку, и он скончался за несколько минут до взлета вертолета.
       Солдатик был 82-го года рождения и родом из Челябинска — наши пути пересеклись совсем случайно. И также случайно я могла своими глазами видеть «тайну за семью печатями» — как офицер ФСБ, проходящий службу в Веденском районе, вместе с начальником штаба 119-го полка дурными немыслимыми воплями приказывают солдатам, принесшим тело очередного скончавшегося от «огнестрельного ранения», «выплюнуть» из своих автоматов пули на экспертизу... Знайте, так бывает всегда, когда военнослужащих подозревают в том, что это они застрелили... Прибежал еще один офицер — взъерошенный и всклокоченный, раздетый и разутый, в растрепанных чувствах. Это был его солдат, из его роты. Он нервно курил и сплевывал.
       Показалось, что процедура «выплевывания» удивила только меня из примерно двух десятков стоявших рядом офицеров... Остальные выглядели привыкшими ко всему.
       Итак, в Чечне творится невообразимое. Разгул. Разврат. Разбой. Свои — своих. Каждый день без перерыва на обед, ужин и завтрак. Кто угодно — по кому угодно... И не найти правды... Доколе мы будем это терпеть? Наше «это» — быть может, вы это заметили — совсем не так, как у американцев, которых, что ни день, мы проклинаем что есть мочи. Там тоже случается похожее, когда из своего же самолета во время учений снаряд падает прямиком на территорию своей же военной базы — и об этом тут же кричит весь мир, и скорбят генералы, и президент США узнает о трагедии, и при первой же публичной возможности чтит память погибших солдат и офицеров минутой молчания, и требует расследования, и все это становится предметом гласности по всему свету...
       У нас все по-другому. Солдаты гибнут чуть ли не ежедневно. Из их тел достают пули, выпущенные сослуживцами. Потом военное командование занимается тем, что и эти пули, и эти тела скрывает от родственников, желая похоронить солдат вместе с причинами их гибели. Если же позже общество все-таки и узнает о некоторых деталях, то совершенно случайно. Впрочем, даже если какая-то правда куда-то проливается, за этим не следует ничего. Ни первополосных теле- и газетных новостей. Ни шума. Ни гама. Что гарантировано семьям — это информационный вакуум. Обществу на все наплевать. Европейское сообщество равнодушно взирает на наши внутренние муки. Президент с супругой катается на лыжах в чудном сибирском местечке. Дума даже и не подумает приподнять свои откормленные мослы над мягкими парламентскими креслами — в память об очередном солдате, погибшем в Чечне от своих. Правительство не обнажит головы — и продолжит делить между собой бюджетные деньги, ничуть не беспокоясь, что одного их месячного финансового вливания в Чечню на «проведение боевых операций» вполне достаточно, чтобы эту разрушенную Чечню восстановить... Генеральный штаб привычным движением припудрит свои еженедельные данные о потерях на Северном Кавказе. Ястржембский съездит на Запад и расскажет о зверствах боевиков... И все они дружно, при случае рьяно, завопят о том, что некоторые журналисты не любят нашу армию и потому они есть истинные враги своего народа...
       Тупик очевиден. Страна окончательно разучилась краснеть и испытывать какие-либо неудобства перед матерями, чьи сыновья вернулись из Чечни в цинковых гробах. Вы помните, что такую страну победить очень просто? При первом же дуновении она рассыпется, как пепельный остов сгоревшего сарая.
       Что остается добавить? Что ребенком мама поменяла Даниле Выпову Родину — мальчик родился и подрос в Узбекистане, но в связи с невозможностью дальнейшего проживания русских в городке Ширин Сырдарьинской области семья перебралась на историческую Родину. В Волгограде Данила превратился в юношу и его взяли защищать эту новую Родину. Остальное вы уже знаете.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera