Сюжеты

ВРЕМЯ СТРАННОЙ ЛЮБВИ. К ОТЕЧЕСТВУ

Этот материал вышел в № 19 от 19 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Почти десять лет назад страна проголосовала за сохранение Союза. Прошло чуть меньше года, страна исчезла. Для кого-то — вместе с Родиной. Появились маленькие и большие государства. Конечно, есть большая разница между этими тремя словами —...


       
       Почти десять лет назад страна проголосовала за сохранение Союза.
       Прошло чуть меньше года, страна исчезла. Для кого-то — вместе с Родиной.
       Появились маленькие и большие государства.
       Конечно, есть большая разница между этими тремя словами — «страна», «государство», «Родина». Но как-то раньше все это могло уложиться в одной голове. И самое главное — в одном сердце. Банальная фраза — «ничего не вечно под луной» — не так уж и верна. Вечной всегда была любовь матери к ребенку и любовь к Родине.
       Муж разошелся с женой, и наоборот — бывает. Жизнь. Сын, оскорбивший отца, — конфликт поколений. Тоже из Жизни. А мать, бросившая ребенка, всегда обречена на клеймо. Раньше в русском языке было слово «предатель». Оно имело отношение и к неодушевленным объектам. А теперь и предавать нечего.
       Представьте: случилась бы война в нашей стране в любой ее точке лет двадцать назад — сколько бы туда махнуло не контрактников — добровольцев? А сейчас мы к ней привыкли. Да что Чечня, начнись война, не дай бог, с той же Японией — сколько народу увезут эшелоны? Представьте отряд московского ополчения: Митрофанов, Лесин, Абрамович... Скорее завод купят по производству оружия и пробьют госзаказ.
       Или чтоб раньше обсуждали: вставать под гимн или нет. И дело не в том, коммунисты у власти или демократы. Американцы патриоты еще те, а уж какой там тоталитаризм и нацидея... В памяти фраза, сказанная на прошлой неделе нашим известным футболистом Вагизом Хидиятулиным: «Я не могу объяснить, что такое четыре большие буквы на футболке». Сейчас наши спортсмены обсуждают премиальные. Самое главное, мы их все понимаем.
       Раньше Родина начиналась с картинки в букваре. Самое главное, картинка была одна. Потому что один был букварь. Теперь букварей много, еще больше беспризорников. Или вообще можно отправить ребенка учиться за рубеж.
       Нельзя сопоставить Гражданскую войну 1917 года с путчем. Хотя один и тот же народ отстаивал свое право на будущее. Еще меньше людей пришли к Белому дому и в Останкино... Мы живем в стране. Теоретически в государстве. Но что-то не екает сердце. Хотя, может, пора уж нам занести туда страну нашу — весна, говорят, неплохой катализатор...
       Как-то на мой день рождения родитель вроде как пошутил: «Родился ты, сынок, в столице своей Родины, оказался за рубежом».
       Выпили не чокаясь. Почему?
       
       P.S.
       У Путина и Шаймиева, граждан одной страны, есть соотечественники за рубежом. Но это — разные люди.

       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera