Сюжеты

ПИТЬ ДО ДНА — ТОСТ НЕ ДЛЯ ПОДВОДНИКОВ

Этот материал вышел в № 19 от 19 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

19 марта — их профессиональный праздник Знаете ли вы, что такое полная географическая невинность? Полная географическая невинность — это когда моряк на карте плачет и не может найти Америку. А высшая степень все той же невинности? Это...


19 марта — их профессиональный праздник
       

 
       Знаете ли вы, что такое полная географическая невинность?
       Полная географическая невинность — это когда моряк на карте плачет и не может найти Америку.
       А высшая степень все той же невинности? Это когда проходим Гибралтар и я говорю сигнальщику: «Вот ведь в точку попали! Слева — Европа, а справа — Африка», — а он смотрит на меня, вытаращив глаза, и говорит одно неприличное слово, которое в обычной, гражданской жизни можно заменить только тремя: «Ладно вам привирать».
       А как радовался мой матрос из далекой Сибири, когда он первым понял, что такое «десять в минус десятой степени»! Он был просто счастлив. У него не было сил сдержать себя, он засмеялся и тут же дал подзатыльник тому своему товарищу, до которого это пока не дошло, после чего сказал ему: «Ну ты и бестолочь!»
       А потом мне прислали Алмаза. У Алмаза в графе «специальность» стояло «киргиз». И по-русски он знал только два слова: «Шестнадцатый склад».
       Алмаз был человеком потрясающей доброты и всю жизнь прослужил на камбузе. А он так хотел быть дозиметристом...
       Когда он попадал-таки на свое родное ЦДП, он садился в кресло, и лицо его обретало покой.
       Как-то он пришел на моей смене как раз перед докладом в центральный. А мне до смерти надо было в гальюн. Я усадил Алмаза перед пультом и сказал, показывая на каштан:
       — Когда отсюда скажут: «ЦДП!» — ответишь: «Есть ЦДП!», а если скажут: «Есть пульт!» — доложишь: «На ЦДП замечаний нет!»
       После чего я кубарем слетел по трапу в гальюн.
       А центральному захотелось открыть переборочные захлопки.
       — ЦДП!
       Алмаз сидел перед пультом спокойный, как внучатый племянник Будды.
       — ЦДП!
       — Есть ЦДП!
       — Открыть переборочные захлопки по вдувной!
       — Есть ЦДП! — сказал Алмаз и отвернулся от каштана. Захлопки он, конечно, не открыл. Он даже не знал, что это такое.
       — ЦДП!
       — Есть ЦДП!..
       — Открыть переборочные захлопки…
       Так они общались минут пять, пока я пребывал на дучке.
       — ЦДП!!! — орал центральный.
       — Есть ЦДП! — отвечал ему великолепный Алмаз.
       Наконец центральный не выдержал:
       — ЦДП! Что у вас там происходит?!
       Слова эти были новые, и Алмаз решил, что пора воспользоваться второй частью разрешенной ему фразы:
       — На ЦДП замечаний нет!
       Как-то с нами пошел доктор из института. Он всех матросиков заставлял проходить психологические тесты, заполнять таблицы. Ночью поднял Алмаза после смены на камбузе таблицу заполнять — крестики-нулики ставить. «Я ничего не знай!» — сокрушался Алмаз. Самым близким для него человеком на корабле был я, и он явился сокрушаться ко мне.
       — А что тут знать? — сказал я. — Тут же крестики надо ставить! Вот и лепи!
       Алмаз повеселел и принялся лепить крестики.
       — Стой! Ты подряд-то не лепи. Ты их ноликами разбавляй.
       Алмаз стал разбавлять. Когда он почти закончил, я его опять остановил:
       — Парочку оставь. Доктор спит уже? Хорошо! Сейчас ты его поднимешь и скажешь, что как раз в этом месте ты ничего не понимаешь.
       Алмаз — человек с юмором. Он криво усмехнулся и отправился будить доктора...
       Зачем я вам все это рассказываю?
       Я вам все это рассказываю потому, что ровно 19 марта у нас в стране празднуется День подводника. 18 марта — День налоговой полиции, то есть день фискала и центуриона, вышибающего ногами двери непокорных фирм и кладущего людей лицом на пол. Будет концерт и все такое, и об этом всенародном празднике возвещают плакаты на улицах Москвы, а 19 марта — скромно и со вкусом — День подводника.
       Подводники — люди, довольствующиеся малым. Им всей этой чепухи не надо. Они не любят, когда их хвалят, потому что хвалить — искушать судьбу, а потому никаких криков: «Это самые мужественные люди! Это цвет!» — и так далее.
       Просто сядут за столами, расскажут друг другу такие же истории, которые я вам только что рассказал, и поднимут бокалы за то, чтобы количество погружений равнялось количеству всплытий.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera