Сюжеты

РОССИЙСКИЙ ГАЗ ПОЙДЕТ ПО РОССИИСКИМ ТРУБАМ

Этот материал вышел в № 19 от 19 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

РОССИЙСКИЙ ГАЗ ПОЙДЕТ ПО РОССИИСКИМ ТРУБАМ Трубы большого диаметра нужны «Газпрому» и для ремонта старых трубопроводов, и для прокладки новых. Россия сегодня не производит таких труб, закупая их за рубежом. Это обидно для патриотических...


РОССИЙСКИЙ ГАЗ ПОЙДЕТ ПО РОССИИСКИМ ТРУБАМ
       
       Трубы большого диаметра нужны «Газпрому» и для ремонта старых трубопроводов, и для прокладки новых. Россия сегодня не производит таких труб, закупая их за рубежом. Это обидно для патриотических чувств. Это экономически невыгодно. Это стратегически небезопасно.
       Прошлый год ознаменовался стартом сразу двух крупных проектов, нацеленных на решение данной проблемы. О планах создать завод по производству труб большого диаметра (ЗПТБД) объявил Нижнетагильский меткомбинат. Приступил к развертыванию своего проекта Ижорский трубный завод, акционером которого стала череповецкая «Северсталь».
       «Новая газета» уже представила одно из мнений по этому поводу на своих страницах (№ 9, 2001 г.).
       Сегодня свою позицию по созданию производства труб большого диаметра излагает Алексей МОРДАШОВ, генеральный директор ОАО «Северсталь»
       
       — Алексей Александрович, вокруг проектов строительства завода по производству труб большого диаметра кипят такие эмоции, а порой и просто страсти...
       — Не всегда искренние и чистые. На мой взгляд, среди множества публикаций на эту тему есть серия удивительно похожих друг на друга материалов, которые страдают излишней запальчивостью, а часть содержит просто грубую ложь о «Северстали», ее шагах по строительству трубного завода. Берутся предвзятые суждения, выхватываются цитаты из старых документов, добавляется парочка идеологических ярлыков — и лепятся статьи, которые читатель искушенный, поморщившись, отбросит, но грязь, может, и прилипнет. И эти старания трудно объяснить иначе, чем желанием побольнее уязвить «Северсталь». Видимо, как более удачливого конкурента.
       — Вы считаете себя более удачливым конкурентом, хотя и не выиграли тендер на строительство завода по производству труб большого диаметра?
       — Прямо говоря, его не выиграл никто — не было подведения итогов, не было решения тендерной комиссии, не было вообще ничего объявлено публично. Поэтому никто не имеет полного права называть себя победителем или считать проигравшим. Мы же с самого начала объявили, что независимо от результатов тендера будем реализовывать свой проект. И мы его реализуем, потому что истинный патриотизм — сделать так, чтобы российский газ тек по российским трубам.
       Поэтому странны заявления некоторых нижнетагильских руководителей, что мы что-то саботируем, кому-то мешаем и т. п.
       — Директор НТМК Сергей Носов не так давно в интервью информационной службе Страна.ru прямо упрекнул «Северсталь» в том, что она пытается объявить его комбинат банкротом.
       — Господин Носов, похоже, неадекватно воспринимает ситуацию. Но это простительно — ему нужно объясниться перед общественным мнением за странные коммерческие взаимоотношения с бывшими партнерами, которые вчинили НТМК иск. Нашего интереса в этом конфликте нет никакого, желаем Носову решить свои проблемы и заняться наконец не пиаровскими акциями, а реальным возведением трубного комплекса, который пока в зачаточном состоянии.
       — Если можно, коротко о сути различий в проектах — вашем и нижнетагильском.
       — Все очень просто, на мой взгляд. Есть листопрокатный цех № 3 ОАО «Северсталь» в Ижоре под Санкт-Петербургом, в нем — уже работающий стан-5000, прошедший капитальную реконструкцию и способный к нужному сроку производить качественный штрипс — заготовку для трубы. И есть рядом пустующий производственный корпус цеха — практически готовая площадка для монтажа трубного стана. В этом состоит проект под названием «Ижорский трубный завод».
       Проект, который мы разворачиваем на этой базе сегодня, вовсе не является альтернативой нижнетагильскому. Это компактный (на 350 тыс. тонн трубы в год), более дешевый, быстрее реализуемый и быстрее окупаемый, а самое главное — очень реальный проект. Мы в отличие от тагильчан начинаем не в чистом поле, будем строить за свой счет, используя наработанную технологию, оправдавшую себя технику, которую предоставляет наш партнер — фирма «Европайп». К слову, «Европайп» — мировой производитель труб, изготовивший их для «Газпрома» около полутора миллионов тонн.
       — Кстати, звучат мнения, что, дескать, стан, который везет «Европайп» в Ижору, устарел, изношен...
       — Согласитесь, я не выгляжу простаком, который приобретает в свое хозяйство рухлядь. Конечно, мы очень внимательно изучили немецкий стан. Мнения — это мнения, а оценка экспертов проста и недвусмысленна: срок службы подобных станов — 40 лет, данный стан отработал семь, и его механическая часть в отличном состоянии. Мы меняем гидравлику, автоматику и получаем мощный, производительный агрегат, удовлетворяющий современным требованиям. «Газпром» покупал трубы с этого стана и готов их покупать далее. Это подтверждается наличием у ИТЗ контракта с «Газпромом» на поставку ежегодно 200 тысяч тонн труб большого диаметра. Это — с одной стороны.
       С другой стороны, мы, войдя в совместное предприятие с немецкими партнерами, готовы выпустить первую трубу в ноябре 2001 года.
       Не в упрек тагильчанам, у них подобного контракта с «Газпромом» пока нет, как нет и всей технологической цепочки.
       НТМК развивался исторически как производитель другой по сравнению с «Северсталью» ниши — так называемого длинного проката: рельсов, балок и т.п. Поэтому, кроме прокатного и трубного станов, им предстоит еще и реконструировать сталеплавильный передел под производство листа. Конечно, это сильно удорожает строительство.
       На мой взгляд, в тагильский вариант закладывается избыточная мощность — до миллиона тонн в год. Есть оценки потребностей «Газпрома», которые называют цифры 300—500 тысяч тонн трубы в год. И как можно добиться окупаемости проекта на такую мощность (речь о тагильском проекте) — этого я пока не понимаю. Но хочу отметить справедливости ради, что продукт, который будем выпускать мы и ЗПТБД в Нижнем Тагиле, различается по параметрам и может быть использован в разных нишах.
       — По поводу госгарантий. Известно, что тагильский проект тянет, по некоторым оценкам, на миллиард долларов, поэтому вряд ли может быть реализован без серьезной господдержки. Чего вы хотите от правительства?
       — Того, что имеем: государственного подхода и государственных решений. Госгарантий и денег мы не просим, а общее признание государственной поддержки нашего проекта в виде «комфортного письма» у нас уже есть. Государство признало необходимость создания производства труб большого диаметра в Нижнем Тагиле, государство участвует в этом проекте — дело чести Носова и тагильчан выполнить это решение. Хотя как специалисту мне ясно, насколько это непросто. Мы предъявим свой продукт потребителю — «Газпрому», нефтяной отрасли — гораздо раньше, и пусть рынок рассудит, чьи сегодняшние доводы окажутся состоятельнее.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera