Сюжеты

ЧТО ПРОИСХОДИТ В МАКЕДОНИИ

Этот материал вышел в № 20 от 22 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Снова забурлил балканский котел. Обострение ситуации в Македонии совпало со второй годовщиной начала (24 марта 1999 г.) операции НАТО против Сербии в связи с конфликтом вокруг Косово. В реакции Москвы два основных мотива. С одной стороны,...


       
       Снова забурлил балканский котел. Обострение ситуации в Македонии совпало со второй годовщиной начала (24 марта 1999 г.) операции НАТО против Сербии в связи с конфликтом вокруг Косово.
       В реакции Москвы два основных мотива. С одной стороны, вполне конструктивный призыв объединить усилия всех заинтересованных сторон, чтобы не допустить разрастания македонского кризиса и содействовать подавлению его в зародыше. Визит министра иностранных дел Игоря Иванова на Балканы представляется весьма своевременным.
       Но есть и второй план. По выступлениям некоторых очень патриотичных, а значит, антизападных думцев и обозревателей складывается впечатление, что с боями вокруг Тетово в их дом наконец пришел праздник — мы же, дескать, предупреждали! Снова слышны проклятия в адрес лиц албанской и натовской национальностей, призывы восстановить и приумножить российское влияние на Балканах.
       
       Ситуация в Македонии действительно довольно серьезная. Но не столь безнадежная, как в свое время в Боснии и Косово. Между албанцами (которые составляют около трети населения страны) и македонцами существует межнациональная и межконфессиональная напряженность. Но степень их взаимодействия значительно выше, чем в других бывших югославских республиках. Албанцы представлены в парламенте Македонии, входят в коалиционное правительство, служат в армии, полиции.
       Зачинщиками нынешних вооруженных столкновений являются отряды македонских албанцев, которые в свое время воевали с силами безопасности Милошевича в составе Армии освобождения Косово. А теперь, возвратившись домой, ведут дело к отделению северо-западных районов Македонии и включению их в будущую Великую Албанию. Тактика их напоминает ту, что применяло в свое время радикальное крыло Армии освобождения Косово: наносить удары по полиции, чтобы спровоцировать власти к массированному применению силы главным образом против гражданского населения, пополнять за счет этого свои ряды и привлекать внимание международной общественности к нарушению прав человека.
       В свое время полиция, сербские отряды самообороны и вооруженные силы Милошевича охотно пошли навстречу такой тактике, обрушив массовые репрессии и этнические чистки на все население Косово, которое до той поры придерживалось линии исключительно мирного неповиновения властям. Надо сказать, что то же крыло Армии освобождения Косово было организатором изгнания сербского меньшинства из края после завершения открытого конфликта.
       Поэтому сегодня в Македонии речь идет не о столкновении албанцев с македонцами, а о попытках боевиков-сепаратистов организовать такое столкновение. И решение этого кризиса в большой степени зависит от того, как поведет себя правительство страны. Оно стоит перед до боли знакомым нам выбором между действительно ограниченной контртеррористической операцией и карательными боевыми действиями с неизбежными значительными потерями среди гражданского населения, которые гарантируют затяжной межнациональный конфликт. Наш чеченский опыт — чего нельзя делать в такой ситуации — пригодился бы правительству Македонии.
       Ситуация осложняется тем, что международные силы КФОР не ликвидировали инфраструктуру формально распущенной Армии освобождения Косово, которая подпитывает сепаратистов в Македонии и буферной зоне между Косово и Сербией. Хотя в последние дни командование КФОР пытается плотнее перекрыть границу, более конструктивно сотрудничает с новыми сербскими властями в Белграде, делится развединформацией о ситуации в районе границы с македонскими властями. Неспокойна и македоно-албанская граница, хотя официальная Тирана отмежевалась от боевиков. По иным причинам, не имеющим отношения к межэтническому конфликту, сохраняется и определенная напряженность между Скопье и соседними Афинами и Софией. Но нельзя не отметить и того, что македоно-албанские ультра, по существу, оказались в изоляции. Значительная часть албанцев в Македонии, Косово и в самой Албании сегодня не поддерживает провокаторов.
       Дальнейший ход развития будет зависеть и от того, как твердо и единодушно большая Европа выступит против многочисленных и разновекторных соблазнов раскачать ситуацию в Македонии. Россия может сыграть позитивную роль в процессе политической стабилизации ситуации вокруг Македонии. В этом есть и более широкий, долгосрочный смысл: участие в урегулировании македонского кризиса может проторить дорожку к более конструктивному взаимодействию на европейском, да и в целом на западном направлении.
       Поэтому очень опасна провокационная линия нашей «антизападной партии», призывающей использовать этот кризис для восстановления российских интересов на Балканах за счет западноевропейских и американских позиций там, организовать противостояние по национальному признаку. Очевидно, что из этого ничего хорошего не получится и попытка такого маневра может только осложнить ситуацию вокруг Македонии. Больше того, она может привести к дальнейшему осложнению отношений и с Европой, и с Соединенными Штатами.
       Велик соблазн и порассуждать относительно того, что македонский конфликт является последним неопровержимым доказательством ошибочности или преступности операции НАТО против Сербии. Действительно, с моральной точки зрения трудно оправдать бомбардировки любой страны, даже с применением сверхточных вооружений. Для большинства людей неприемлемы и доводы о том, что в результате авиаударов НАТО погибли «только» 500 мирных жителей в Сербии, Косово и несколько китайских граждан, а счет контртеррористической операции Милошевича, которую эти воздушные удары были призваны остановить, идет на десятки тысяч уничтоженных косоваров и сотни тысяч беженцев. В конечном счете эту страшную моральную проблему могут решить прежде всего косовары, сербы и общественность тех стран, которые принимали участие в этом столкновении. И если намечается линия на взаимное прощение и налаживание взаимопонимания, ее нужно только приветствовать.
       Нет сомнений, что решение НАТО о применении силы в обход Совета Безопасности ООН создало довольно опасный прецедент. Очевидно и то, что международные силы КФОР и миссия ООН переоценили возможности постепенного умиротворения радикальной части албанского населения в Косово.
       Но на эту ситуацию можно посмотреть и с другой стороны, задавшись, например, вопросом: как сегодня развивались бы события в Боснии, Косово, Сербии, в целом на Балканах, если бы мировая общественность до сих пор уговаривала Караджича, Младича, военных преступников из боснийских хорватов, наконец Милошевича «жить дружно» и решать все споры «исключительно мирными средствами»? При всех недостатках сегодняшней ситуации в Боснии, Косово, Сербии, Македонии продолжение бесконечного умиротворения бандитов и диктаторов привело бы к общебалканской катастрофе. Именно линия на потакание Милошевичу и выяснение вопроса, кто важнее на Балканах — мы или НАТО, — привели к катастрофическому ослаблению наших позиций в этом регионе.
       В прошедшее воскресенье в программе «Времена» председатель думского комитета по международным делам Рогозин подробно излагал свои соображения о восстановлении утраченных позиций.
       Оказывается, он давно знал, что Милошевич коварен и менее откровенен с нами, чем с американцами. Но кто-то (Кремль или МИД?) мешал дальновидному думцу поддерживать диалог с сербской демократической оппозицией. (Оттого, видимо, и признали итоги выборов в Сербии последними.) Выяснилось, что албанцы и террористы — это одно и то же. (Заявления о том, что террористы не имеют национальности, судя по всему, лишь для внутреннего пользования, и то по праздникам.) А косовары, которые сотнями тысяч бежали от головорезов Милошевича в Западную Европу, очень подло вели себя там — торговали оружием, наркотиками. (А простачки из правительств этих стран, видимо, им всячески помогали заниматься этим на своей территории.)
       Далее следовал тезис, что русские лучше, чем западноевропейцы, понимают, что на самом деле происходит на Балканах. (Откуда ж при такой проницательности такие результаты?) И вообще, Россия заинтересована в стабильности в регионе, а западноевропейцы — в поддержании напряженности. (У своих границ!) Хотя здесь же депутат уточнил, что западные страны эгоистично стремятся к тому, чтобы не допустить новых потоков балканских беженцев. (Какая подлость!)
       Но в завершение передачи думский стратег от внешней политики все-таки успел поведать самое сокровенное — о том, что мораль и внешняя политика, дескать, понятия абсолютно несовместные. Десять лет нам твердят, что времена другие. А нравы, к сожалению, все те же.
       Хорошо, что президент, судя по всему, не видел этой программы. На следующий день он заявил о намерении объединить усилия по урегулированию македонского кризиса с балканскими странами, западноевропейцами и Соединенными Штатами.
       Правда, у нас недолго и передумать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera