Сюжеты

НОВЫЙ ТЕРРОРИЗМ

Этот материал вышел в № 21 от 26 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Все, о чем я буду говорить, исходит из предположения о чеченском следе субботних взрывов. Просто почти никто уже не высказывает в том сомнений. Надо специально оговорить, что другие версии тоже могут быть. Но главное, что в хаосе...


       
       Все, о чем я буду говорить, исходит из предположения о чеченском следе субботних взрывов. Просто почти никто уже не высказывает в том сомнений. Надо специально оговорить, что другие версии тоже могут быть. Но главное, что в хаосе комментариев, мгновенно подверставших к терактам и шпионский скандал, и предстоящие визиты Путина, и наши бодания с Америкой, тонут проблемы, разобраться с которыми пора бы уже давно.
       Три взрыва в разных городах Северного Кавказа в один день позволяют всерьез рассматривать только версию спланированного теракта. Все подробности будут комментироваться позднее, по мере поступления реальной информации. Если таковая от соответствующих органов поступит. Сейчас можно лишь констатировать, что очередная трагедия в который раз ставит перед нами все те же проклятые вопросы, которые старательно обходят стороной официальные лица. Их суть проста. Терроризм у нас есть, но совершенно свой. Особенный.
       Почему?
       Практика международного политического терроризма последние 50 лет всегда включала в себя ответственность совершившей теракт стороны. Он всегда был заявкой на диалог с режимом. Безадресный теракт бессмыслен для исполнителей.
       Одновременно надо вспомнить, что в начале военных действий в Чечне командование ожидало адресной мести от чеченских «кровников».
       Тем более ожидало массовых попыток уничтожения видных командующих и чинов гражданской администрации. Но, кроме генерала Романова, на ум ничего не приходит. Вместо этого мы получили анонимные взрывы в жилых домах и на рынках. Похоже, что традиционный уклад чеченцев войной уже давно уничтожен? Мы получили не Страну Басков и не Ольстер. Мы получили Алжир. Где даже для де Голля было возможно только политическое решение.
       Руководитель Совета безопасности честно признал, что надежной защиты от терроризма в наших условиях нет. Неплохо было бы только пояснить, что мешает его локализовать, как это произошло на Западной Украине после войны. Ведь ответственность за это несут те, кто когда-то принял известное решение. И те, кто сегодня не сумел найти других путей. Или не решился.
       Постоянные оговорки высших должностных лиц о том, что Россия воюет не с народом, а с конкретными бандитами, адресовались все-таки международному сообществу и нашим избирателям. В самой Чечне характер военных действий, в том числе и в крупных населенных пунктах, не оставлял у ее жителей сомнений, что воюют против них всех скопом.
       Большую роль сыграло и криминальное сознание самих полевых командиров, превративших войну в бизнес. Только в бандитских разборках взрывают рынок конкурирующей «команды» без объяснения причин.
       И все же войну превратили в бизнес не только чеченцы. Немало есть людей, которым выгодны наши трагедии, и с другой стороны. Никто не признается в этом. Но лидеры французской ОАС, покушавшиеся потом на собственного президента, получили в Алжире не только чины и награды. Они получили куда больше: политический авторитет и искреннюю любовь большой части французских избирателей.
       Поэтому объективно три взрыва на Северном Кавказе выгодны всем, кто хочет непременного продолжения войны. Одновременно они показали невозможность задавить партизанское движение нынешними методами. Пока это не понято, в Ставрополе будут хоронить не последних.
       Потому что машина, воспроизводящая этот странный терроризм, действует и в России тоже.
       Пропаганда, раскручиваемая у нас не первый год, вкупе с реальными действиями властей на всех уровнях исподволь привела всех чеченцев к очевидной мысли. Они не имеют шансов стать настоящими гражданами России. Обвинительный уклон правительственных СМИ слишком очевиден. Я имею в виду именно всех чеченцев, подавляющая часть которых в Чечне и не живет. Ну а кто же им дал это понять?
       В условиях взаимного озверения и родился этот странный терроризм. Это не политическое давление. Это не решение военных задач. Это не требование уступок или освобождения пленных. По большому счету это безумная и абсолютно безадресная МЕСТЬ ОДНОГО НАРОДА ДРУГОМУ. И никакой Масхадов при всем желании ничего с этим не сделает. Мстят сбившиеся в небольшие команды одиночки. Мстят всем «русским» скопом и без разбора.
       Наша пропаганда достигла немалых успехов там, где можно обойтись одними словами. Но политика в воюющей стране не может быть виртуальной. Жизнь ее ломает. Надо на деле, а не в телевизоре разделять бандитов и народ.
       А официальная политика пока их соединяет.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera