Сюжеты

ЛИЧНЫЕ ВЕСТИ ИЗ ГЛАВНОЙ ВОЕННОЙ ПРОКУРАТУРЫ

Этот материал вышел в № 21 от 26 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Напомню некоторые детали: с чего все началось. Теперь уже больше месяца назад, 20 февраля, после многочисленных встреч с жителями четырех селений Веденского района Чечни, пожаловавшихся в Москву на жестокие притеснения со стороны...


       
       Напомню некоторые детали: с чего все началось. Теперь уже больше месяца назад, 20 февраля, после многочисленных встреч с жителями четырех селений Веденского района Чечни, пожаловавшихся в Москву на жестокие притеснения со стороны военнослужащих и на содержание людей в ямах-зинданах на территории воинской части, я при попытке выяснить точку зрения на происходящее у самих этих военных была задержана на КПП мобильного сводного отряда (включает части МО, МВД, Минюста), дислоцирующегося в районе селения Хоттуни Веденского района. Причина задержания — якобы фальшивые журналистские удостоверения, как сообщили граждане в форме, представившиеся офицерами ФСБ и ведшие допросы. 22 февраля, оказавшись в Ханкале на военной базе Объединенной группировки войск на Северном Кавказе, в кабинете военного прокурора Грозного Дмитрия Бибикова, я официально передала ему — по его же просьбе, для проведения экспертизы на подлинность — свое аккредитационное удостоверение № 1258, выданное 12 января 2001 года аппаратом помощника президента РФ Сергея Ястржембского. То есть тот разрешительный документ, который, единственный, дает право работать в зоне контртеррористической операции, согласно указу президента
       
       Итак, ГВП — Главная военная прокуратура в Москве. Головное учреждение, которому подчиняется и грозненский прокурор Бибиков. Будучи в ГВП по другим делам и воспользовавшись моментом, пытаюсь выяснять; что же с моими отданными на экспертизу документами? Да, собственно, и с личными вещами? Ведь «офицеры ФСБ», бравые бойцы невидимого фронта, живущие в отряде под Хоттуни, 20 февраля при задержании не побрезговали и моими личными вещами, забрав их... А попросту — украли. О чем я также оставила соответствующее заявление на имя полковника юстиции Бибикова, полагая, естественно, что теперь уж все обязательно найдется...
       Однако сегодня в ГВП на меня смотрят странно. И даже с некоторым укором. А на вопросы: где вещи, украденные военнослужащими, где документы, кто конкретно наказан (ну хотя бы выговором) за факт незаконного ареста — застенчиво пожимают плечами, как барышни, которым предстоит сказать «да» или «нет», а решение не созрело... Мол, Бибиков — далеко, связь с ним плохая, сами понимаете, жизнь ужасна, работать трудно...
       Согласна, все именно так. Однако разве Бибиков не подчиняется ГВП? Или, быть может, военный прокурор Грозного — частнопрактикующий юрист? В результате легкой пикировки мне было сделано «интересное предложение» — написать новое официальное заявление, теперь уже на имя главного военного прокурора Михаила Кислицына (входящий № 2575 Ж), с требованием выяснить, куда дел мои документы прокурор Бибиков... Уф. Как надоели те, кто считает, что мы идиоты. Как хочется ясности и четкости. Как омерзительны вечные глазоотведение, слововерчение, бумаготворчество — бессмысленное и безобразное... Потому что в исполнении высокопоставленных господ, находящихся на государственной службе... Но слово за слово, и мне, между прочим, уже намекают, что о событиях, имевших место в мобильном отряде под Хоттуни, лучше бы забыть... Все равно ничего не будет, ничем не кончится...
       То есть как?! В отличие от системы военной прокуратуры России в нашей редакции — строгая рабочая дисциплина. Более того, такой же четкости и прозрачности в отношениях с официальными структурами от нас требует аппарат помощника президента Сергея Ястржембского, уполномоченного Владимиром Путиным общаться со СМИ в связи с работой в Чечне. И, как сообщил мне заместитель господина Ястржембского Константин Макеев, раз нет аккредитации, значит, «вы ее, возможно, потеряли...» Как это — потеряла? Если ее потребовал на экспертизу военный прокурор Бибиков?
       Но Константин Макеев согласно стилю наших четких взаимоотношений был непреклонен: «Договаривайтесь с ГВП. Пусть они принимают решение».
       Ну пусть же! Ждем. Любим. Верим. Надеемся... Тем более что с момента подачи этой новой жалобы в ГВП (№ 2575 Ж) прошло еще 12 суток. И где документы? Кто перебирает те вещи? Бог весть. Страна что надо. И прокуратура у нее — высший сорт. И Вооруженные силы — безуспречно первой свежести.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera