Сюжеты

ЛИЧНЫЕ ВЕСТИ ИЗ ГЛАВНОЙ ВОЕННОЙ ПРОКУРАТУРЫ

Этот материал вышел в № 21 от 26 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Напомню некоторые детали: с чего все началось. Теперь уже больше месяца назад, 20 февраля, после многочисленных встреч с жителями четырех селений Веденского района Чечни, пожаловавшихся в Москву на жестокие притеснения со стороны...


       
       Напомню некоторые детали: с чего все началось. Теперь уже больше месяца назад, 20 февраля, после многочисленных встреч с жителями четырех селений Веденского района Чечни, пожаловавшихся в Москву на жестокие притеснения со стороны военнослужащих и на содержание людей в ямах-зинданах на территории воинской части, я при попытке выяснить точку зрения на происходящее у самих этих военных была задержана на КПП мобильного сводного отряда (включает части МО, МВД, Минюста), дислоцирующегося в районе селения Хоттуни Веденского района. Причина задержания — якобы фальшивые журналистские удостоверения, как сообщили граждане в форме, представившиеся офицерами ФСБ и ведшие допросы. 22 февраля, оказавшись в Ханкале на военной базе Объединенной группировки войск на Северном Кавказе, в кабинете военного прокурора Грозного Дмитрия Бибикова, я официально передала ему — по его же просьбе, для проведения экспертизы на подлинность — свое аккредитационное удостоверение № 1258, выданное 12 января 2001 года аппаратом помощника президента РФ Сергея Ястржембского. То есть тот разрешительный документ, который, единственный, дает право работать в зоне контртеррористической операции, согласно указу президента
       
       Итак, ГВП — Главная военная прокуратура в Москве. Головное учреждение, которому подчиняется и грозненский прокурор Бибиков. Будучи в ГВП по другим делам и воспользовавшись моментом, пытаюсь выяснять; что же с моими отданными на экспертизу документами? Да, собственно, и с личными вещами? Ведь «офицеры ФСБ», бравые бойцы невидимого фронта, живущие в отряде под Хоттуни, 20 февраля при задержании не побрезговали и моими личными вещами, забрав их... А попросту — украли. О чем я также оставила соответствующее заявление на имя полковника юстиции Бибикова, полагая, естественно, что теперь уж все обязательно найдется...
       Однако сегодня в ГВП на меня смотрят странно. И даже с некоторым укором. А на вопросы: где вещи, украденные военнослужащими, где документы, кто конкретно наказан (ну хотя бы выговором) за факт незаконного ареста — застенчиво пожимают плечами, как барышни, которым предстоит сказать «да» или «нет», а решение не созрело... Мол, Бибиков — далеко, связь с ним плохая, сами понимаете, жизнь ужасна, работать трудно...
       Согласна, все именно так. Однако разве Бибиков не подчиняется ГВП? Или, быть может, военный прокурор Грозного — частнопрактикующий юрист? В результате легкой пикировки мне было сделано «интересное предложение» — написать новое официальное заявление, теперь уже на имя главного военного прокурора Михаила Кислицына (входящий № 2575 Ж), с требованием выяснить, куда дел мои документы прокурор Бибиков... Уф. Как надоели те, кто считает, что мы идиоты. Как хочется ясности и четкости. Как омерзительны вечные глазоотведение, слововерчение, бумаготворчество — бессмысленное и безобразное... Потому что в исполнении высокопоставленных господ, находящихся на государственной службе... Но слово за слово, и мне, между прочим, уже намекают, что о событиях, имевших место в мобильном отряде под Хоттуни, лучше бы забыть... Все равно ничего не будет, ничем не кончится...
       То есть как?! В отличие от системы военной прокуратуры России в нашей редакции — строгая рабочая дисциплина. Более того, такой же четкости и прозрачности в отношениях с официальными структурами от нас требует аппарат помощника президента Сергея Ястржембского, уполномоченного Владимиром Путиным общаться со СМИ в связи с работой в Чечне. И, как сообщил мне заместитель господина Ястржембского Константин Макеев, раз нет аккредитации, значит, «вы ее, возможно, потеряли...» Как это — потеряла? Если ее потребовал на экспертизу военный прокурор Бибиков?
       Но Константин Макеев согласно стилю наших четких взаимоотношений был непреклонен: «Договаривайтесь с ГВП. Пусть они принимают решение».
       Ну пусть же! Ждем. Любим. Верим. Надеемся... Тем более что с момента подачи этой новой жалобы в ГВП (№ 2575 Ж) прошло еще 12 суток. И где документы? Кто перебирает те вещи? Бог весть. Страна что надо. И прокуратура у нее — высший сорт. И Вооруженные силы — безуспречно первой свежести.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera