Сюжеты

10 000 Ё ПОД ВОДОЙ

Этот материал вышел в № 22 от 29 Марта 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Подводники не матерятся. Это — давление А еще говорят, что подводники всегда друг дружку разыгрывают. На что я говорю, что подводники никого не разыгрывают. Просто они так живут. Придумывают еще одну параллельную жизнь и в нее играют....


Подводники не матерятся. Это — давление
       

  
       А еще говорят, что подводники всегда друг дружку разыгрывают. На что я говорю, что подводники никого не разыгрывают. Просто они так живут. Придумывают еще одну параллельную жизнь и в нее играют. Потому что, если играть только в одну эту жизнь, — спятить можно. А так, еще одна — и отпускает
       
       Вот пришла дизелюха в Польшу, а там как раз «Солидарность» активизировалась, и на улице, чтоб не побили, русским вообще появляться не рекомендуется. Рожу жалко.
       А Боря был «ботаником». А «ботаником» на дизелях называют круглых отличников после училища, и называют их так потому, что круглый отличник на флоте все равно не жилец.
       Он вообще не там летает, а если и летает, то у него совсем другие крылья.
       На пирс привезли продукты. Сгружают. На мостике Боря и Славка Тырин — но это электрик и такая оторва, что при нем лучше свой рот не открывать.
       А Боря открыл.
       Там, на пирсе, груда лежит и сверху масло в пачках, перепоясанное красивыми бумажками.
       — Что это? — спросил Боря.
       Славка думал недолго. Можно сказать, что он вообще не думал, потому что именно это место у него всегда в отсутствии.
       — Деньги привезли. Прямо на пирсе менять будут, чтоб в город не ходили.
       — По сколько меняют?
       Славка что-то в голове все-таки прикинул:
       — По 80 рублей в одни руки.
       Дальше все поехало само собой.
       — А можно мне 160 поменять?
       — Можно, — вздохнул Славка Тырин, и любой на месте «ботаника» его за это потом убил бы, но только с разрешения командира.
       Командир перед заходом не спал трое суток и поэтому, как пришли, немедленно завалился.
       А все уже знали, что Боре надо поменять 160 в одни руки, и ждали.
       Боря постучал в дверь командирской каюты:
       — Разрешите?
       — Га-а? А? Что?
       — Товарищ командир!
       — Га-а?
       — А можно мне 160 поменять? Меняют по 80 рублей в одни руки, но дизелисты не будут менять, и можно мне?
       — Чего?
       — Ну деньги. Пачки. С вашего разрешения. В одни руки.
       И тут командир как заорет:
       — Да бери ты в обе руки! Деньги! Пачки! И в обе ноги! И в нос! И в жопу тоже!
       
       * * *
       
       Честно, я бы Славку Тырина после этого убил бы на месте, но нельзя, потому что такая жизнь.
       
       Ветлугин всем надоел.
       Стоял на пирсе и говорил проходящим:
       — Видимо, я в море не пойду. У меня комсомольская конференция. Видимо, я в море не пойду...
       А вокруг бегают. Отчаливать скоро, и потому мечутся все, как ошпаренные, а он стоит и канючит:
       — Видимо, я в море...
       Сволочь, одним словом, комсомольская. Инструктор политотдела. Им в море надо в году, кажется, на две недели сходить, чтоб из плавсостава не вылететь. Так они что придумали: продовольственные аттестаты за себя в море посылают. А тут узнали наверху, и теперь вот придется ему пойти. Ишь, как страдает, Расстрелли!
       — Видимо, я...
       Пошел он-таки — в последний момент забросили, — пошел, но сейчас же придумал, что его при всплытии в надводное положение обязательно вертолетом снимут.
       Конечно, снимут. Как же без него эта вонючая конференция.
       — Пришлют вертолет, и меня...
       Снимут. Перевезут. Усадят в президиум. Конечно. Обязательно. А как же!
       И вот всплыли в районе. А вокруг вертолетов летает тьма-тьмущая: датские, голландские, английские — тьма.
       А комсомольцы их все равно не отличат. Им же главное — на конференцию попасть. А на чьем вертолете они туда попадут, им же не важно.
       И отбили радиограмму: «Передать в квадрате пять Ветлугина-комсомольца на вертолет для прибытия на конференцию. Для чего оставшиеся продукты выдать ему сухим пайком».
       Две сетки доверху нагрузили: картошка свежая, картошка сухая, лук, чеснок, рис (пятнадцать грамм), крупа ячневая, яйцо куриное (одно), хлеб черный (четыреста грамм), хлеб белый... говядина... — в общем, две сетки.
       Доверху.
       И по трапу с удовольствием помогли.
       А на мостике — командир.
       И вертолеты, как бабочки, летают.
       А он выбрался на мостик, кряхтит и, кивая на датский вертолет:
       — Это за мной, товарищ командир!
       Командир, обернувшись, даже рожу помял.
       — На конференцию... комсомольскую... прислали....
       Вот у них у обоих лица были — мгновенье — одна красота!
       
       Книгу Покровского «72 метра» и другие книги нашего издательства вы можете заказать в ЗАО «АПР-Мастер» по почте: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 231. По телефону: (095) 974-11-11. По факсу: (095) 209-36-66. По e-mail: kniga@apr.ru
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera