Сюжеты

МЫЧАНИЕ ЯГНЯТ

Этот материал вышел в № 23 от 02 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«Текст слов» Гимна РФ как символ деградации Никак не предполагая, что Гимн (как всякое вокальное произведение) надо не ЧИТАТЬ, а... ПЕТЬ, спецгруппа по отбору текста для Гимна РФ жестоко ошиблась в своем выборе. Слово, НАЛОЖЕННОЕ на не...


«Текст слов» Гимна РФ как символ деградации
       
       Никак не предполагая, что Гимн (как всякое вокальное произведение) надо не ЧИТАТЬ, а... ПЕТЬ, спецгруппа по отбору текста для Гимна РФ жестоко ошиблась в своем выборе.
       Слово, НАЛОЖЕННОЕ на не предназначенную для него музыку, не только плохо поется — оно искажается (часто кардинально) по смыслу. И нет ниКАКого смысла множить количество всенародно известных песен, ставших инвалидами из-за уродующих их искаженно звучащих слов типа: «Мы, БЕС, заветные герои все»; «КАКУ вижу, КАКУ слышу — вся душа моя поет», «Ад Москвы до самых до окраин... мноГОВНЕй лесов, полей...», «КАЛа-КАЛа-КАЛакольчик...»
       Если читающего эти строки коробит ВЫДЕЛЕНИЕ КАКов и им подобных звукосочетаний, каково же должно быть возмущение осквернением музыки
       А. В. Александрова НАКЛАДКАМИ подобного свойства?!
       Ладно, когда А. Пугачева, откровенно ерничая, воспевает... АА ЛЮБВИ (действительно «Всё могут короли»!). Но зачем не королям, а всему народу эти АА при исполнении Гимна Родины?! Ведь текст, присвоенный С. Михалковым, НЕ ПО НАПИСАНИЮ, а ПО ЗВУЧАНИЮ обязывает исполнителей ПО-ЭСТОНСКИ удваивать гласные звуки начала припева: «СлавьсяАА, Атечество». С. Михалков не виноват, что заикается, но зачем умышленно заставлять заикаться всех россиян?!
       А. В. Александров был недоволен подтекстовкой, сделанной без его ведома, и не мог в свое время опротестовывать ее, когда текстовая беда была как бы компенсирована свалившейся на него славой творца Гимна. Сейчас он был бы счастлив появившейся возможности квалифицированно перетекстовать свою мелодию, избавив ее от прежних ошибок (декларативности, псевдоплакатности, словесных ляпов). Но...
       Если сейчас не очистить наш Гимн от скверны, над ним будут насмехаться, его поставят в один ряд с траурным Гимном Москвы, обязывающим всех поголовно москвичей БЫТЬ ПОКОЙНИКАМИ одного МУЖСКОГО ПОЛА (дабы ЧЕСТНО петь от своего первого лица: «Я... хаживал, жил в землянках, в окопах, в тайге... любил в тоске, ПОХОРОНЕН БЫЛ дважды ЗАЖИВО»).
       Текст Гимна страны был принят группой деятелей, чрезвычайно далеких от скрупулезной литературно-музыковедческой работы. Ближе всех к внешней сопричастности с музтворчеством оказался превосходный театровед, но, увы, дилетант в музыке М. Е. Швыдкой, являющийся министром культуры РФ. Очень характерно свое музлюбительство он продемонстрировал в новогоднем выпуске передачи «Театр + ТВ». Открывая программу, Михаил Ефимович попытался исполнить блатную песенку «Постой, паровоз» под собственное фортепьянное сопровождение, комментируя каждую фразу восклицаниями: «Попал? Не попал?!» (как бы спрашивая публику: верно ли он берет аккорды под распеваемую мелодию). Этот номер можно посчитать пародией на рассмотрение «текста слов» гимна спецрабочей группой, возглавленной самим М. Швыдким.
       Видимо, подобным методом тыка проверялись строчки гимна: «попала? не попала?». Так вот, ни одна строка михалковского текста НЕ ПОПАЛА в русло александровской мелодии. Зато комиссия ПОПАЛА — под давление сверху и приняла творение, закрыв глаза, а вернее уши, на то, что непременно выявил бы опытный эксперт. Именно министр культуры на пороге новогодья по ТВ радостно поделился с россиянами тем, что спецгруппа просто отмела всех конкурентов С. Михалкова и «лингвистически рассмотрела каждую строчку текста, ни у кого из членов комиссии не вызвавшую отторжения».
       Анекдотичность ситуации здесь в том, что РАССМАТРИВАТЬСЯ кем бы то ни было могут произведения живописи, скульптуры, архитектуры; а гимны (как вообще песни и другие вокальные опусы) должны ПРОСЛУШИВАТЬСЯ НАРАСПЕВ да еще желательно в замедленном темпе, дабы почти по Петру Первому: «дурь какая всякому СЛЫШНА была». Слова при пении должны прослушиваться в своем первозданном виде, иначе (от дурной подтекстовки) смысл слов может быть искажен до неузнаваемости.
       Прочтите, а потом спойте слово «МУДРОСТЬ» коротко и слитно — вы ощутите себя причастным к чему-то серьезному и не всем доступному. А теперь разъедините это слово на два слога и первый из них протяните подольше. Хотите или не хотите, но вы невольно воспроизведете то, что в русском языке означает коровье мычание. Второй же слог после этого затяжного «МУУУ» прозвучит не то как какая-то несусветная «ДРОСТЬ», не то как неуместная «ТРОСТЬ», да еще с удвоением буквы «О». Такой наворот провоцирует михалковская подтекстовка александровского рефрена: «ПРЕД-(«бред»)-кААмИИ данная МУ-У-У-дрААсть нААродная».
       Неудивительно ли, что, будучи молодым и дееспособным, С. Михалков взял себе в редакторы (как он сам это теперь утверждает) никому не известного Урекляна, а теперь, находясь в более чем почтенном возрасте (87!) и давно не занимаясь поэзией, он не попросил еще какого-нибудь армянина помочь ему в редактуре русского текста? Ведь фраза о пресловутой МУ-дрости, которая то ли исчезла, то ли может возродиться, напоминает настоящую загадку армянского радио.
       Законы правописания словесного и нотного текстов единоправны. Если, к примеру, музинтонация состоит из трех звуков — значит, и слово подтекстовки этой интонации должно содержать в себе три слога. В этом смысле начало Гимна РФ исправляет ошибку, допущенную Г. Урекляном в Гимне СССР. В первом из названных сейчас звучит слово «Россия», тогда как в знаменитом его «предшественнике» звучало «Союзне». «Нерушимый» музыка Александрова отторгала по форме аж с 1943 года, а теперь, во времена гласности, можно сказать: и по содержанию, ибо Гимн СССР своей первой строкой заведомо предрекал отторжение отрицания «НЕ» от слова «рушимый». Раскрылся бы этот «секрет» в свое время товарищу Сталину — и не видать бы тогда Сергею Владимировичу ни Союза писателей, ни Советского Союза, ни вообще света белого.
       Ведь это, по сути, единственное крамольное слово в гимн предложил конкретно Михалков, когда Сталину не понравилось придуманное Г. Урекляном (спрятавшимся под псевдонимом Эль-Регистан) словосочетание «Союз благородный». (Иосифу Виссарионовичу это напомнило неприемлемое для него белоофицерское обращение «Ваше благородие».)
       Кстати, все три припева с пресловутой «МУУдростью» начинаются с известных всему миру слов, безусловно принадлежащих перу Урекляна, чье имя выпало из авторского коллектива, создавшего Гимн РФ: «Славься, Отечество наше свободное». Единоличное авторство текста Гимна СССР имеет веские доказательства, но даже если бы их не было, наличие в Гимне РФ старых строк обязывает считать данное авторство коллективным. В свое время Уреклян смирился со своим положением бедного армянина, никогда бы не сумевшего угодить великому грузину. А Сергей Владимирович как раз к тому времени расположил к себе отца народов тем, что опубликовал в «Известиях» стихотворение, посвященное Светлане (Аллилуевой) к ее дню рождения.
       Но об авторстве, а вернее о продюсерской роли С. Михалкова применительно к первой версии Гимна СССР, — разговор особый (отдельный). Сейчас речь об искажении русского языка в связи с появлением подтекстовки «нового» Гимна РФ, несовместимой с нотным текстом А. В. Александрова.
       Для сверки совпадения или несовпадения слов и нот достаточно сопоставить ГРУППИРОВКИ (не солнцевские или люберецкие, а словесные и нотные, входящие в круг понятий музыковедческого формообразования). Вот как это должно выглядеть в данном случае: первая строка мелодии гимна Александрова нуждается в 12 слогах (по количеству содержащихся в ней нот) с разбивкой посредине для цезуры (момента, когда поющие могут взять дыхание для продолжения пения). Первые шесть слогов включают в себя начальные слова: «Россия — священна» (тут моментально выявилась цитата из варианта П. Синявского и А. Шаганова, с которой познакомили С. Михалкова прежде чем он выдал свой окончательный текст). Таким образом, первым шести слогам повезло: они имеют свою совершенную форму и... своих авторов, которых Сергей Владимирович обязан указывать в числе соавторов всего текста. Второй же части предложения из последующих шести слогов, принадлежащих перу одного Михалкова, не повезло вовсе. Эта часть гласит: «янаша держава!». Каким образом согласуются эти невольно возникшие словообразования и что они означают — вопрос к Сергею Владимировичу. Даже если принять, что ЯнАша — это ласковое обращение к Янаеву, не понять, какое он вообще имеет отношение к гимну.
       Третья строка не менее уродлива: «Могуча-(попал!)-явОля (не попал! «ЯвОль» — это что-то немецкое, но «явОля»?), велИка (звучит, как приказ царя: вели-ка мне подать скипетр)-яслАва» (подобие женского имени, производного от Ярославна?).
       Четвертая строка была бы нормальной, если бы не застревал по музыке (из-за чередования восьмой с точкой и шестнадцатой) первый слог последнего слова фразы: «Твое достоянье на все ВРЕ-мена». О специфике упомянутого чередования нотных длительностей, о связанной с нею маршеобразной четкости, предписывающей и тексту дробиться так, чтобы не происходило ломки слов, иначе говоря, о так называемом пунктирном ритме говорил по ТВ главдирижер Президентского оркестра П. Б. Овсянников. Вот уж кто мог бы указать на безответственную укладку текста в прокрустово ложе александровской мелодии. Ан, никто не догадался поинтересоваться мнением профессионала.
       Если в таком вопросе власть не сочла нужным обратиться к профессионалам, как доверять ей в других, возможно гораздо более сложных, случаях?
       А начало второго запева обязывает присоединить к именам Урекляна, Михалкова, Синявского, Шаганова еще и имя Лебедева-Кумача, сочинившего строки «От Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей» и «мноГО В НЕй лесов, полей и рек». Все это повторил С. Михалков, нарушив, однако, из-за неточного цитирования строй нормальной музыкальной речи опять-таки искажением логического дробления фраз: «От южных морейда (тут, извините, цезура, поэтому утвердительное ДА присобачилось к слову «морей» непроизвольно) Полярного круга раскину- (вновь цезура, позволяющая образоваться слову РАСКИНУ. Но что раскину: руки? Или РАЗ КИНУ?) -лисьнАши леса и поля».
       Примерно то же и с третьим запевом.
       Итог: НИ ОДНА СТРОКА «текста слов» С. Михалкова не выдерживает критики. То, что их уже запели как бы «из-под палки» подведомственные президенту исполнительские силы, ни о чем не говорит. Профессионалы шутят, что и телефонный справочник можно распеть. Нет композитора, который бы взялся подгонять музыку под разношерстный ритм проанализированного текста. С. В. Михалков не виноват в допущенных оплошностях. Он — воспитанник эпохи тоталитаризма и вполне довольствуется лишь внешними атрибутами социального мышления. Но самое главное это то, что даже такие мысли он не в состоянии разместить под нотами.
       Виноваты в невольном осквернении музыки А. Александрова некомпетентные представители власти во главе с министром культуры, не сумевшие привлечь к отбору наиболее качественного материала специалистов, опытных в литмузредакторской работе.
       Десять лет был Гимн России символом молчания.
       А теперь стал Гимн России символом... мычания!
       

      
      
       ОТ РЕДАКЦИИ.
       Профессиональный анализ «нового» гимна, сделанный специалистом, лауреатом союзных и российских конкурсов Леонидом Печниковым, нам представляется абсолютно точным. Но, к сожалению, ждать новой редакции текста гимна от Сергея Михалкова нам придется, очевидно, весьма долго. Скорее всего, 33 года. Судите сами: первая редакция — 1944 год, вторая — 1977-й, и наконец третья — 2000-й. Что же нас ждет в 2033 году?

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera