Сюжеты

ПОБЕЖДАЮТ ПО СУММЕ. ДВУХ ВСТРЕЧ

Этот материал вышел в № 23 от 02 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

ПОБЕЖДАЮТ ПО СУММЕ. ДВУХ ВСТРЕЧ Рубль стал тринадцатым игроком в футболе. И тренером. И чемпионом. И судьей — Тогда, при коммунистах, была идея. Чего нет сейчас. Хорошо это было или плохо, мы поняли уже потом. А ведь действительно верили в...


ПОБЕЖДАЮТ ПО СУММЕ. ДВУХ ВСТРЕЧ
Рубль стал тринадцатым игроком в футболе. И тренером. И чемпионом. И судьей
       

  
       — Тогда, при коммунистах, была идея. Чего нет сейчас. Хорошо это было или плохо, мы поняли уже потом. А ведь действительно верили в светлое будущее.
       Нас так воспитывали — помогать друг другу, подставлять плечо. Я это делал в футболе. Всегда боролся в меру своего мастерства и сил для того, чтобы отстаивать интересы нашей сборной.
       — Наверняка в команде перед матчами с иностранцами нагнетали особые настроения. Приходили из ЦК, говорили: «Вы должны победить, показать сегодня особый футбол»?
       — Конечно, это было в порядке вещей. Чем серьезнее уровень состязания, тем выше был ранг навещавших нас руководителей. Это были разные люди, иногда очень далекие от спорта. Но приходили потому, что тогда чиновники должны были это делать.
       Я горел только футболом и на это особого внимания не обращал. Может, они приходили прикоснуться к славе, ведь тогда «Спартак» в фаворе был, у всех на виду. Эти люди, наверное, хотели показать свою причастность к победам народной команды. Я до сих пор иногда встречаю «тех гостей», которые раньше говорили: «Мы тоже сделали многое для «Спартака» и сборной». Непонятно, правда, что. Мы как зарабатывали шестьдесят рублей премиальных, так и продолжали получать.
       — Вы застали тот момент, когда игрокам сборной стали платить гораздо большие суммы?
       — Футбол всегда был привилегированным видом спорта. Тогда делали все возможное, чтобы футболисты сборной команды чувствовали себя нормально. Была стипендия игрока сборной СССР. Начинающим игрокам сборной — 300 рублей, середнякам — 350, а люди вроде Блохина и Дасаева получали по 400.
       Тем самым освобождались ставки в командах, в которых играли сборники. Самая высокая из которых была 250 рублей. Таким образом, тренер клубной команды мог выдавать эту сумму в поощрение игрокам. Мы получали серьезные деньги — на уровне министра.
       Трудно передать свои ощущения, когда собственными руками нашиваешь на свою форму буквы: СССР. Тогда ведь еще не было современных трафаретов.
       У нас целый ритуал перед матчами был. Вставали в шесть утра. Гладили форму, чтобы стрелочки были. Ведь уровень сборной был выше уровня других команд. И с каким чувством мы выходили на поле! Только вперед! У нас страна за нами была — и все. Кроме каких-то спортивных принципов, мы всегда помнили о том, что пишут в газетах перед игрой: СССР лучше всех.
       — После последнего матча сборной России Виктор Онопко говорил, что некоторые игроки пели про себя старые слова гимна. Те, которые знали с детства. Вам не кажется, что многие люди вашего да и более молодого поколения не могут воспринимать новую Россию так же, как СССР? Можно сказать, что отсутствие национальной идеи в какой-то степени мешает реализоваться нашим футболистам?
       — Все зависит от того общества, в котором мы сейчас живем. Вы думаете, ребята-футболисты не чувствуют, что сегодня все расхватано? Многие понятия, та же дружба например, я уже не говорю о чувстве патриотизма, просто нивелировались. Сейчас главные законы: «выживает сильнейший» и «у кого больше денег, тот и заказывает музыку».
       — Скажите, в футболе чувство дружбы, общего братства тоже нивелировалось?
       — Немного. Но сила футбола в том, что он все равно объединяет. Все будет нормально, если в клубе есть преемственность поколений, поставлена работа, опытные ребята передают то, что было. В свое время каждый из нас помнил ветеранов-футболистов. Когда были маленькими, играли в них. Я обычно выбирал роль дяди Коли Осянина.
       Взять того же Пашу Буре. Ведь остались люди, которые его помнят и ценят. Некоторые думают, что к нему подойти сейчас страшно. Личность, миллионер. Но когда с ним общаешься, чувствуется, что у него остались нужный для следующего поколения игроков взгляд на мир, ценности тех поколений. Если он думает правильно, значит, передаст свои секреты новому поколению. Правда, кому Паша их передаст — американцам, что ли, — вот вопрос.
       — В «Спартаке» играли вы, Черенков, Родионов... Сейчас у чемпиона России таких футболистов нет. Получилось, что вам не удалось передать новому поколению игроков свое мастерство?
       — Это совсем другой вопрос. Вспомните, сколько раньше соревнований было для подрастающих футболистов — «Юность», «Надежда», «Переправа», «Кожаный мяч». Турнир Гранаткина вообще на уровне сборных проводился. Сейчас этого нет. Хотя детская лига вроде пытается что-то реанимировать.
       — Только в этом дело?
       — В основном — да. Нет улицы. Откуда все мы? Со двора. А сейчас посмотрите, на чем дети подъезжают к тренировочному манежу «Спартака». Родители, заплатившие за престижную футбольную школу, не пустят их в большой спорт. Раньше-то они сами на электричках ездили. А сейчас боятся. Время такое. Хорошо, пусть привозят детей. Но приезжающие родители такие крутые-заводные... Во дворах, посмотрите, почти не играют в футбол.
       Улицы нет — это беда. Большинство именитых футболистов были именно оттуда. Вторая беда — кто и где будет заниматься с детишками. У «Спартака» один манеж только работает. Слава богу, что хоть так. А у остальных — стоянки, рынки и тому подобное. У «Динамо» было три поля на «Речном вокзале» — два из них заасфальтировали. На самом «Динамо» рынок сделали. В ЦСКА — тоже рынок.
       — Но в «Динамо» и ЦСКА говорят, что для них это способ выжить — нужны деньги.
       — Нужны кому? Когда люди говорят о своем кармане — это одно. Просто надо другую работу ставить. Все уже это поняли. Тенденция сейчас такая пошла — деньги в детей вкладывать надо. Иначе ничего не будет. Поколение next должно прийти в футбол. Надо создавать спортинтернаты.
       Не надо будет искать нового Тчуйсе в Камеруне или Маркао в Бразилии. Эту лавочку надо закрывать. Уж если приглашать, то именитых футболистов, которые хоть что-то могли бы сделать. Ведь у нас море своих ребят. Среди них ходит масса нераскрытых Черенковых и Хадиятулиных.
       Я не могу понять, где защитники у нас, где нападающие. С 1988 года, если мы начнем сейчас вспоминать это время, у нас на одно место претендовали по два-три игрока! А ведь даже тогда говорили о нехватке футболистов. Потому что мы вспоминали предыдущее поколение. Когда конкуренция была по пять человек на позицию.
       — Значит, потенциал у России есть?
       — Невозможно представить, чтобы у стопятидесятимиллионого народа не было потенциала.
       — Почему же раньше, в СССР, успехи были весьма скромными по сравнению, например, с Германией и Италией, несмотря на относительную малочисленность населения этих стран?
       — Динамовцы Киева и Тбилиси завоевывали кубки. «Спартак» действительно, кроме яркой игры, ничего не показал. Есть такое мнение, что отношение ФИФА и УЕФА к СССР и России было и есть немного иное, чем к другим странам. Это не основная причина, но все же. Сейчас это особенно проявилось.
       Например, почему «Спартак» не может проявить себя в Лиге чемпионов? Потому что красно-белые там никому не нужны. Из-за этого «Спартак» иногда судят необъективно.
       Я допускаю, что в матче с «Баварией» спорные моменты не реализовались в пенальти именно поэтому. Пройди «Спартак» дальше — Лига чемпионов много потеряла бы на трансляциях и рекламе.
       — Вы серьезно считаете, что «Спартак» сильнее «Баварии»?
       — «Спартак» заслужил то, что он заслужил. Но в принципе он мог претендовать на большее. По силам, по составу. Просто мы там сейчас как бельмо на глазу — абсолютно не нужны. Вы посмотрите, ведь ни одна команда из старой Восточной Европы туда не прошла.
       — Два года назал киевское «Динамо» очень неплохо выступило в Лиге чемпионов.
       — Тогда там такая плеяда игроков собралась. Но все равно их далеко не пропустили. Они тоже в Лиге чемпионов никому не нужны. Из Восточной Европы в турнире сильнейших клубов нет представителей ни от Польши, хотя их сборная поднимается, ни от Венгрии, ни от Болгарии, ни от Румынии. Где сейчас «Стяуа»?
       А «Спартак» и «Динамо» как-то умудрились выскочить. В Еврокубках уже сложился своего рода клан. Вы же сами знаете, что футбол — огромный бизнес. Телевидение в пять—десять раз сделает денег больше на «Арсенале», чем на «Спартаке».
       — Вы говорите, что многое изменилось в нашем футболе. Скажите, а поменялись ли болельщики? Ведь на ваших глазах зарождался фанатизм...
       — Изменения среди болельщиков могут почувствовать те люди, которые с ними общаются. Сейчас, как правило, от них все закрываются. Раньше, наоборот, двери для болельщиков были открыты. Взять ту же спартаковскую базу в Тарасовке.
       Теперь там охрана. И я их понимаю: время сейчас такое.
       Но ведь раньше на наши тренировки приходили болельщики, мы общались с ними запросто.
       У меня море фотографий с фанатами. Есть фотография просто уникальная. Дедуля там такой, с линзами, как у телескопа, вообще ничего не видел, но его фанаты возили на игры. Старичок просто сидел на трибуне — все матчи. Постоянно переспрашивал: «А? Что? Гол? Кто забил?» Ему отвечали. Я этого деда никогда в жизни не забуду.
       — Несколько спартаковских болельщиков ездили в 1981 году в Грузию болеть за «Ливерпуль», например, когда «Динамо»-Тбилиси играло с ними в Еврокубке. Сейчас ситуация такая же, в Лиге чемпионов некоторые армейцы болели за «Баварию» и «Арсенал», проще говоря, против красно-белых. Похоже и со сборной. Раз Романцев «тащит своих» — не будем болеть за Россию...
       — Раньше такого не было. Даже при Лобановском, когда в сборной играли 90 процентов киевлян.
       Но я хочу сказать «спасибо» всем болельщикам. Я жил этими людьми. У меня в голове всегда были слова Бескова: «Мы играем для болельщиков. Что бы ни случилось, надо уважать их интересы». Народ придавал дополнительные эмоции. Даже фанаты другой команды — сама «чаша» заражала. Я не относился с неприязнью к фанатам другой команды, понимал их. Приезжаем, например, в Киев — полный стадион. Люди переживают за своих. Это не раздражает, а только раззадоривает, заводит.
       — А на футбол сегодня вы с каких позиций смотрите?
       — Все процессы, происходящие в этом виде спорта, я оцениваю в основном как руководитель Профессионального союза футболистов. Это общественная организация, созданная четыре года назад. Ее задача — защита прав и отстаивание интересов футболистов и тренеров.
       Ведь если считается, что у нас клубы профессиональные и есть Профессиональная футбольная лига, значит, должна быть организация, которая отстаивает интересы нанятой рабочей силы. В нашем случае под ней подразумеваются футболисты и тренеры. К сожалению, работать крайне трудно.
       — Вагиз, попытайтесь сказать хоть вкратце, какие же сложности здесь могут быть?
       — Нет закона о профессиональном спорте. Нет профессии футболист. Обидно, что в свое время президент «Ротора» Владимир Горюнов, бывший депутатом Госдумы, ни разу не пригласил нас в рабочую группу по законопроекту о профессиональном спорте. В результате ни мы не знаем, что о нас думает Дума, ни Дума не знает, что думать о нас.
       Проблема скрытых бюджетов клубов — еще одна сложность. К нам приходят ребята-футболисты и просят: «Помогите, не платят зарплату». Мы отвечаем: «Давайте поможем. Что у вас в контрактах?». Они говорят: «У нас в контракте сумма, оговоренная на словах, не указана».
       Сегодня договоры составляются для налоговых служб. В них указано, что зарплата игрока, к примеру 2000—3000 рублей, а реально он получает 10 тысяч долларов. Игроку эти 10 тысяч исправно и регулярно платят. Но вдруг возникает конфликт. К примеру, как в случае с Тишковым. Когда возникает инцидент, руководители клуба используют бумаги, где указана сумма 2000—3000 рублей.
       И я не вижу перспективы легализации контрактов и бюджетов клубов. Наша страна не готова к этому. Прежде всего экономика футбольных клубов не готова работать по правилам.
       — Фактически судьба многих игроков зависит от порядочности президента команды?
       — Не совсем. Смотрите: если я такой порядочный президент, то и распишу тебе все 10 тысяч долларов. А завтра придет налоговая полиция — и начнется...
       Но ведь клубы постоянно плачут: у нас денег нет. Если клуб начнет все делать по правилам, он не выживет. Хотя, с другой стороны, это лазейка для тех, кто кладет деньги в свой карман.
       — Вы верите, что футболом руководят лишь ненормальные или фанатики и на нем денег не сделаешь?
       — Прибыль не сделаешь. А отмыть деньги — нет вопросов. Я это допускаю. Прибыльное дело должно быть поставленным. Предположим, как в мини-футбольном клубе «Дина», в «Спартаке» — относительно, может быть, в «Локомотиве». Хотя никто не знает, на что потрачены заработанные, к примеру на Еврокубках, миллионы. Все знают, что футбол — вещь полукриминальная. Если не криминализированная вообще.
       Футбол — это деньги, это бизнес, и всегда кто-то хочет быть первым. Поэтому и договоренность клубов «не работать с арбитрами» не будет действенной. Ведь даже на уровне детских чемпионатов вопросы решают на уровне судей. Нужен результат любым способом.
       Тренеры не думают заниматься воспитанием детей, я уж не говорю о заботе об их моральном облике. Они озабочены тем, как бы «убить» ту или иную команду. Не думая о том, что ломают ребят, — дети в 12—14 лет все понимают, да и переживают по-другому.
       А в большом футболе вообще все на карту поставлено. Если покровители дали деньги — все, вперед. Уже сейчас разговоры пошли, что судьи халтурят. А к концу чемпионата борьба обострится — у кого будет шанс вылететь из лиги, начнут бороться за выживание всеми путями.
       — Ну а что, в союзные времена подобное не практиковалось?
       — Точно не знаю. Но тогда наверняка на уровне правительства что-то делали. А сейчас на руководящие структуры выходить не надо. Сегодня решают подобные вопросы начальники команд.
       Раньше надо было выйти на секретариат ЦК, звонить тому, этому, переживать: решит, не решит. Сейчас приходят, разговаривают, если арбитр не согласен, могут и голову отстрелить. Попробуй не согласись, недаром судьи на матчи со своими бандитами ездят.
       Анархия полная. Президенты, выгоняющие тренеров, иногда не выполняют никаких обязательств.
       Мой совет: подписал контракт — иди заверять его у нотариуса. Договорились на сто тысяч долларов в год — я пошел и это нотариально заверил. Тут уже никто не отвертится. Могу предоставить бумагу, помимо контракта, с реальными цифрами.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera