Сюжеты

ОПЕРАЦИЯ «ФОСГЕН»

Этот материал вышел в № 24 от 05 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

35-летний Александр Фокин — рядовой житель города Зеленограда, что в 40 км от Москвы. Впрочем, человек он не совсем обычный: то, что другие обычно пропускают мимо ушей, Александр Николаевич склонен принимать всерьез. К примеру, обращения...


       

  
       35-летний Александр Фокин — рядовой житель города Зеленограда, что в 40 км от Москвы. Впрочем, человек он не совсем обычный: то, что другие обычно пропускают мимо ушей, Александр Николаевич склонен принимать всерьез. К примеру, обращения правоохранительных органов к населению о предельной бдительности и необходимости информировать о найденном оружии, взрывчатых веществах и вообще предметах, наводящих на мысли о возможных терактах
       
       30 ноября прошлого года к Фокину пришел его приятель Вадим Павлов, тоже зеленоградец, и рассказал, что увидел на пустыре бывшего военного предприятия поблизости два газовых баллона с надписью «Фосген». То бишь ядовитый газ. Павлов, человек коммерческий, предложил Фокину один из баллонов спрятать, а другой продать на близлежащем Крюковском рынке.
       Фокин категорически отказался. Человек он изрядно выпивающий и по этому поводу состоящий на заметке у зеленоградской милиции. Поэтому Александр Николаевич не побежал сигнализировать о бесхозном фосгене в родное отделение, посчитав, что там вряд ли ему поверят, а скорее всего попросту заберут в вытрезвитель.
       Итак, Фокин позвонил в ФСБ, в круглосуточную их службу общения с рядовыми гражданами. Там он честно дал свой адрес, телефон и ФИО и сообщил координаты баллонов. После чего спокойно лег спать с чувством исполненного гражданского долга.
       Однако в 0.15 в квартиру Фокиных, где, кроме Александра Николаевича, проживает его 74-летняя мама Елена Дементьевна, инвалид второй группы, пожаловали трое господ из Зеленоградского управления по борьбе с оргпреступностью. Они пришли реагировать на звонок Фокина в ФСБ.
       Реакция эта сразу показалась Фокину неадекватной. Александра отвезли в милицию на допрос, который завершился только в четыре утра. Вопросы задавали странные: вроде бы это его фосген...
       Спустя несколько дней процедура повторилась — вечером, около восьми, к Фокиным прикатила уже целая бригада из РУБОПа. И добровольного помощника ФСБ опять забрали для дачи показаний. Удивлению Фокина не было конца, но ему доходчиво пояснили: из-за того звонка в ФСБ у зеленоградской милиции теперь большие неприятности. И она, зеленоградская милиция, очень недовольна поведением Фокина и постарается ему отомстить...
       21 декабря, спустя три недели после звонка и регулярных вызовов на допросы, Фокину предъявили статью 207-ю УК (значительное нарушение интересов государства, выразившееся в ложном телефонном звонке), возбудили уголовное дело
       № 189347 и велели готовиться к суду!
       Фокин был взбешен. Кричал. Топал ногами. Наверное, наговорил лишнего о своем понимании гражданского долга. Результат? Его снова допросили и теперь уже сфотографировали, как положено: по-тюремному, в фас и в профиль. И велели ехать с ними обратно домой — теперь уже для обыска.
       Проходил он вопиюще. Александра с мамой на некоторое время вывели из квартиры, а когда позвали, оказалось, что за бельевым шкафом милиционеры уже обнаружили взрывное устройство, закамуфлированное в старую куклу-клоуна. Один из оперативников не мудрствуя лукаво сунул клоуна в руки Елене Дементьевне: мол, смотрите, какая тяжелая игрушка... После чего сделал комментарий для коллег: «Вот нам и отпечатки...»
       Завершив обыск, милиционеры увели Фокина с собой. Старший группы капитан милиции Михаил Лебедев, пока они с Александром спускались в лифте вдогонку, избил его хорошенько, приговаривая: «Твоя игрушка! Понял, гаденыш?»
       Но Фокин все отрицал, и поэтому в ОУВД по г. Зеленограду избиения продолжились. Лебедев требовал одного — самооговора. Что найденное за шкафом — а это оказалась тротиловая шашка весом 105 граммов внутри куклы — его, Фокина, вещица... Именно так зеленоградские правоохранители к ст. 207 «благополучно» присовокупили ст. 222, ч.1 УК — хранение оружия и взрывчатых веществ.
       Фокина отвезли в изолятор временного содержания, несмотря на то, что он категорически отрицал какую-либо свою вину. Впрочем, сутки спустя, после официального обращения Елены Дементьевны в прокуратуру, Александра Николаевича выпустили на свободу, но под подписку о невыезде — как обвиняемого, ожидающего окончания следствия (следователь Юрий Лысенко) и суда.
       Хоть и непутевая, но жизнь продолжалась. И Фокин попал в больницу — это обострились последствия милицейских избиений, кстати, зафиксированных официальным образом. Что, как выяснилось, сильно задело зеленоградских правоохранителей и подстегнуло к активной работе.
       Следователь Лысенко назначил Фокину амбулаторную, без госпитализации, судебно-психиатрическую экспертизу в Институте судмедэкспертизы им. Сербского. Это был точно выверенный шаг, направленный на признание Фокина невменяемым, что бывает крайне выгодно следствию всякий раз в том случае, если за милицейскими сотрудниками тянется неприятный шлейф применения ими недозволенных методов по отношению к подозреваемым.
       Однако состоявшаяся 13 февраля экспертиза не дала никаких результатов. И тогда следователь, уже не скрывая своих намерений, стал самым жестким образом настаивать на стационарной судмедэкспертизе, откровенно подводя к тому, чтобы «сделать» Фокина невменяемым.
       Стоит объяснить суть процесса: а собственно, к чему этакая настырность в признании фокинского сумасшествия? Милиция решила доказать, что в Зеленограде все спокойно, бесхозных баллонов с фосгеном близ военного завода быть просто не может, а значит, тот, кто их увидел и просигналил о беспорядке, да еще поверх голов местной милиции, — тот просто псих, ему лечиться надо, а не гулять по улицам.
       Такой подход многофункционален и универсален — он позволяет и себя обелить, и гражданина прищучить по полной программе, чтобы более никому неповадно было трезвонить в ФСБ. Дело в том, что по ныне действующему законодательству человек, признанный невменяемым, может быть осужден и без его присутствия на судебном заседании. Никакого Фокина, сопротивляющегося и не признающего вину, не потребуется...
       Что касается жизненных перспектив Фокина при двух предъявленных ему статьях УК — так это принудительное лечение в спецпсихбольнице закрытого типа, срок пребывания в которой, как правило, не ограничен, — сколько потребует лечение, столько и будет, на усмотрение врачей.
       Но и на этом антитеррористическая эпопея не завершилась. Страдания добровольного помощника правоохранительных органов России продолжаются и приобрели характер мучительного бега по замкнутому кругу. Следователь Лысенко, что ни допрос, угрожает Фокину заключением под стражу. Причина ужесточения такова: Фокину выдали на руки направление для прохождения стационарной экспертизы в Институте им. Сербского, но, как оказалось, чтобы попасть туда не из тюрьмы, а с воли, требуется пройти полную диспансеризацию в районной поликлинике и иметь заключения всех врачей-специалистов о том, что ты терапевтически более или менее здоров.
       Однако Фокин как на грех подхватил в феврале воспаление легких, а значит, тяжелейшим образом кашляет и худеет на глазах, как туберкулезник. По этой причине в Институт им. Сербского его на экспертизу не берут, требуя вылечиться, а в районной поликлинике не дают заключения о диспансеризации, настаивая, чтобы тот сначала лег в больницу по поводу воспаления легких... Но в обычной городской больнице, в свою очередь, его тоже «отпихивают» — на том основании, что медицинские документы Фокина уже отправлены следователем в Сербского, а паспорт — у следователя... Ну а в Сербского — потому что невылеченное воспаление...
       К началу апреля следователю Лысенко эта сказка про белого бычка тоже порядком надоела, и он только что дал Фокину неделю на то, чтобы — кровь из носу! — тот вылечился от воспаления легких домашними методами и предстал перед психиатрами Института им. Сербского... За неделю же, понятно, воспаление легких никак не одолеть...
       Что сделал Фокин? Он катастрофически запил. Нашел единственный способ убежать от неразрешимых проблем, перед которыми его поставило родное государство, которому он так стремился помочь, поверив, что борьба с терроризмом у нас всамделишная...
       Вся эта история смотрелась бы комично, если бы она была художественным вымыслом. Увы, это быль. Фокин сейчас — на грани тюрьмы и большой беды. Вместо почета и ласки. Ведь живи он в другом государстве, при аналогичных же обстоятельствах ему обязательно дали бы грамоту или ценный подарок за сотрудничество во имя спокойствия населения, о нем писали бы в газетах и снимали телерепортажи. Но у нас — страна наоборот. Выполнил просьбу государства быть предельно бдительным — получи, фашист, гранату.
       А теперь о главном. Где же, собственно, фосген? А вот этого никто не знает. Может, милиция все-таки куда-то убрала. Может, народ унес, куда хотел, о чем, собственно, и предупреждал ФСБ Фокин. Не до фосгена у нас.
       Напоследок полезные советы от адвоката столичной юридической консультации
       № 6 Московской городской коллегии адвокатов Валентины Ефремовой, защищающей интересы Александра Фокина: «Если вы что-либо подобное нашли — оружие, взрывчатые вещества, пакеты, лучше уходите, будто ничего не видели... Подумайте о последствиях для вас».
       — А как вы лично поступили бы, окажись на месте Фокина?
       — Никуда бы не звонила.
       Как человеку защитить себя? Как доказать собственную конституционную презумпцию? Да и кому?! Именно тем, кто силою данной ему власти презирает ее, твою презумпцию, нагличая в твоем доме?
       Вопросы не риторические. Трагедия нынешней путинской России в кромешной лжи, опутывающей граждан со всех сторон. И как итог — в том, что процесс самозащиты с применением законов стал в подобных условиях совершенно бессмысленным делом. Распущенность милиции, ФСБ, прокуратуры, суда и следствия скатилась к абсолютной анархии. Им больше не требуется никаких объективных доказательств — прямо на твоих глазах тебе подкладывают компрометирующие вещицы и объявляют, что ты обязан покориться воле самосвала, прущего навстречу...
       Сейчас все обсуждают тему «Россия без НТВ?», заданную в минувший вторник Евгением Киселевым. Мол, что это такое?.. Россия без НТВ — это Россия с Путиным. То есть с главным лицемером всея Руси. Это он строит свою политику на вседозволенности правоохранительной системы. Под ладно скроенные фразки о приоритете закона. Нет никакой борьбы с преступностью — есть борьба с инакомыслием. От НТВ до гражданина Фокина.
       И зачем все это власти? В воспитательных целях. Граждане должны не высовываться, быть незаметными и незамеченными, должны успеть склонить голову перед сильным, а еще лучше — проворно дать ему на лапу, пока он тебя не сожрал. Это и есть страна, где правит закомплексованный полкаш, не сумевший дотянуться до генерала.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera