Сюжеты

КОМИССАР В НЕПЫЛЬНОМ ШЛЕМЕ

Этот материал вышел в № 25 от 09 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Портрет военного комиссара Московской области генерала Семакина на фоне солдатских смертей В январе 1996 года в Ханкалу в 205-ю мотострелковую бригаду прибыло молодое пополнение. Среди 18—19-летних солдат оказался и 25-летний рядовой...


Портрет военного комиссара Московской области генерала Семакина на фоне солдатских смертей
       

  
       В январе 1996 года в Ханкалу в 205-ю мотострелковую бригаду прибыло молодое пополнение. Среди 18—19-летних солдат оказался и 25-летний рядовой срочной службы Володя Гришкин. Он до службы дважды «мотал срок» за наркотики и за грабеж.
       Я, как офицер управления 205-й мотострелковой бригады, хотел отправить дважды судимого солдата из Чечни — такие возможности у меня были. Но Володя рассказал мне о себе. Жил с бабушкой, она умерла, пока он отбывал свой последний срок. На работу устроиться в Приморском крае непросто, а судимому — тем более. «Дайте мне, товарищ майор, возможность в Чечне послужить, я вернусь домой уважаемым человеком, меня тогда везде на работу возьмут. Не отправляйте, не ломайте до конца мне жизнь».
       В начале марта того же года колонна автомашин попала под обстрел в самом Грозном. Рядовой Гришкин был тяжело ранен, но отстреливался, давая остальным возможность отойти. Он потерял много крови, прежде чем его доставили в Ханкалу. Перед операцией я держал его за руку и не слышал, чтобы он застонал от боли. И даже глаза его не повлажнели.
       Володя Гришкин умер на операционном столе. А мы потом долго выясняли, кому отправлять его останки...
       
       Военный комиссар Московской области генерал-майор Семакин все тридцать с лишним лет своей военной службы — от лейтенанта до генерала — прослужил в Москве. В «горячие точки» никогда не выезжал.
       Из уголовного дела генерала Семакина, возбужденного по ч. 3 статьи 285 УК РФ (злоупотребление служебным положением):
       «...Генерал-майор Семакин получил беспроцентную ссуду в размере 40 миллионов неденоминированных рублей для строительства дачного дома. При этом в кредитном деле Семакина А. С. имеется копия подложного удостоверения на его имя о том, что он является участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС (указанное удостоверение давало право на получение беспроцентной ссуды). Генерал-майор Семакин получение кредита подтверждает, а по поводу существования поддельного удостоверения заявляет, что не знал и задач по его оформлению не ставил. Оформлением документов на получение кредита якобы занимались его подчиненные. Поскольку Семакин А. С. ликвидатором последствий аварии на Чернобыльской АЭС не является, в ходе следствия по делу он добровольно (спустя шесть лет! — В. И.) внес 8910 рублей 73 копейки в качестве пятипроцентной ставки по полученной ссуде...
       В период с 1991 по 1996 год Семакин А. С. в войсковой части № 55338 получил пять удостоверений личности офицера, по двум из которых он получил кредиты».
       Кстати, за незаконное использование подложных документов журналиста Андрея Бабицкого засудили. Но военный комиссар Московской области — не корреспондент радио «Свобода». Генерал Семакин — «владелец» 47 городских и районных военкоматов, поэтому одни и те же законы для него и для нормальных людей читаются прокурорами по-разному.
       
       Среди молодых солдат, прибывших в Чечню в декабре 1995 года, был очень худенький долговязый 18-летний солдатик Аркадий Кляшторный.
       Несмотря на то, что Аркаша внешне выглядел хилым, воли и мужества ему было не занимать. Он не пропускал в составе бронегруппы ни одного рейда по сопровождению колонн в самые опасные и труднодоступные горные места и через полгода был уже одним из самых надежных бойцов.
       Как-то в июле 1996 года для выполнения боевой задачи в Грозном мне выделили бронегруппу. Среди бойцов был и Аркадий.
       Мы подъехали к зданию местной администрации. Я пошел по делам, а когда вернулся, увидел, что мои бойцы, в том числе и Аркадий Кляшторный, продают каким-то жителям Чечни автомобильное масло. Аркаша испуганно и растерянно смотрел на меня, сжимая в руке несчастную сотню рублей. Хоть убейте, у меня к этим бедным мальчишкам одно чувство — жалость, но я напускаю на себя гнев, кричу и обещаю по возвращении сообщить обо всем командиру роты.
       Аркадий поднимает свою штанину и показывает мне абсолютно разбитые, дырявые ботиночки, перемотанные, чтобы хоть как-то держались, веревками и изолентой. Обратно едем молча. В Ханкале встречает бронегруппу ротный. Спрашивает у меня: «Ну как мои бойцы?» Я говорю: «Молодцы, надежные ребята, только камуфляж бы им поновее и обувь».
       А ротный мне: «Да откуда же мне взять поновее? Легче боевиков пробить, чем наших тыловых крыс».
       Потом, когда ротный ушел, Аркадий сказал: «Спасибо, товарищ майор».
       — За что спасибо, разгильдяй? Сказал мне, я бы тебе ботинки на вещевом складе достал.
       — Да вам бы, товарищ майор, прапора сказали, что с удовольствием, но закончились. А мне за деньги найдут.
       Через неделю, в начале августа, 1-й батальон 205-й бригады с боем прорвался к Дому правительства. Во время прорыва в рядового Аркадия Кляшторного попала минометная мина. От него почти ничего не осталось.
       Я весь август провел с разведбатом 205-й бригады в другом районе Грозного — на Старых Промыслах. Не знаю, что отправили в гробу Аркашиной маме и успел ли мальчишка, ровесник моего ребенка, купить себе у прапоров новые ботиночки...
       
       Из материалов уголовного дела военного комиссара Московской области генерал-майора Семакина (следствие проводилось с мая по декабрь 2000 г.):
       «Установлено: генерал-майор Семакин А. С. в ходе следствия подтвердил доход семьи:
       его денежное довольствие в размере 5 тысяч рублей в месяц;
       жена, Семакина Т. С., в течение 15 лет не работает, является домохозяйкой.
       Жена подтвердила следующий доход семьи: муж в 1993 г. получил ссуду в банке на 10 лет в размере 20 тысяч $. Указанные деньги отданы в долг под проценты, в результате получили 30 тысяч $; в 1995 году продали новый автомобиль «Волга» за 7,5 тыс. $; продали гараж на Каширском шоссе за 5 тысяч $; заняли у дочери и зятя 7 тысяч $ (дочь Семакина на момент следствия являлась курсантом военного университета, зять — офицер); взяли в долг у друзей семьи 35 тысяч $; в мае 1999 года жена Семакина взяла ссуду во Внешэкономбанке в сумме 40 тысяч $.
       Оплату счетов за ремонт квартиры и покупку кухонной мебели производил генеральный директор ЗАО «Корпорация «Вектор» Следнев А. А. Со слов жены генерал-майора Семакина А. С., она сама передала Следневу деньги в сумме 27,5 тыс. $ на ремонт квартиры.
       (Однако сам Следнев в объяснительной утверждает, что он вынужден был вкладывать свои деньги в ремонт квартиры Семакина, чтобы корпорация «Вектор» получила право на ремонт Московского областного военкомата. — В.И.)
       По материалам дела проходит наличие у тещи генерал-майора Семакина А. С. квартиры в городе Москве. Жена Семакина объясняет получение этой квартиры в подарок, в знак благодарности за соседскую взаимопомощь от граждан, убывших на постоянное место жительства в США. В этой квартире никто не прописан, теща Семакина прописана и проживает в городе Рязани».
       Смешные объяснения о происхождении денежных сумм на десятки тысяч долларов, использование подложного документа, незаконно полученные пять удостоверений личности офицера и в результате... прекращение Московской военной прокуратурой дела на генерала Семакина за отсутствием состава преступления.
       Странно то, что прокуратура даже не удосужилась направить в адрес командующего войсками Московского военного округа свое решение по генералу Семакину. Только после запроса командующего генерал-полковника Игоря Пузанова московский городской военный прокурор представил всю изложенную здесь информацию для сведения руководства Московского военного округа.
       И командующий войсками МВО генерал-полковник Игорь Евгеньевич Пузанов, кстати, 3,5 года прослуживший в Афганистане командиром полка, и начальник штаба округа генерал-полковник Николай Егорович Макаров, 13 лет отслуживший в самых тяжелых местах Забайкалья, в один голос говорили мне и о своей вине в том, что военный комиссар Семакин продолжает носить генеральские погоны и оставаться в должности.
       А что же сам Александр Семенович Семакин? Казалось, он должен был прийти к командующему, покаяться и предложить свои услуги родине в любой самой тяжелой точке России. Так бы поступил каждый, для кого носить офицерские погоны — это честь.
       Семакин срочно ушел в отпуск. А в начале марта, сразу после отпуска, перешел в наступление.
       6 марта этого года генерал-майора Семакина вызвали на военный совет округа. В этот день с утра генерал Семакин отправляет председателя призывной медицинской комиссии полковника Берга в медицинский центр раздобыть ему справку о болезни. Фиктивную справку полковник Берг по приказу генерала Семакина достал. Семакин о своей болезни командованию округа не доложил, на военный совет не явился.
       С десяти утра до семи вечера военный совет Московского военного округа, который должен был заслушать генерала Семакина и выйти на руководство Министерства обороны и на президента России как верховного главнокомандующего с предложением о его судьбе (в компетенции президента России — назначать и снимать с генеральских должностей), искал военного комиссара Московской области. Наконец с большим трудом, с помощью специально организованных поисковых групп нашли.
       Генерал Семакин явился на беседу к командующему и на военный совет с тайно включенным диктофоном. На военном совете Семакин провоцировал командующего и других офицеров, вызывая их на грубость. Несколько раз Семакину это удалось.
       Стенограмму этой беседы, предусмотрительно вытравив из нее все негативные для себя моменты, генерал Семакин отправил президенту России и лично принес в «Новую газету» с просьбой защитить его.
       Пришлось проводить журналистское расследование.
       А вывод мой таков: не генерала Семакина надо защищать, а от него — наши Вооруженные силы, 47 военных комиссариатов Московской области и тысячи подмосковных призывников.
       В эти дни из Чечни выходят последние подразделения и части Московского военного округа. Более 50 тысяч солдат, офицеров и генералов округа прошли через эту войну. Среди них были и офицеры военных комиссариатов Московской области. Более 600 военнослужащих округа погибли в период второй чеченской кампании, а вместе с первой — почти полторы тысячи человек.
       Все это прошло мимо генерала Семакина. В нашей беседе он сказал, что такие, как он, нужны здесь, то есть в Москве, а в Афганистан и Чечню отправляли не лучших.
       Я отказываю генералу Семакину в праве на мою защиту.
       Но он обратился и к президенту. Может быть, президенту России такие генералы нужны?
       

       майор запаса, участник афганской и чеченской трагедий

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera