Сюжеты

НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК

Этот материал вышел в № 27 от 15 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Начальник отдела ФСБ возглавил знаменитую банду В прошлых номерах я писал о банде Лазовского, ее опекал майор ФСБ. Сегодня мой рассказ об ОПГ, где паханом — уже полковник из той же службы. Это о Кушникове Игоре Леонидовиче, он этого...


Начальник отдела ФСБ возглавил знаменитую банду
       
       В прошлых номерах я писал о банде Лазовского, ее опекал майор ФСБ. Сегодня мой рассказ об ОПГ, где паханом — уже полковник из той же службы. Это о Кушникове Игоре Леонидовиче, он этого заслуживает – прошел боевой путь от начальника информационно-аналитического отдела ФСБ РФ до пахана гольяновской ОПГ. Ровно два года в военном суде Московского гарнизона идет процесс по делу бравого полковника и его боевиков – их обвиняют в убийствах и бандитизме.
       
       Недели две назад мне просто повезло – пришел на Арбат, где напротив гадалок, торговцев и живописцев располагается уцелевшее в коммерческих схватках за драгоценную арбатскую недвижимость здание военного суда, и аккурат угодил на заседание, которое мне любопытно. Везение мое в том, что за два года процесс над гольяновской братвой прерывался несчетно, перерывы в заседаниях длились и неделями, и месяцами.
       Тот день был неинтересен, два свидетеля что-то мямлили, председательствующего переспрашивали и изображали непонимание. Как потом мне объяснили, картина привычная, повторяющаяся едва ли не каждый раз.
       Зато насмотрелся на обвиняемых и дважды их пересчитал — их было шестеро вместо семи, названных обвинением. Итак, представляю: Игорь Кушников, Сергей Бурий, Александр Сонис, Дмитрий Мигин, Руслан Богачев и Игорь Ивановский. Эта перекличка неслучайна: о процессе за столь долгое время написана уйма статей, но из обвиняемых упоминают только двоих — Кушникова и Сониса. Остальных как бы не видят, а зря — чуть позже я их представлю, равно как и тех, которых в судейской клетке нет.
       Игорь Леонидович Кушников — фигура приметная, в обвинительном заключении сначала шел вторым номером, а теперь вот даже первым. Потому что лидером следователи называли Максима Шенкова, а он возьми да и выйди из строя — признан невменяемым, а потому неподсудным.
       Кушников — человек обидчивый, часто дуется то на обвинителя, то на судью –не так спросили. В чем-то я его понимаю: «контора» полковника пыталась было спасать, да сплоховала и махнула рукой, с тех пор пиши не пиши — не слышат.
       Чтобы этих обид не было, пусть о Кушникове говорит обвинительное заключение, мои коллеги его не цитировали — или не раздобыли, или скучно было читать. Так вот: «Кушников И.Л., занимая различные должности в органах Федеральной службы безопасности РФ, имея воинские звания последовательно — подполковник и полковник, являясь должностным лицом и располагая представляемыми в связи со службой специальными полномочиями… имея доступ к оперативным сведениям об организованной преступности и контролируемыми ею предприятиями, используя свое служебное положение, совместно с Шенковым М.Н. и его братом Шенковым И.Н. в 1992 году в Восточном административном округе создал устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан и организации, руководили такой группой и участвовали в совершаемых ею нападениях». (Так в тексте, я его не правил. — Г. Р.)
       Добавлю, что наш полковник в ФСБ был просто любимчиком — у него не счесть премий, благодарностей, почетных грамот, немало государственных наград, он кандидат наук в области социологии и обладатель звания «Ветеран военной службы».
       Став бандитским начальником, полковник ФСБ не сплоховал — братву объединил в легальное частное охранное предприятие «Беркут-1» и вооружил сполна. В арсенале — пистолеты TAURUS RT, ТТ, ПМ, МЦ-1,5, пистолеты-пулеметы «Агран-2000», автоматы АК, АКМ, АКМС, ручные пулеметы РПК, реактивные противотанковые гранатометы РПГ-26И, гранаты всех типов, взрывные устройства различной мощности. О такой ерунде, как патроны, я уже не говорю, — горы. Сколько всего оружия поднакопил полковник, следователи пытались было считать, но сбились, говорят мне просто: «Армейский полк можно было вооружить запросто». И куда оно теперь делось, тоже не знают,&127;загадка.
       Теперь вопрос: против кого собирался воевать полковник со своей братвой?
   
       Накануне схватки
       Сразу перейду к сути: в Восточном округе Москвы с начала 90-х годов открылся универсальный спортивно-зрелищный комплекс (УСЗК) «Измайлово». Чего там только не было — ресторан, диско-клуб, зал игровых автоматов, автосалон и мебельный магазин. Любимое место для деловых встреч и кайфа появившихся тогда первых новых русских. Состоятельные бандиты захаживали тоже, разборки и «стрелки» в такой благодати считались дурным тоном.
       Всей этой роскошью владел 35-летний Максим Шенков, в криминальных кругах известный как Макс Гольяновский. Он бывший десантник, серебряный призер Европы по карате, мастер спорта международного класса по дзюдо и вдобавок член Российского союза промышленников и предпринимателей. А следствие упрямо твердит, что столь почтенный господин — лидер гольяновской ОПГ, отколовшейся от измайловской. Равно как и его родной брат Илья, тоже мастер спорта по дзюдо.
       
       Дзюдо со стрельбой
       Весь казус был в том, что юридически принадлежность роскошного комплекса вкупе с Измайловским рынком оформлена не была: на владения Макса Гольяновского покушалась Российская государственная академия физкультуры, располагавшаяся рядышком.
       Порохом запахло тогда, когда в 1993 году в академии появился человек, крутой нравом и умница, — помощник ректора профессор Александр Блеер. Мастер спорта по вольной борьбе, он сразу же вышел на помост для поединка с братьями Шенковыми. Студенты академии по команде своего профессора лихо разгромили бесчисленные торговые точки, торговцы дрогнули и стали платить академии дань.
       А к гольяновским пришел уже знакомый нам Кушников, полковник из самой ФСБ.
       Кто кого?
       Летом 1997 года братва Шенковых зверски изувечила двух помощников Блеера, а вскоре случилось и более страшное: были убиты проректор академии физкультуры по строительству Михаил Бодин и начальник территориального объединения землепользования Восточного округа Антонина Лукина.
       Кто виноват — «академики» или гольяновские?
       Шенковых, как мы уже знаем, крышует полковник Кушников, а у Блеера — поддержка МВД: этот хитрюга уже создал фонд, в число учредителей которого пригласил Фонд поддержки ветеранов правоохранительных органов и ассоциацию «Щит и меч».
       И вот вам результат: в том же 1997 году первый заместитель министра внутренних дел РФ Владимир Колесников издает приказ, в котором задача поставлена четко: прихлопнуть эту чертову гольяновскую группировку, от которой уже житья никому нет.
       
       Полковник ФСБ против генерала ГРУ
       Итак, мы уже знаем, что с 1992 года полковник Кушников успешно совмещает службу в ФСБ с сугубо бандитской. Обвинительное заключение говорит об этом так: «В период с 1992 по 1998 год Кушников, Шенков М.Н. и Шенков И.Н. сформировали личный состав банды… в количестве не менее 10 человек, которые сознательно, по доброй воле вступили в нее, по заданию Кушникова и Шенковых активно участвовали в планировании и совершении нападений, осуществляемых бандой».
       Чтобы больше не повторяться, поделюсь с читателем своими недоумениями, которые не развеяли и следователи: что же это за служба была у Кушникова в ФСБ, что за безглазое начальство им руководило, если полковник едва не каждый день ездил с Лубянки к черту на кулички, шлялся по бандитским квартирам, формировал из братков «личный состав», добывал стволы и к тому же планировал абсолютно все уголовные занятия своих новых подчиненных.
       Вот одно из них, больно уж примечательное. Перескажу вкратце показания обвиняемого по делу Руслана Богачева, они наиболее толковы. Как-то весной 1993 года Максим Шенков рассказал ему о человеке богатом и со связями — Вадиме Каненгисере. Тот владел магазином золотых часов на Кутузовском проспекте и других престижных местах и с гольяновской братвой делиться никак не желал. Жмота Вадима Шенковы называли «золотым мальчиком». Шенков к нему подъехал культурно, попросил сущую малость — полмиллиона долларов, а в ответ услышал россказни про какого-то генерала то ли из ФСБ, то ли из ГРУ. Тут же примчался Кушников, вручил Богачеву сканер с диктофоном и велел записывать все разговоры упрямого «мальчика». С задачей Богачев справился, Шенков тут же этому Вадиму позвонил, сказал пару страшных слов («Взорвем твою лавку, понял?), и тот спекся. Богачев мигом помчался на Кутузовский и получил от «золотого мальчика» 300 тысяч долларов. Кушников тут же завелся: «А миллион пусть перечислит на наши счета!». В августе 1993-го тот же Вадим передал еще одному нынешнему обвиняемому — Дмитрию Мигину — еще полмиллиона долларов. И тут же получил еще одно требование: передавать людям Шенкова 25 тысяч долларов ежемесячно. Умница полковник — вон какую массированную атаку на упрямца придумал, и все в цвет!
       Тут полковник и прокололся малость — Каненгисер через своего человека познакомился с генерал-майором ГРУ Вагановым Владимиром Георгиевичем, тот мигом проникся и обещал помочь. Когда Макс Шенков и его кореш Александр Сонис (Малыш) приехали за очередной данью к «золотому мальчику» в его офис на Малой Грузинской, туда внезапно вошли элегантные молодые люди и представились хозяину офицерами ГРУ. Макс и Малыш едва унесли ноги.
       Через день братья Шенковы ворвались к взбунтовавшемуся торговцу на квартиру, скрутили ему руки, дали как следует по башке и поволокли в джип. Несчастный пришел в себя на какой-то квартире, где покорно выслушал вердикт: за 2 года частями отдать 6 миллионов долларов. Вдобавок его заставили позвонить генералу Ваганову и послать его подальше.
       Деньги, которые Кушников с Шенковыми требовали, «золотой мальчик» отдал сполна и потом жил спокойно. Понял, бедняга, что значит связываться с полковником ФСБ — никакое ГРУ не поможет.
       Если кто-то считает, что прикоснулся к истории немыслимой, скажу лишь, что нас ждут ситуации куда более невероятные, я их приберег. Ну, например, почему вышел на свободу Игорь Вугин, предприниматель и миллионер, которого следствие считало авторитетом гольяновской ОПГ и продержало в СИЗО год и восемь месяцев? Каким образом сбежал Илья Шенков, упросивший конвой по дороге на Петровку заехать в ночной клуб? И наконец, какие ужасы рассказывали следователям обвиняемые и свидетели об уже бывшем первом заместителе начальника ГУВД генерале Купцове? И сколько вообще людской крови пролили гольяновские бандиты под водительством полковника ФСБ?
       В суде сейчас перерыв едва ли не до конца апреля — подождем.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera