Сюжеты

НЕ БЕРЕТ ТОЛЬКО РЫБА

Этот материал вышел в № 27 от 15 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Коррупция по-польски Коррупция, в особенности взяточничество как ее наиболее органичная разновидность, «достала» польское общество. Придуманная острословами и вынесенная в заголовок данной публикации идиома стала обязательной частью...


Коррупция по-польски
       

   
       Коррупция, в особенности взяточничество как ее наиболее органичная разновидность, «достала» польское общество. Придуманная острословами и вынесенная в заголовок данной публикации идиома стала обязательной частью репертуара местных анекдотчиков, гуляет по страницам газет и журналов. Все берут и все дают. Так считает рядовой поляк. Это подтверждают и данные исследования на тему коррупции, проведенного варшавским Центром по изучению общественного мнения. 93% опрошенных считают, что коррупция является большой проблемой для Польши. По мнению 70% респондентов, многие чиновники высокого ранга извлекают пользу от исполнения своих публичных функций. И только 1% (!) опрошенных верит в кристальную честность высших представителей чиновного люда. Классический вариант коррупции по-польски связан с использованием депутатского мандата. Криминальная история с бывшим парламентарием Мареком Коласинским в этом плане весьма красноречива.
       
       ЗА ДЕНЬ ДО ДЕПУТАТСКОГО ДЕМБЕЛЯ
       17 октября минувшего года депутат Коласинский бежал из страны. Задержать на границе человека с дипломатическим паспортом никто не имел права. Действовал иммунитет. Последний день.
       Первыми подняли шум вокруг нечистого на руку депутата юристы сейма. Они потребовали от Коласинского возврата в парламентскую кассу 253 тысяч злотых, которые он незаконно получил как профессиональный законодатель, скрыв на момент представления декларации о доходах факт владения шестью фирмами.
       Потом стали всплывать все новые и новые бизнес-фокусы депутата Коласинского. Речь шла о миллионных суммах. Сговорившись с бывшим председателем одного из филиалов Польского сберегательного банка, депутат получил несколько кредитов для своих фирм на сумму 6 млн злотых. Он не погнушался пойти на сотрудничество с одним из лидеров хорошо известной в Польше прушкувской (г. Прушкув — небольшой городок неподалеку от Варшавы) мафии Е. Баранским по кличке Баранина. Третьим в этой компании, по некоторым сведениям, был бывший министр спорта Я. Дембский, убитый позже, как подозревают следственные органы, по заказу Баранины. Три эти джентльмена активно отмывали ворованные и награбленные деньги. Действовали они от имени некоего фонда помощи молодежи в г. Люблин и на основании фальшивых документов выманили кредитов на сумму 130 млн злотых.
       Депутат Коласинский умел делать большие деньги буквально из воздуха. Этот высший пилотаж депутатского шулерства раскрыли функционеры Центрального следственного бюро. На погранпереходе Жепин они задержали двух таможенников, которые выдали принадлежавшей М. Коласинскому фирме 1500 фальшивых фактур на якобы вывозимые из Польши сигареты. На самом деле сигареты оставались в стране, а по фальшивым фактурам кудесник от бизнеса получил миллионы злотых от возвращенного НДС.
       На депутата был объявлен международный розыск. И вот на днях беглец отыскался в соседней Словакии. Задержала его словацкая полиция. Взяли его прямо на выходе из костела в окрестностях города Мартин. Коласинский предстал перед полицией… в сутане. Местным прихожанам он представлялся как лицо, имеющее прочные связи с Ватиканом и монополию на продажу вина, используемого для обеден.
       Иностранное слово «коррупция», как известно, в переводе с английского означает «порча, развращенность». Больше всего развращает большая власть. И большие деньги. Два эти понятия тесно переплетаются между собой. Чтобы заиметь большие деньги, необязательно иметь капитал или быть непосредственным участником большой политики. Достаточно быть рядом с ней. И тогда открываются прекрасные возможности получить хлебную должность. В Польше таких должностей предостаточно: различные государственные агентства, фонды, принадлежащие государственной казне акционерные общества. Особенно обильные всходы пустили различного рода синекуры при прежнем правительстве, возглавляемом Е. Бузеком. Свидетельство тому — недавно вспыхнувший
       
       СКАНДАЛ ВОКРУГ «ПОЛЬСКОЙ МЕДИ»
       Так называется акционерное общество, занимающееся добычей и переработкой ценного цветного металла. Три года фирмой размашисто управляла команда из «партии ТКМ». Нет, такой партии не существует в природе. Само название из известного всем полякам анекдота на русский в газете не переводится.
       Так вот, ТКМовское правление «Польской меди» умудрилось потенциально прибыльное предприятие сделать убыточным. Личностью председателя правления Мариана Кшеминского занялась прокуратура. Вопросов к Кшеминскому много. В первую очередь это злоупотребления, связанные с арендой для него виллы в городке Лесная Подкова. 1260 тыс. злотых выдала «Польская медь» на создание уюта для своего руководителя! Параллельно на свет божий всплыли счета на десятки тысяч злотых в месяц за проживание в варшавских отелях «Шератон» и «Хилтон». Плюс к стоимости гостиниц — «длинные» счета за питание, алкогольные напитки.
       Но коронным номером «команды ТКМ» стали оплаты так называемых консалтинговых услуг. За состоящую из 16 страниц консалтинговую разработку, в большей части переписанную из различных книг, одна из фирм получила 200 000 долларов США. Таким образом, как подсчитали польские журналисты, одна страница вылилась в сумму 52 тысячи злотых, а строчка – почти 2 тысячи злотых, т.е. выше польской среднемесячной зарплаты!
       Кстати, предыдущий польский рекорд за оплату услуг консалтинговым фирмам также принадлежал руководству «Польской меди». Оно заплатило 100 000 тысяч злотых за три страницы текста консультантам из Варшавы, т.е. 30 тыс. злотых за страницу и 1 тысячу – за строчку.
       Как и в каждой постсоциалистической стране, вставшей на путь общественно-политической и экономической трансформации, коррупция в Польше также весьма живо отреагировала на
       
       ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО — «ПРИВАТИЗАЦИЯ»
       Приватизация стало настоящим эльдорадо для встряхнувшихся от социалистической дремы нечестных политиков и сопутствующих им мелких жуликов. Пришедшие в парламент на волне «сокрушительной» демократии комбинаторы тут же забыли о своих предвыборных обещаниях и начали судорожно обогащаться. Они прекрасно понимали, что другой такой возможности им жизнь не предоставит.
       В Польше бывали случаи, когда большие заводы и фабрики покупал человек, не имеющий ни копейки за душой. Достаточно было иметь дружка-министра. С ним шел в банк и просил кредит на финансирование сделки. Реакция банка была, как правило, положительной. Купив предприятие, вновь испеченный собственник радовался приобретению лишь пару месяцев, а затем продавал его так называемому стратегическому инвестору по цене, раз в десять превышающей первоначальную.
       Впрочем, банк не всегда был и нужен. Зачем формальности, кучи бумаг? Были и другие методы. Простые до банальности. Скажем, какой-то завод выставлялся официально на продажу за 100 миллионов злотых. И тут на сцене появлялся клиент с десятью миллионами. Плюс еще один миллион. В кармане. В нем же в момент оказывался завод.
       В польском языке в отличие от русского не нашлось аналога российскому слову «прихватизация». Впрочем, в Польше и «прихватывали» не в таких масштабах, как в России. Здесь нет таких понятий, как «новые поляки», «олигархи». По мнению знаменитого венгерского экономиста Яноша Корнаи, автора вышедшей еще в 1980 году книги «Экономика недобора», в которой экономическая система «реального» социализма была подвергнута убийственному анализу, уже в самой стратегии российской приватизации — в отличие от польской или венгерской — была заложена на несколько порядков большая коррупциогенность.
       Как считает Корнаи, именно чековая приватизация в России привела к тому, что госсобственность не продавалась, а фактически раздавалась. И оказалась в руках тех, кто ближе всех стоял при раздаче, — бывших «красных директоров», превратившихся в олигархов. В Польше же, как и в Венгрии, не было так называемой сплошной приватизации. В этих странах приватизация проводилось в паре с созданием сотен тысяч мелких и средних предприятий, т.е. здесь капитализм возрождался как бы «снизу», а не «сверху». Появившиеся на свет божий средней величины коррупционеры «не задавили» собой появившийся натуральным образом нормальный средний класс.
       Коррупция, по мнению главного редактора «Газеты Выборчей» Адама Михника, – неотъемлемый спутник экономики переходного периода. В каком-то смысле она неизбежна. Но, оставаясь побочным и достаточно неприятным продуктом эпохи перехода от псевдосоциализма к капитализму, польская коррупция не может затмить тех успехов, которых достигли за десять минувших лет бывшие обитатели «самого веселого барака» в лагере «стран народной демократии». Причем речь не только и не столько о повышении уровня жизни, а прежде всего — о переменах в сознании общества, без которых движение в сторону большего благосостояния невозможно. В Польше капитализм окончательно победил в сознании граждан. Чего не скажешь о России.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera