Сюжеты

БЕДА ВЫЗЫВАЕТ РОСТ ДОВЕРИЯ

Этот материал вышел в № 27 от 16 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

И никто, как ни странно, не пьет. Их первый день на ТНТ Даже флаг НТВ на Королева,12 за последние дни помялся. Столпились блокноты, телекамеры и диктофоны. Ждут кого-то из новых. А за «настоящими» журналистами нужно сходить. Перейти...


И никто, как ни странно, не пьет. Их первый день на ТНТ
       
       Даже флаг НТВ на Королева,12 за последние дни помялся. Столпились блокноты, телекамеры и диктофоны. Ждут кого-то из новых. А за «настоящими» журналистами нужно сходить. Перейти дорогу. Из их привычного корпуса — на Королева, 19
       
       Режиссерская ТНТ, 18-я комната
       Люди в режиссерской уставились в экраны. В комнате душно. Вбегает Норкин, извиняется, скользит вдоль стеночки, спрашивает зарядное устройство, забирает портфель, убегает.
       Идут сюжеты. Максимовская. В ладошках — ручка. Переговаривается с режиссером по техническим причинам...
       Мы им мешаем, но они терпят.
       Рюкзаки на полу, куртки, бейсболка, свитер, сумки.
       Вещи не знают, какое место прилично занимать. Но и вещи пока чувствуют себя чужими на чужом первом этаже.
       Когда Максимовская прощается в эфире с телезрителями, она путает НТВ с ТНТ, в режиссерской кричат: «ТНТ! ТНТ!» Максимовская опять: «...НТВ». В режиссерской кричат громче и во много голосов: «ТНТ!!!! ТНТ!!!!» Максимовская извиняется, поправляется и уходит из эфира.
       Выходит в коридор, за ней — хвост из нас, кто по заданию редакции и срочно в номер.
       Максимовская охотно говорит, не дожидаясь вопросов. Она в джинсах, красивая и умная. Оказывается, охрана в телецентре очень расстроилась, когда им приказали не пускать ее на восьмой этаж. Говорят, Добродеев вмешался, и ее пустили.
       В пять приехал Киселев, все бросились к Киселеву. Амбал-охранник сказал: «О! Кульминация вечера»...
       Кто-то кричит: «Проход освободите, освободите! За спину, за спину, вы же не снимаете!»
       Киселев чувствует в себе силы построить новый дом...
       Киселев идет на второй этаж, пробка перетекает в другое место. Люди пытают Норкина, Кара-Мурзу и почему-то Хангу.
       Маша Шахова (уже уволенная с НТВ) просит всех расходиться: «Господа, нам надо работать, мы первый день здесь работаем, нам неловко, не мешайте, пожалуйста»...
       Девушка лепит бумажку «Осокин» на дверь. Постепенно все проясняется, люди находят места, набираются оптимизма, и никто, как ни странно, не пьет.
       Насибов прижал подбородком стопку кассет и просит дать дорогу наемнику капитала.
       Увидел Хангу, остановился. Расцеловались...
       Кто-то читает по мобильнику новости: «Киселев назначен исполняющим обязанности гендиректора ТВ-6. Об этом заявил Бадри Патрикаци-каци-патрикацишвили... А Киселев об этом знает?»
       Кто-то — о Парфенове.
       Норкин стряхивает пепел на пол и объясняет иностранным журналистам смысл русской пословицы: «Друзья познаются в беде». Иностранные журналисты задаривают его визитками.
       Норкин: «Вы извините, я вам не могу дать визитки, мои визитки стали недействительными». И дает номер мобильника жены.
       Беда вызывает рост доверия.
       Норкин знает Позднякова — того, который остался на НТВ, — шесть лет, а всё — вот так. И почему так — не хочет обсуждать. Кара-Мурза с Добродеевым вообще почти что родственники, Добродеев крестил его дочку. «Да... друзья познаются в беде», — и бросает бычок за коробку.
       Коридоры не приспособлены для курения, коридоры не могли знать, что будет такой нервный, рваный день.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera