Сюжеты

ПЕНСИОНЕРЫ КРЕДИТУЮТ ОЛИГАРХОВ?

Этот материал вышел в № 27 от 16 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Г-н Зурабов и смешные «бабки» наших дедок В верхах общества разгорается спор о сути готовящейся реформы системы пенсионного обеспечения. Какая модель эффективнее — накопительная, страховая или комбинированная? Какая удобнее —...


Г-н Зурабов и смешные «бабки» наших дедок
       

  
       В верхах общества разгорается спор о сути готовящейся реформы системы пенсионного обеспечения. Какая модель эффективнее — накопительная, страховая или комбинированная? Какая удобнее — государственная или частная, американская или европейская? Власть наподобие Агафьи Тихоновны пытается скроить что-то удобное всем, одновременно делая вид, что у нее самой никаких меркантильных интересов в этой реформе нет: мол, «всё для человека» и т. д.
       На самом деле эти споры не имеют никакого отношения к действительной сути готовящейся пенсионной реформы и выполняют отвлекающую роль. Возглавляющий Пенсионный фонд господин Зурабов со товарищи и его союзники в профильных министерствах решают таким способом лишь свою личную проблему, причем чрезвычайно для них актуальную. Дело в том, что в наше беспокойное время век чиновника недолог, и потому он должен за несколько лет пребывания в начальственном кресле успеть создать себе на стороне отхожий промысел, куда можно будет отбыть после отставки
       
       Сегодняшний Пенсионный фонд для этого мало приспособлен. Именно это печальное для пенсионных и финансовых бюрократов положение и призвана исправить готовящаяся реформа.
       Ее главная хитрость заключается в разделении поступающих средств на те, которые будут, как и раньше, по мере поступления сразу же выплачиваться пенсионерам, и те, которые будут накапливаться на личных счетах работающих и выплачиваться после достижения ими пенсионного возраста. То есть через много-много лет. Такое разделение денежного потока как раз и позволит чиновникам много-много лет пользоваться накопительными взносами в своих личных интересах.
       Механика этого дела проста. Накопительные взносы не должны лежать без движения, иначе инфляция, которой не видно конца, превратит их в пыль. Причем задолго до того, как счастливый пенсионер раскроет рот в предвкушении получения накопленной пенсии. При этом сам Пенсионный фонд не имеет права заниматься бизнесом и таким образом использовать эти деньги с пользой для их владельцев — будущих пенсионеров. Это значит, что накапливаемые взносы должны передаваться коммерческим структурам, в которых эти средства будут работать на благо страны вообще и пенсионеров в частности.
       Поэтому накопительные взносы станут самой большой из всех возможных халяв. Гораздо более выгодной, нежели любые бюджетные деньги. Это ведь умопомрачительный по льготности кредит самое малое на тридцать лет под гарантии государства и смешные проценты. А учитывая число работающих в стране — это просто гигантская и, самое главное, постоянно увеличивающаяся куча денег.
       Мало того, благодаря особенностям нашего финансового законодательства это будут исключительно легковоруемые деньги. Так что случится истинное чудо, если за тридцать лет от этих средств что-нибудь останется. И этот вот суперльготный кредит будут делить г-н Зурабов и ограниченный круг высших финансовых чиновников, озаботившихся делом реформирования пенсионной системы.
       Кто-то может всерьез допустить, что эти люди, сплошь полпреды олигархов в министерских джунглях, хоть капельку бескорыстны? Примеров такого поведения в новейшей отечественной истории пока не зафиксировано. Это значит, что деньги или попадут в фирмы, принадлежащие самим чиновникам, или будут распределяться за сумасшедшие взятки. В чем и будет состоять смысл пенсионной реформы для ее разработчиков.
       Проблема нашей пенсионной системы заключается совсем в другом. Она была создана на основе советской простым методом массового обрезания пенсионеров. Поясню, что я имею в виду.
       В СССР была особая пенсионная система — ни накопительная, ни страховая. Государство просто недоплачивало людям часть заработанных ими денег. Они использовались на нужды развития страны, а пенсии выплачивали из доходов общества. То есть человек как бы инвестировал свои деньги в страну, а при достижении пенсионного возраста получал в виде пенсии часть ее дохода. Так что пенсия представляла собой как бы дивиденды на инвестиции работника, который, говоря современным новоязом, был пусть и принудительным, но инвестором.
       Наша демократическая во всем, кроме денег, власть выплачивать этим инвесторам часть своих доходов не захотела. Поэтому поступила просто и незатейливо — организовала пенсионное дело таким образом, что государство перестало делиться с пенсионером своим доходом. Хоть оно и получало его от экономики, созданной в том числе и на деньги пенсионеров. А пенсионеров стали содержать работающие граждане, которых обложили соответствующим налогом, лицемерно названным взносом в Пенсионный фонд.
       После того как в результате приватизации у экономических субъектов сменились собственники, пенсионеры вообще лишились хоть какой-то перспективы получить справедливую пенсию. Новые собственники не считают себя чем-нибудь им обязанными, а расплодившимся чиновникам доходов государства самим не хватает. Так что, кроме как тем, кто работает, делиться с пенсионерами оказалось некому. Что же касается готовящейся пенсионной реформы, то ее содержание свидетельствует лишь о том, что шустрые реформаторы вконец обнаглели: украв у пенсионеров настоящее, они теперь вознамерились украсть будущее у тех, кто работает.
       Источником подавляющего большинства наших нынешних проблем является беспрецедентное для развитого общества снижение уровня его справедливости. Поэтому и начинать решать проблемы нужно с ее восстановления до приемлемого состояния. Несправедливость нынешней и предлагаемой властью пенсионных систем в первую очередь связана с несправедливостью приватизации.
       Ее можно ликвидировать без так пугающего всех передела собственности.
       Просто новые собственники должны доплатить суммы, на которые была занижена стоимость собственности при приватизации. Например, предприятия нефтяной отрасли ушли за 3—5% их реальной стоимости. Так что новые владельцы должны, пусть за десять лет, выплатить разницу между приватизационной и реальной ценой нефтепромыслов. Эти средства должны в полном объеме поступать в Пенсионный фонд и расходоваться исключительно на увеличение размера пенсий. Только такой подход власти к проблеме может стать основой реальной пенсионной реформы — в отличие от предлагаемых сегодня легальных схем потрошения Пенсионного фонда управляющими им чиновниками.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera